Содержит тег: "Special Reserve Archives - Блог о португальском портвейне"
3 Авг
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн Grahams «в натуре»

      На некоем форуме я когда-то прочитал рассуждения одной тётки, долгие годы прожившей в Америке, о т.н. органических, «здоровых» продуктах. Тётка, судя по её тексту, отменная домохозяйка, любительница поколдовать на кухне и вкусно покушать, соответственно. Вот эта тётка утверждает, что покупают «органические продукты» не потому, что они так уж хороши, «а потому, что все остальные у них продукты ну настолько отвратительные, что хуже некуда…». Имеется в виду не только фаст-фуд! И ведь не поспоришь! Действительно, как шутит моя сестра – увлечённая дачница — вся еда делится на вкусную и полезную. Но с винами всё совсем не так – и я об этом когда-то начирикал большой пост о биодинамических и органических винах.

     Однако, секта фанатичных поклонников эко-питания на планете стремительно пополняется сообразно с ростом доходов людей. Если уж кто-то стал кушать только «органически» выращенные овощи и прочие продукты, то подавай ему и вино, созданное по таким же принципам. Виноделы следят за изменением спроса и, не мешкая, предлагают вина, происходящие с сертифицированных виноградников, земледельческие практики на которых не допускают пестицидов, гербицидов и даже удобрений. Что матушка природа подарит – то и хорошо. Но дорого выходит…

Портвейн Grahams Naturа Reserve для любителей вина а-ля натюрель

    Появился в 2011 году. Семья Симингтонов владеет 126 га органических виноградников, расположенных в регионе верхней Доуру в долине de Vilariça, где расположены три кинты Симингтонов: Quinta do Ataide, Quinta da Canada и Quinta de Assares. Судя по фотографии, эти виноградники расположены на равнине, а не на склонах.

кинта ataide

      Эта долина, Vilariça, имеет чуть более плодородные почвы, а не голый сланцевый щебень, как обычно – потому что долина: со склонов гор потоки воды смывают всё. И микроклимат долины отличается: зимы холоднее, а лето — посуше. Виноградники были разбиты в 70-х и в начале 80-х. Всё это даёт вино с характерным вкусом, а Симингтоны нацеливались на производство столовых вин, но и портвейн не был забыт.

    Кстати, под органическое виноделие сертифицированы далеко не все эти виноградники, но только их часть, несмотря на то, что принципы органического виноделия внедрены везде. Так бывает: сертифицирующие организации «натуралистов» (в нашем случае португальская «SATIVA») страдают паранойей в лёгкой форме и длинным перечнем портвейн Grahams Naturaжестоких требований, которые можно исполнять долгие годы… пока вожделенный сертификат не окажется в руках. А дальше – проверки каждый год. И то правда, я бы поработал там инспектором – какие чудные открываются перспективы по командировкам!

    А ещё, в долине речушки Torto, на кинте das Lages, несколько гектаров виноградников (3,7) отведены под органическое земледелие, причём, в отличие от трёх кинт, виноградники расположены повыше – до 350 метров. Долина Rio Torto, к слову, одно из самых лучших мест для порвейноводства.

    Наш органический портвейн Grahams Natura Reserve делается из традиционных и известных сортов винограда: Touriga Nacional (более 30 %), Touriga Franca, Tinta Roriz, Tinta Barroca и Tinta Amarela. Доля сорта Туриги Националь довольно велика! Портвейн получился с более свежим и мягким букетом, чем, допустим, Graham’ Six Grapes  – такая же категория Special Reserve. Какой-то уклон букета в сторону столового вина действительно есть: может быть, это вклад Touriga Nacional. Хороший, добротный портвейн скромного класса, продаётся всего за 15-20 Евро.

     Странные эти люди – поклонники здоровой пищи… Но хорошо, что хоть не трезвенники, хотя такое радикальное крыло у них наверняка есть. Мол, алкоголь – это яд и всё такое… Другие считают, что алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах, ха. Пусть себе.

