Содержит тег: "Sogrape Vinhos Archives - Блог о португальском портвейне"
23 Авг
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн «Offley Forrester»: история союза

Printas455portoОднажды в магазине мне попались на глаза бутылки с необычным дизайном этикеток – огромная буква на ней обозначала тип портвейна R –руби, Т-тони и W – белый, плюс соответствующая раскраска этикеток. Я порадовался за дизайнеров: ведь правда, здорово! Во первых, хорошо различать, во-вторых легко искать среди множества рядовых портвейнов. Надо сказать, дизайн портвейновых этикеток нынче консервативен и сдержан, хотя так было не всегда. Полезно такое дизайнерское решение и для слабовидящих людей. А что внутри? Добротный рядовой портвейн Дома Оффли, но, конечно, рядовыми портвейнами ассортимент Дома не исчерпывается…     

История: долгая и извилистая

Официально история началась в 1737, когда англичанин Вильям Оффли зарегистрировал в Опорто компанию «Etty, Offley & Co».  Есть непотверждённые сведения, что до официальной регистрации компания уже действовала пару десятилетий. Вильям – седьмое поколение семьи Оффли, которая известна с 1517 года, а при Тюдорах и Стюартах её представители занимали в Британии видные посты – шерифов, лорд-мэров: не последние люди, обладавшие как влиянием, так и средствами для занятий коммерцией, и к тому же неким образом связаные  с торговцами портвейном —  семьёй Taylor. В последующие десятилетия компания пережила чехарду акционеров и партнёров, но бренд уцелел. В 1803 году у «Оффли» появился новый участник – шотландец из Перта Джеймс Форрестер, после чего компания стала носить название «Offley Forrester». В 1831 году к бизнесу присоединился его племянник и впоследствии барон Джозеф Джеймс Форрестер – учёный, агроном, художник, фотограф,  путешественник, журналист и картограф – человек, чьи заслуги перед виноделием в регионе огромны – о нём Андрей Портвейныч написал отдельную статью.  После трагической гибели барона в 1861 его сын занимался делами до 1924 года. В 1962  Дом Sandeman» покупает «Оффли-Форрестер», а к 1997 году контроль над компанией переходит к as447portoпортугальскому винодельческому и виноторговому гиганту «SOGRAPE Vinhos S.A.».  В июле 2013 года в «Согрэйп» решили продать замечательную, первоклассную кинту Quinta da Boavista, которая принадлежала Дому с 1820, правда с перерывом на несколько десятилетий в ХХ веке (контроль над кинтой вернулся к Оффли в 1979-80). Сейчас кинта продана новому игроку на винном рынке — компании «Smith Lima», созданной бразильцем Марчело Лима и британцем Тони Смитом. Иногда трудно понять, чем руководствуются винодельческие и виноторговые гиганты (кроме прибыли, разумеется), так и в этом случае смысл этой сделки неясен. Бренд «Оффли» остался у «Согрейп», равно как и подвалы в Гайе c нешуточным числом бочек. Кинта также никуда от производства портвейна не денется, просто прерывается цепь времён: подумать только, разбивкой виноградников и подборкой сортов специально для производства винтажей, обустройством террас на кинте занимался лично Барон Форрестер, там дом, где он жил… Грустно. Расположена кинта в регионе Верхнего Корго, на берегу Доуру, виноградники класса «А», разумеется. Виноград на кинте собирается вручную, а вот последующая его обработка происходит на современном автоматизированном оборудовании, винификация происходит в стальных ёмкостях при контролируемых условиях. Весной вина доставляются в подвалы Оффли в Вила Нова Ди Гайа, где дозревают в бочках и купажируются. Винный мастер Дома – Luís Sottomayor, под его крылом портвейны не только «Оффли».