      Кстати, портвейн Grahams Natura – не первый органический портвейн, попавший ко мне в блог. Помнится, я ещё писал о продукции Ньюпорта – портвейне Pisсa, также созданном по принципам органики, но это уже настоящий винтажный портвейн – по высшему разряду.

13 Апр
2014

Портвейн Дома Sandeman собирает урожай медалей

лого винной выставки во франции    В марте месяце, во Франции, состоялся очередной престижный винный конкурс, который ежегодно организуется влиятельным Союзом  энологов Франции (Union des Oenologues de France), под эгидой Международного союза энологов (UICE), Всемирной федерации международных конкурсов вин и спиртных напитков (VINOFED) и Международной организации винограда и вина (OIV). Просто жуть, как солидно! В числе судейских свыше сотни авторитетных энологов и винных экспертов со всего света. В 2014 году им пришлось продегустировать около 3000 кандидатов на награду, а их по сути два вида: золотая  и серебряная медали. Есть ещё что-то типа гран-при: Trophées Vinalies Internationales, для лучшего в своей категории напитка.

    Среди портвейнов, большинство наград отхватил (модное сейчас слово), но лучше – заслуженно завоевал, ибо соревнование, Дом портвейна Sandeman. Итак, вот что вышло:

  • Sandeman  Vau Vintage bottled in 1999  – серебро;
  • Sandeman Vau Vintage bottled in 2002 – тоже серебро;
  • Sandeman LBV bottled in 2013 – золото;
  • Sandeman Imperial reserve – золото;
  • Sandeman Founders reserve – золото.

     О винтаже Vau я уже как-то писал. 1999 год бутилирования – это урожай 1997 года: первый винтаж с Quinta do Vau, которую купили в 1988. Кстати, некоторые эксперты считали и считают, что этот портвейн лучше пить молодым – он не заряжен на красивое старение десятилетиями. Получается, не совсем правы: уже прошло порядком лет, а вино только раскрылось. Нужно посмотреть, что будет ещё лет через десять.

сандеман портвейн LBV 2009    Но гораздо более интересны другие награды. Любимый Андреем Портвейнычем за честное соотношение цена/качество портвейн категории Late Bottled Vintage (LBV) тоже взял золото. Бутилирован в 2013, а по регламентам коридор бутилирования LBV составляет 4-6 лет от года урожая. Этот портвейн – урожая 2009 года. Замечу, что 2009 год считается хорошим годом, ну не такой, как 2011, но многие производители декларировали винтаж в этом году. Лето в том году было очень жаркое, настолько, что созревание гроздей шло очень быстро. Урожай был невелик, но ягоды набрали сахаров и кое-где перезрели (на склонах пониже, южной экспозиции); всё это дало концентрированные, мощные вина с интенсивным ароматом и глубоким цветом. Винодел: Luís Sottomayor. Сортовой состав: 35% Touriga Franca, 35% Touriga Nacional, 15% Tinta Roriz, 15% Tinta Amarela. Портвейн созревал в огромных бочках подвалов Сандеман в Гайе, заботливо мониторился, периодически купажировался. Кстати, в даташите пишут, что произвели лишь небольшую (надо полагать, механическую) фильтрацию – это очень гут, нефильтрованые LBV как то вызывают больше доверия. Пить лучше при 16-18 о С, открытая недопитая бутылка может хранится 4-5 дней. Ноты имбиря и гвоздики, сухофруктов, кедра и табака. Почти непрозрачный, настолько густой цвет портвейна 2009 года. Судя по всему, золотая медаль вышла «по чину».

портвейн сандеман фаундерс резерв    А вот два других интересных портвейна, также взявших золото, относятся к категории Speсial Reserve, по сути, второклашки, если считать первоклашками рядовые руби и тони. Sandeman Founders Ruby Reserve – руби, купаж бочковых лотов среднего возраста 3-5 лет. Резерв Отцов – основателей, если так можно интерпретировать маркетинговое название. Это, конечно, и так, и не так. Отцы – основатели, с одной стороны, страшно гордятся и трясутся над запасами лучших винтажных и старых бочковых портвейнов, но вот с другой стороны,  80-90% прибыли отцам- основателям, как правило, дают дешёвые портвейны, разливаемые и продаваемые в огромных количествах. Молодой, добротный, задорный портвешок с фруктовым букетом.