Портвейны и подвалы

as448portoСразу же определимся с винтажами. Производились они аж под четырьмя названиями. «Boa Vista Vintages»  — по названию кинты и под зонтичным брендом «Оффли» – начиная с 1870 года и до последнего (2011 – очень многобещающее вино) — львиная доля винтажей. Винтаж «Rainha Santa»  под брендом «Форрестер и Ко» декларировался в 1983, 1985, 1987, 1994 и 1995. Собственно под именем Offley, без упоминания Boa Vista есть только винтаж 1987 года, причём самое забавное, что одновременно произведён винтаж Boa Vista — в этом же году – курьёзный случай в истории производства портвейна. А ещё есть винтаж  Morgado Vintage» — также единственный год (встречал 80-83 балла за этот портвейн – немного). Что это было, забавы маркетологов? Не знаю. Ведь всё с одного хозяйства. Ричард Мэйсон считает, что винтажи “Boa Vista” по сути не относятся к категории single quinta – это скорее бренд, название. Ой. всё запутано: без стаканчика портюши не разобраться! Винтажи – крепкий середняк, не стоит подробно останавливаться на описании по годам. Хотите аромат фиалок и изюма, имбиря и экзотической древесины as449porto– покупайте и наслаждайтесь. Кроме винтажей, у «Оффли» большой ассортимент портвейнов, и я думаю, винтажи составляют как раз очень маленькую его часть. «Sogrape» (владельцы) позиционируют портвейны «Оффли» как доступную по цене и широко распространённую  продукцию, т.е. массовую, однако хорошего качества. Тем не менее есть превосходного качества датированные тони (10, 20, 30 лет) и прекрасный LBV 2008 – кстати, вино производится без стабилизации, даёт осадок с возрастом. Reserva, обычные тони, красные, белые и розовый портвейны составляют основу ассортимента. Подвалы «Оффли – Форрестер» открыты для посещения с марта по октябрь, проводятся экскурсии и дегустации.

4 Ноя
2012
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Большие хозяева: Sogrape Vinhos S.A.

В 1942 году Fernando van Zeller Guedes вместе с партнёрами основали компанию «Sociedade Comercial dos Grandes Vinhos de Mesa de Portugal» (в настоящее время –«SOGRAPE Vinhos S.A.»  и вышли на рынок с уже легендарным португальским столовым вином  – «MATEUS ROSÉ». Потребителям пришлось по душе не только качество напитка, но и необычная, запоминающаяся форма бутылки – как фляжка солдат Первой мировой – ведь время создания вина тоже было отнюдь не мирное.  Успех продукта был оглушителен,  компания росла и вышла к концу 40-х на рынки Испании, Аргентины и Бразилии, а потом и в Африканские колонии – Анголу и Мозамбик, далее – везде.  Вкладывались нехилые деньги в рекламу – задействованы были такие персоны, как Джимми Хендрикс и Элтон Джон – компания делала успехи на рынке Великобритании и США. Расширялось портфолио столовых вин компании, инвестировались средства в винодельческие регионы Португалии. В 1950 сын основателя Фернандо Гедес в возрасте 22 лет принял участие в бизнесе.  В 1960–х росли производственные площади и возможности компании, винохранилища, а в 70-х компания диверсифицировала свой бизнес, занявшись стекольным и банковским делом.  1980-е годы для компании Sogrape были ключевые в развитии: были совершены масштабные перемены в акционерном капитале, осуществлена модернизация производства. Была поставлена цель поиска новых рынков сбыта – до того малоизвестные португальские вина стремились занять подобающее место. Масштабно стали приобретаться виноградники и хозяйства – практически во всех регионах Португалии (Dão, Vinho Verde, Bairrada, и Alentejo). Компания уделяла большое внимание исследовательским работам в области виноградарства, расширению и строительству виноделен.  В 1990–е владения были пополнены виноградниками в Аргентине.  В нулевых годах компания продолжила свою экспансию, в основном на рынки Северной Америки. Новое поколение — Salvador da Cunha Guedes с братьями Мануэлем Педро и Фернандо подключилось к семейному бизнесу.

Портвейн

И вот, в 1987 году «Sogrape» обратила свой взор на регион Доуру и поглотила престижный Дом портвейна  «A. A. Ferreira SA» , владевший брендами «FERREIRA»  -по производству портвейна, и  «CASA FERREIRINHA» – для столовых вин Доуру.  Вместе с Феррейрой – как пишут «квинэссенцией истинно португальского портвейноводства», в собственность «Sogrape» перешли кинты самой высшей пробы: Quinta do Seixo, Quinta do Caêdo, Quinta da Leda и ряд менее знаменитых виноградников. Лиха беда начало… В 1990-х   был сделан второй шаг – приобретение Дома «Offley Forrester & Ca., S.A.» (бренд «OFFLEY»), подписано соглашение с группой Баккарди о дистрибьюции портвейнов. Вместе с Оффли — Форрестером новым хозяевам перешло статусное хозяйство Долины Доуру —   Quinta da Boavista. В 2002 году ещё один крупный портвейновый бриллиант упал в копилку Sogrape – «SANDEMAN» (это, кстати, не только портвейн, но и херес и бренди). Было подписано соглашение с Перно Рикар о дистрибьюции бренда в глобальном масштабе.

Когда и каким образом бренд «Robertson’s» достался компании – мне неизвестно, но вероятней всего вместе с “Sandeman», который  владел им ранее. К настоящему времени  SOGRAPE превратилась в крупнейшую на Иберийском полуострове виноторговую группу.  Подвалы вмещают свыше 100 млн. литров вина, мощности позволяют разливать 52000 бутылок в час. В собственности – 9 винодельческих владений в Португалии, виноградники  в регионе Мендоза (Аргентина), Новой Зеландии и Чили.

3 Сен
2012
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Португальский портвейн Sandeman. История Дома, Дона и брендинга.

В Великобритании на протяжении многих веков существовали суровые правила наследования – старший сын получал поместье и титул (или дом и пару коров, или того менее), а все младшие – шиш с маслом. Майорат, однако. С одной стороны, это позволяло не дробить собственность, а с другой – порождало целую армию недовольных судьбой и очень амбициозных молодых людей, которые всеми силами стремились восстановить справедливость и сделать карьеру в армии, бизнесе, чаще в колониях, добиться положения и богатства. Наверное, энергии этих сотен тысяч молодых людей Британская империя и обязана тем, чем она стала при королеве Виктории – на пике своего могущества.  Наш случай, похоже, именно тот. Итак, в 1790 году Джордж Сандеман (такое уж произношение укоренилось в рунете; буду придерживаться, а вообще – Сэндеман или Сэндемэн. Кстати, вниманию толкиенистов: там есть почти одноименный  персонажик) отдолжил у папаши 300 фунтов и начал приторговывать винишком в Лондонском Сити. Если точнее – в кофейне Tom’s Coffee House на ул.  Birchin Lane, Cornhill. Кофейни в те времена были местом, где разнокалиберные дельцы Сити перетирали свои дела за чашкой колониального напитка, заключали огромные контракты, создавали компании – жизнь кипела (страховой гигант Lloyd’s начинал как маленькая кофейня).  Ясное дело, иной раз нужно было вспрыснуть удачную сделку. Юный Джордж оказался в нужное время в нужном месте и вскоре решил заняться хересом и портвейном,  что сулило большие барыши. Первое время с ним на паях был его брат Дэвид, но в 1798 году он отошёл от дел и создал Коммерческий Банк Шотландии.  В 1796 году Джордж начинает представлять интересы виноторговца James Duff из испанского Кадиса (по хересу), а в 1805 году Сандеман переезжает из кофейни в собственный офис по адресу: 20 St. Swithin’s Lane, а также начинает сотрудничать с W. Lacosta & Lagarde – впоследствии крупными поставщиками хереса. Бизнес пошёл так хорошо, что Сандеман начинает с 1809 года возить херес под своей торговой маркой. Во время войн на полуострове он часто бывает в Португалии, имея много знакомых среди офицеров Британского корпуса. В 1811 году в Гайе были куплены подвалы для портвейна, торговля портвейном успешно растёт. Сандеман стал первым, кто стал маркировать свои бочки, ставя на них клеймо GSC (George Sandeman & Co.). Клеймо подчёркивало не только происхождение вина, но неким образом гарантировало его качество, а в 1877 году торговая марка «Sandeman» была официально зарегистрирована, став одной из первых в мире.    Подробнее…