    Второй портвейн – второклашка – это тони янтарного цвета со словом Imperial в названии… Замахнулись, однако. Составление финального купажа этого портвйена (как и многих других, впрочем) напоминает замысловатую схему на листе формата А1 со множеством квадратиков, стрелочек и прочего (по примеру схем по отмыванию денег через оффшоры). То есть, на протяжении нескольких лет во время взросления вина, множество лотов возраста от 4 до 12 лет затейливо и в разных пропорциях смешивались, а потом снова старели, а потом в свою очередь смешивались… Вино с ароматами сухофруктов и ванили. А вот Андрею Портвейнычу не везло с тони моложе десятилетки. Все как-то не очень попадались. Надо Sandeman пробовать.

   Кроме Sandeman, на этой престижной выставке медаль получил винтаж Offley Vintage Boa Vista  (золото), Ferreira LBV, бутилирован в 2013 (серебро), и ещё золотую медаль получил винтажный портвейн Terras do Grifo. О нём – в следующий раз.

9 Мар
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Смотр резервистов: пятёрка портвейнов от «Croft»

     В ассортименте авторитетного производителя портвейна, «Croft», есть аж целых пять портвейнов категории Reserve:

Distinction special reserve port, выдержка в бочках 4-5 лет;

Purple Velvet finest reserve port, выдержка в бочках до 3 лет;

Extravagance finest reserve port, выдержка в бочках 4-5 лет;

Indulgence finest reserve port, выдержка в бочках около 3 лет;

Platinum reserve port, выдержка в бочках до 3 лет.

портвейн croft Платинум   Ну вот, имеем сразу три типа: special reserve, finest reserve, и просто reserve. Всё таки, в чём разница между ними? Ответ: особо разницы нет. Не то что бы все были одинаковы на вкус, но очень близки, это точно. Обратимся к первоисточнику, к регламенту Института вин и портвейна от 2002 года. Регламент Института расплывчато обозначает границы этой категории, мол, купаж хороших вин разного возраста с комплексным ароматом и вкусом и специфическими органолептическими характеристиками. Если вино густо-красного или красного цвета, то оно может быть названо reserve ruby.

   Очень важный момент — срок выдержки в бочке не является определяющим или важным для категории reserve. Решающим критерием является качество, а это остаётся целиком на совести винодела. Иными словами, для портвейна этой категории отбирают виноград лучший, чем для руби, и лоты вина лучшие, чем для купажа руби, самого рядового портвешка. Это в теории.

   Второй момент: по этой же причине средняя выдержка вина может быть короткой: от 2.5-5 лет, тогда получим красный портвейн категории reserve, и до 5-7 лет даже, в этом случае получим тони резерв.

    Третий момент: Институт даёт только одну категорию: Reserve (на португальском языке Reserva). Все остальные прилагательные: finest и special – это креатив маркетологов портвейноделов. На практике это вина чуть лучшего качества (попробуй определи это «чуть») и чуть большей выдержки, чем просто reserve.

   Хотя категория портвейнов Reserve официально была признана лишь в начале 21 века, такой портвейн делался давно. Достаточно вспомнить Сockburn’s Special Reserve, первый портвейн подобного рода, или Fonseca Bin 27, или Graham’s Six Grapes. Обращаю ваше внимание, господа! Эти портвейны – пример того, портвейн croft distinctionкакое качество можно получить за смешные деньги! Так что не нужно относится к категории reserve пренебрежительно! Но, откровенно говоря, Андрею Портвейнычу попадались вина противные на вкус, и это были reserve тони, но может у меня вкус такой… Эти тони могут до 7 лет в бочке выдерживаться.

  «Снизу» портвейны категории reserve подпирают рядовые портвейны руби, если вообразить некую лестницу качества. Не самое удачное сравнение! Многие лучшие рядовые руби именитых производителей (иногда их называют Fine Ruby) на голову выше официальных «резервных» портвейнов других портвейноделов. Лично убеждался не раз.

    Что касается Croft, то авторитет Дома так высок, что качество в любой категории портвейна остаётся на высоте. Это относится и к пятёрке «резервистов». Все – красные, ароматные, фруктовые, молодые, повседневные, дешёвые. «Distinction» — самый лучший из пяти, а «Platinum» — ординарный простецкий. Зачем было называть Платиновым, непонятно в этом случае. У нас если что «платиновое», то уж подразумевается самое лучшее. Повеселило, что другой портвейн назвали «Индульгенцией». Может имели в виду дословный перевод с английского «поблажка, потакание своим слабостям» — но тогда ещё прикольней выходит. Хорошая отмазка для страждущего выпить чувака: тут и себя, несчастного, ублажил и кары за грех сей избавился. Кстати, практика выдачи индульгенций была и в православии, но распространения не получила.

 

12 Сен
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн с артиклем

as459porto2Нет, не зря виноделы Graham’s  употребили определённый артикль в названии этого портвейна «The Tawny», тем самым подчёркивая законченность и уникальность этого вина, пусть и младшего в линейке тони. Производство его обычно: поступивший по весне в подвалы Грэмс юный портвейн попадает в гигантские balseiros – деревянные бочки / чаны ёмкостью в десятки тысяч литров, а после вердикта команды виноделов, определяющих его дальнейшую судьбу, вино со временем переливается в 550-литровые пипы – деревянные бочки небольшого размера, если портвейну определено стать тони. Там портвейн выдерживается годы и десятилетия, меняя цвет с густо-гранатового до золотистого — янтарного.

Филологическое отступление, раз уж я начал с артикля. Давно хотел об этом написать, хоть Андрей Портвейныч не филолог и не лингвист. Просто интересуюсь.  Итак, согласно словарю Мюллера TAWNY переводится как «рыжевато – коричневый; тёмно – жёлтый». Откопал дома пару старых словарей, один из них ещё дореволюционный: «цвет дубленой кожи» и «краснобурый». Я встречал множество самых разных переводов или трактовок: «золотистый», «смуглый», даже «рыжий», и просто «коричневый»…  «Золотистый» звучит красиво, но золотистым часто называют пиво, иногда виски, ну а желтый применяют к жидкости совсем иного происхождения… Гм, пардон. Слово «смуглый» очень неплохое, однако для русскоязычных оно скорее ассоциируется с цветом кожи, а применительно к напитку как-то не очень подходит. Цветовая гамма  тони довольно широка: от неяркого красного у молодых вин через оранжево-медово-янтарный до бледно-золотистого, топазового у старых, так что универсального слова и не подберёшь. В своей писанине буду использовать кальку с английского – «тони». Пусть будет  так, не нашим, не вашим.

«The Tawny» — это купаж бочковых лотов возраста 7-9 лет, отобранных с пристрастием. Относится к категории портвейнов Reserve Tawny, определённой Институтом портвейна в 2002 году для купажей бочковых вин разных лет, бутилируемых на 7 – 9 году выдержки. Андрей Портвейныч имеет мнение (и опыт, пусть небольшой), что обычные молодые тони (3-4 года) … как бы это повежливей выразиться… являются винами «на каждый день», а вот настоящее качество тони, его характерные органолептические свойства и особый стиль начинаются с семилеток и категории «Reserve» соответственно. Букет: апельсиновая кожура и ноты жимолости, ваниль, миндаль и пряности. У 20-летнего, например, тони орехово — миндальная составляющая усилится, а вот цитрусовая почти пропадёт. Вкус  богатый, наравне с орехами  присутствуют курага, изюм и пряности. В меру сладкий портвейн (Боме 3,3). Перед употреблением рекомендуется охладить градусов до 16. Парой послужат трубочки с кремом или миндальным пирогом или другой выпечкой. Сладкоежкам вообще тони нравятся. Открытая и отпитая бутылка простоит укупоренная несколько недель и более без ухудшения качеств вина. За дизайн бутылки – пятёрка. Вывод: просто хороший, классический тони по умеренной цене от производителя, который привык добиваться совершенства во всём.  Молодцы, Syms!

2 Июн
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Рядовые портвейны «Kopke»

as382portoНесмотря на то, что Дом “Kopke” является одним из самых старых и почтенных, его маркетинговую политику язык не поворачивается назвать консервативной. Вынужденные бороться за место под солнцем, маркетологи Дома постоянно радуют нас, потребителей, разными придумками и новинками – это касается и формы, и содержимого и названий вин. Попробую охватить низший сегмент ассортимента – рядовые руби, тони, белые и розовый портвейны, плюс категорию «Special Reserve». Ещё одной особенностью маркетинговой политики Дома являются спецвыпуски обычных портвейнов для разных рынков: много их, разных, но содержимое среди аналогичных по стилю портвейнов скорее всего не отличается ничем.

Просто FINE: руби и тони

as383portoМолодой тони обладает ванильно-фруктовым ароматом, с нотами сухофруктов и орешков.  Мягкий и сбалансированый портвейн, выдержаный в бочках.  «Fine Ruby» —   сливово – вишнёвый, свежее, приятное вино. Множество версий упаковок в бутылки различной формы. Есть вариант “Crown Royal” для голландцев, где позиции Дома очень сильны, есть вытянутые бутылки, бывает упаковка сразу в деревянные ящички ну и прочее. Стоят это вина в районе десятки евро, может чуть больше.

 Сыграем в картишки под портвешок?

as385portoЯкобы «Bridge Special Ruby port»  был придуман в «Копке» для дам, любящих перекинуться в карты на верандах кинт долины Доуро…  Такова легенда, а может быть этот вид послеобеденного (или вечернего) отдыха действительно имел место быть, и кому-то в “Копке” идея понравилась. Цвет вина средне-тёмный, во вкусе чернослив, чёрная вишня, изюм, ваниль. Хорошо сбалансированый, элегантный, питкий и лёгкий  руби, хорош с сыром, фруктами и мороженым.

 Рождественский портвейн

as387portoВ Великобритании издавна укоренился славный обычай откупоривать бутылку портвейна на Рождество, и как идея это Андрею Портвейнычу очень нравиться метафизически: Рождество – тёплый по ощущению, домашний и семейный праздник, а портвейн рождает  (при разумном потреблении, разумеется) теплоту и в теле и в душе и в мыслях, а не газообразование в желудке, как советское шампанское и не отупляет, как водка.  Кстати, с берегов туманного Альбиона этот обычай довольно широко распространился на сопредельные страны Европы. Понятно, каждая семья покупает спиртное на праздничный стол сообразно своему достатку: у кого-то  винтаж 1977 года красуется, а «трудящимся массам», так сказать, нужно что-нибудь попроще. Или «отдариться» — тоже хороший выход: выпускаются маленькие бутылки – «мерзавчики». Вот и стали многие Дома выпускать «спецпортвейн» на Рождество, и Копке – не исключение.  Внутри бутылки скорее всего обычный добротный руби: мне не удалось найти сведений, что «рождественская версия» отличается чем-то особенным. Подробнее…

21 Мар
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Buy It Now? Да!!! Лучше сразу 27 бутылок!

as330portoРечь пойдёт о популярном портюше «Fonseca BIN № 27». Между прочим, имеется даже сайтик, посвящённый именно этому вину от Дома Фонсека: Не слишком информативный, но всё что нужно, там есть, даже несколько кулинарных рецептов – всякие десертики, идеально подходящие к сему напитку. Итак, этот портвейн появился на рынке в 1972 году стараниями тогдашнего винного мастера и владельца Дома Fonseca Guimaraens Брюса Гимарайеша (ныне его сын Дэвид (на фото) занимается купажированием этого вина). Что же это за напиток такой номерной? Сразу вспоминается «Хлебное вино №**». Поговаривают, что этот портвейн семья Гимарайеш делала как минимум столетие «для внутреннего употребления» — т.е. для себя любимых, как аналог бабушкиного пирога, рецепт которого передаётся из поколение в поколение и пирог этот торжественно выносят на семейных обедах по случаю и без. Так это или нет, сказать трудно – может быть это as331portoмаркетинговая легенда. У семьи владельцев на протяжении более чем полутора столетий под рукой всегда были самые выдающиеся портвейны в мире, а вот примечательно, что в качестве «семейного» прижился обычный руби, правда превосходного качества. Скромные люди. На самом деле bin — это такая секция вдоль стены в погребе, где складируются бутылки. Дословный перевод — закрома, ларь. После выхода на рынок в 1972 году «BIN № 27» уже какое десятилетие подряд пользуется оглушительным успехом, а это кое-что говорит о его вкусовых достоинствах. На этикетке пишут: «Finest Reserve» — по сути элитный руби, не более чем. Это вино прочно занял нишу «ресторанного» портвейна, имея оптимальное соотношение цена – качество. Ещё один плюс для рестораторов – не требует декантирования, ибо не содержит осадка.

 От виноградника до бутылки

Собранный по осени на собственных кинтах  в регионе Cima Corgo виноград помещается в стальные ёмкости с  автоматизированым поршневым устройством – «Рort-Тoe», которое имитирует традиционный процесс топтания ногами винограда в лагарах. 11 лет понадобилось, чтобы довести эту хреновину до ума. Дело в том, что именно традиционный способ (подошва ноги – всё-таки штука деликатная, не чета каким-то тёркам, лопастям для перемешивания или давилкам с электроприводом) позволяет почти полностью и постепенно высвободить из ягод винограда и кожицы сок и все ценные вещества, но при этом не раздавливая косточки, экстракция из которых портвейну вовсе не к чему.  В «Рort-Тoe» идёт не только механическое мягкое топтание, но и перемешивание сусла в таком режиме, чтобы кислород попадал и распределялся в нужном количестве, а в ёмкости отсутствовали «мёртвые зоны». Как долго идёт этот процесс – решает винный мастер. Ферментация останавливается, когда половина сахара переходит в алкоголь, добавлением чистейшего и нейтрального во вкусовом отношении агуарденте. Дэвид Гимарайеш обнаружил, что качество последнего (в Португальском варианте в наше время – либо отличное либо люксовое) влияет на сам процесс крепления (фортификацию) портвейна. Спирт должен подружиться, или как даже говорят «пожениться» на вине, и хотя это материи тонкие и полумистические, но действительно оказывают влияние на то, что попадает в бутылку, а поэтому к качеству спирта  Дэвид относиться с особым вниманием. Подробнее…

14 Фев
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн Вавилонской башни

as296portoЗаглянем в далёкое прошлое, времена библейские. По преданию, у Хама был внучок по имени Нимрод, властитель жестокий и коварный: «Нимрод — человек отважный и отличающийся огромной физической силой«, — писал Иосиф Флавий.  Вот как было дело: Хам стянул у своего отца Ноя драгоценные небесные одеяния (которые Ной тщательно прятал в ковчеге во время Потопа), а потом по завещанию они попали к Нимроду. Как только Нимрод, облачённый в эти одеяния, натягивал лук (а делал он это по поводу и без повода – вообще с луком не расставался), то звери падали перед ним на колени, Нимрод легко их кончал ножичком, а потом втирал окружающим, что мол, вот моя сила и храбрость. Дальше – больше… Царствовал Нимрод в Месопотамии, умело воевал, умело охотился и со временем совсем голову потерял – объявил свою власть божественной и приказал подданным падать перед ним ниц. Многие исследователи утверждают, что Нимрод был сas297portoоздателем первого в истории человечества тоталитарного государства. Побаиваясь повторения потопа и не зная меры своей крутизне, Нимрод инициировал строительство Вавилонской башни. Закончилось всё скверно…. Но вот что интересно – последующие четыре (или пять) тысяч лет на Земле любой мудак, который получал неограниченную власть, начинал строить свою «Вавилонскую башню» — и сколь жалки  были потуги этих мудаков: по преданию, чтобы достичь вершины той самой первой Вавилонской башни медленным шагом, требовался год… Короче,  чем дальше, тем  всё мельче, но кровавей…

 Warres Nimrod 

as298portoСовсем непонятно Андрею Портвейнычу, какие ассоциации подвигли людей из «Warre’s» назвать портвейн именем этого библейского персонажа…  Где-то читал, что этот портюша был ориентирован на американский рынок, а там любят “звонкие” имена  (хотя трудно заподозрить среднего американца в желании  узнать, что (кто) такое NIMROD).   И на этикетке – импортёр из солнечной Калифорнии указан. Итак, мы имеем дело с  добротным тони, по моим сведениям, выпущеном где-то в нулевых. as299portoОбнаружены две версии названия: Finest rare tawny и Finest tawny reserve – обе хорошо действуют на американскую психику в плане побуждения к немедленной покупке, но к терминологии, строго описывающей портвейн, отношение имеет только второе без слова Finest, и если это так, то срок бочковой выдержки у этого вина был 7-9 лет.  Бог знает, почему так получилось… Маркетологи не дадут соврать – на рынок часто выпускают некие «пилотные» проекты – и следят внимательно… В портвейновом бизнесе это часто встречается.  Исходя из  аксиомы, что у Warre’s нет плохих портвейнов, этот тони – не исключение. Просят за него около тридцатки зелёных, а то и более. Букет и вкус  классического тони – поджаренные орехи, изюм, ириски. Мягкий, ароматный и питкий портвейн, хорош на десерт. Я перерыл кучу сайтов и блогов (в т.ч. новостных), но случаев тяжёлых трансформаций психики среди явных потребителей НИМРОДа не обнаружил… Однако не в моих силах заглянуть (в надежде обнаружить ящик-другой) под кровати некоторых скрытых потребителей, господ, чьи лица мы видим в начале программ новостей: кто знает, не злоупотребляют ли они под одеялом этим напитком? Иначе почему идея постройки персональной Вавилонской башни в отдельно взятой стране так будоражит умы многих деятелей даже в XXI веке?

20 Янв
2013
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Дом «Croft»: винтажный портвейн как искусство

as270portoВсегда происходят споры, кто был первый – и портвейн в широком смысле не исключение. Эти парни на сайте пишут, что ещё в 1588 году была зарегистрирована коммерческая активность предтечи Дома Крофт – компании «Phayre & Bradley» как поставщика портвейна, и вообще это был первый подтверждённый случай транспортировки портвейна, хотя официально компания была зарегистрирована в 1678 году. Конечно, тот напиток не был портвейном в нынешнем понимании – просто местное красное вино, насыщенное, сладкое  и ароматное, не креплёное. С 1736 году фирма стала именоваться как «Tilden, Thompson and Croft»: к компании присоединился представитель старого и уважаемого семейства виноторговцев Йоркшира Томас Крофт, женившийся на Франсис Томпсон (семья Томпсон также из Йорка и уже давно занимались виноторговлей). После нескольких изменений в составе учредителей и названий с 1769 года компания стала называться «Croft & Co». В 1788 году было напечатано одно из первых изданий, посвящённых торговле портвейном; автору памфлета «At treatise on the Wines of Portugal» Джону Крофту, виноторговцу и шерифу Йорка,  в тот год исполнилось 56 лет, и кроме портвейна этот неординарный человек слыл археологом-любителем и знатоком Шекспира. Умер Джон в 1820 as271portoгоду. Другой Джон Крофт (на портрете), то ли сын, то ли племянник старого Джона, отличился в войне на полуострове, получил титул баронета и взял в жёны мисс Amelia Warre – девушку из знаменитой династии портвейноделов и сестру своего старого друга, бравого капитана Вильяма.  В 19 веке, после Наполеоновских войн, семья окончательно вернулась на родину в Йорк и в дальнейшей судьбе Дома серьёзного участия не принимала. Патрнёрами Крофта в Порто издавна была семья Wright, которая вела все дела Дома в Португалии. Сохранилась забавная история про одного из Райтов, главы семьи в то время. В 1868 году в долине Доуро выдалось необыкновенно жаркое и засушливое лето, и этот Райт совершил инспекционную поездку на виноградники. Вернувшись в Порто и удручённый увиденным, он заявил коллегам по цеху «всё пропало!», что Croft не будет декларировать винтаж в этом году. Не знал он, что сразу после его уезда пошли долгожданные дожди, лоза напилась водой, ягоды пришли в норму и урожай был великолепным. Мобилок то не было… Все поставщики в итоге декларировали винтаж – кроме дома Крофт, ибо слово джентльмена в те времена кое-что значило, а J.R. Wright был джентльмен. Вот так вот бизнес вёлся. Что-то считалось поважнее прибыли: есть ли подобные случаи сейчас? Вряд-ли, разве что самодурства ради. В 1827 году дом Крофт вошёл в четвёрку крупнейших поставщиков портвейна а сто лет спустя стал первым, но ненадолго. Крофт ещё в 19 веке начал систематическую экспансию на рынки стран Бенилюкса, Францию и Америку. Один из последних владельцев Дома – Перси Крофт, (ум. в  1935 году), говаривал так: «Время, проведённое не за питием портвейна, считается потеряным». Хм, мне кажется это уже перебор… Видать, шибко увлекался Перси этим делом. В 1911-18 году Дом Крофт перешёл под контроль семьи Gilbeys, а ныне им владеют «Fladgate Partnership» (Адриан Бридж) и миноритарные акционеры: Хьюиш Бауэр из старинной английской семьи виноторговцев Yeatman, а также винодел Дэвид Гимараеш – наследник Дома “Fonseca Guimarães”. В Гайе располагаются огромные подвалы Крофт и «Visitor’s center». Подробнее…

11 Июл
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    2 комментария

Cockburn’s Special Reserve: портвейн-хит

   Весёлое и интересное было время — 60-е годы ХХ века! Биттлз и полёты на Луну, хиппи и огромные американские машины, реактивные самолёты и прочие миниюбки. Прогресс торжествовал – это сейчас многие понимают, что на нём свет клином не сошёлся и счастья он всем не принесёт. Экономика росла, менялись вкусы потребителей, толстели их кошельки. А на портвейновом фронте царил застой… Дело в том, что сектор «по умолчанию дорогих» винтажных портвейнов занимал всего несколько процентов рынка, потребителями были высшие классы общества, люди обеспеченные и привыкшие к такому уровню потребления. С другой стороны, подавляющую часть рынка занимали рядовые руби. PROSTO RUBY. Красное креплёное португальское вино. Да, были конечно традиционные бочковые портвейны – датированные тони, колейты и т.д, но это в те времена было «на любителя», а любители были в основном в Португалии, Бразилии, немного в США, немного во Франции (это потом популярность тони росла по всему миру). Нужно было предложить рынку нечто более лучшее и престижное, чем просто руби. К слову, портвейн категории LBV – Late Bottled Vintage – в начале 60-х только-только делал первые шаги, его доля была ничтожно малой.   Дом Кокбёрнс в те времена владел изрядной долей на рынке Великобритании — основного потребителя красных портвейнов. Ребята из Кокбёрнс всегда отличались умом и сообразительностью, авторы много каких инноваций в мире портвейна. Не оплошали они и на этот раз. Идея была проста: а что если взять для купажа лучшие, отборные руби, подержать их в огромном вате – бочке в десятки тысяч литров чуть подольше чем обычно —  не три, а четыре и даже пять лет. Так, в 1969 году, родился Special Reserve. Это купажированый портвейн, в купаже используются вина разных лет и с разных виноградников, причём требования к качеству не столь высоки, как для LBV. Тем не менее портвейн обладает собственным стилем, который поддерживается виноделами и сейчас и даже более того: виноделы семьи Симингтонов, которым с недавнего времени принадлежит контроль над Cockburn’s, привнесли в вино лучшую структуру и более глубокие фруктовые ноты. Ну и провели ре-дизайн бутылки (фотография ниже).  Подробнее…