Содержит тег: "Kopke Archives - Блог о португальском портвейне"
22 Сен
2014

Колейта Kopke 1940 года – назад в будущее

    Не раз уже писал о Доме портвейна Копке – старейшем (с 1638) производителе портвейна – не могу пройти мимо: колейта и старые тони – одна из «фишек» Копке, здесь их репутация достигла заоблачных высот. Но вот 1940 год… наводит на размышления.

    Лет десять назад цифры 1939 и 1940 совсем мало упоминались в сети и в прочих масс-медиа, разве что на форумах любителей истории, военных дел или конспирологов. Отшумели интернет-войны о пакте Молотова – Риббентропа, о Катыни, о бесславной советско-финской войне… Сегодня же, куда не заглянешь, видишь какие-то параллели, наталкиваешься какие-то аналогии с теми временами. Цитируют Оруэлла, хотя в текущем политическом моменте я бы лучше цитировал Кафку или Даниила Хармса. На многие острые вопросы, которые ставят перед нами телеведущие с горящими глазами, хочется ответить: «потому что гладиолус. Идите нахер. Пойду собак покормлю». И не тычьте в мою сторону своим перстом: «Ты записался в …?» Нет, не записался. Сказано же – собак я кормлю. Идите, идите, куда послано.

    Ну а если… Запахло большой войной? Собаки-то не помогут, если что. Хотя… Но откуда эти противные милитари-ароматы, ф-у-у? Из чего складываются эти флюиды? Неужели из страшилок, которые тиражируют высоколобые дяди в дорогих костюмах? А может потому, что этой осенью урожай грибов офигенный – значит не к добру, быть войне, или дело всё в «коллективном» шестом чувстве, а если это психоз?

    Политики и политологи, влиятельные персоны и историки указывают на факты, иначе их бы никто не слушал. Со многими фактами, не сходящими с новостных лент, и не поспоришь – их омерзительность не оставляет сомнения в их подлинности, какая бы сторона не трактовала их в свою пользу. Никому веры нет. Кое-что не укладывается ни в какие рамки – даже ложь, которую прежде распознавал весело. Вот раньше было два полярных понятия – правда и ложь, а сейчас появилось третье, и это явно не полуправда. Треугольник образовался, равнобедренный и равноправный. Появилось нечто третье, способное заменить как первое, так и второе. Как это «нечто» называется – не знаю, но присутствие ощущаю.

    Андрей Портвейныч по-своему трактует третье начало термодинамики и утверждает, что энтропия здравого смысла на планете достигла некой неприличной величины. А вот вам моё обоснование:

  • 60 лет назад говорили: «без 100 грамм не разберёшься»;
  • 30 лет назад говорили: «без стакана не разберёшься»;
  • 15 лет назад говорили: «без бутылки не разберёшься»;
  • Сегодня уже не говорят. Выражение устарело. Не разберёшься.

    Моё шестое чувство подсказывает мне, что эпоха здравого смысла заканчивается. Здравый смысл стал не нужен. Алтарь здравого смысла требует жертву — временем, а времени думать нет, отсюда необдуманность поступков и всего и вся. Хорошо было в викторианское время, или чуть позже… А сейчас — «эпоха коротких мыслей» (не помню, чьё). Мысли – твиты, мысли – СМС…

    Старую эпоху жалко. Кстати, в августе 1940 (заметьте) года Анна Ахматова так писала о павшем под натиском вермахта Париже:

Когда погребают эпоху,

Надгробный псалом не звучит.

Крапиве, чертополоху

Украсить ее предстоит.

И только могильщики лихо

Работают, дело не ждет.

И тихо, так, Господи, тихо,

Что слышно, как время идет.

А после она выплывает,

Как труп на весенней реке,

Но матери сын не узнает,

И внук отвернется в тоске…

     Жуть и полный хоррор! Однако: на минуту представьте себе крестьян долины Доуру в 1940 году — полуграмотных загорелых людей, весело (потому как сбор урожая – всегда весело) делающих свою работу, как и десять поколений назад, и совершенно не страдающих предчувствиями мировой войны. Вдали от всего. Девушки заливисто смеются; корзины с ягодами не кажутся слишком уж тяжёлыми, парни топчут грозди винограда в лагаре под музыку — барабан ухает, пожилые женщины деловито готовят нехитрую еду, винодел хлопочет, хозяин кинты щурится, прикидывая расходы и доходы года. Солнце слепит… Рождается вино, жизнь продолжается! Пот, шутки, золотые вершины гор, тени заката, стаканчик агуарденте, запах пряных трав и свежесть реки… Всё так и было – в 1940 году.

 Портвейн – колейта как способ выпить время и задобрить демонов эпохи

 колейта Kopke 1940  Напомню, что колейтами называют старые бочковые портвейны (от 7 лет выдержки) только тех лет, которые были удачными и всегда – одного урожая. То есть смешивать разные годы винный мастер не может. Для старых датированых тони купажирование – это норма, а вот колейта – только одного урожая.

     В «Копке» в конце 2013 года решили отметить 375 лет со дня основания фирмы. Но красующаяся на бутылке цифра означает не только фантастическое долголетие Дома портвейна, но и количество номерных бутылок с этим портвейном. Всего одну бочку-пипу № 10053, в которой портвейн спал 73 года, пустили на розлив. А ещё в 1940 году Торговая ассоциация Порто и Лиссабона выдала Дому Копке сертификат, удостоверяющий первенство старейшей компании, производившей портвейн. Копия этого сертификата прилагается к колейте.

    Всё вместе упаковано в ящик ручной работы из дерева Palo Santo, которое растёт только в Южной Америке, там, где сходятся границы Аргентины, Парагвая и Боливии. Ящик отделан чёрной кожей с тиснением золотом. Бутылка (0,750 л.) прозрачного стекла – чтобы густо-янтарный, коньячный цвет колейты радовал глаз.

    Спецы из Копке считают колейту 1940 года одной из лучших колейт в коллекции. Ричард Мейсон, портвейн-гуру из Британии, описывает букет этой колейты примерно так: смесь сухофруктов, ириски, молочный шоколад, фрукты со сливками … Танины практически не присутствуют. На финише доминируют нежные ириски. Элегантное старое вино. Лучше всего с сигарой или просто на десерт, но хорошей парой будут десерты с шоколадом, ароматами ванили, орехами и карамелью. Советуют охладить до 12-14 градусов, но я думаю, это только из-за того, что такое редкое вино пьют медленно и помаленьку, поэтому портвейн в бокале быстро нагреется.

колейта Копке 1940    Кое-что о цене вопроса. Судя по онлайн магазинам, подарочное издание обойдётся от 600 до 800 Евро. Много! Однако в продаже можно найти (в том числе и в Гайе, в подвалах Копке) колейту 1940 года в «обычном» издании по цене наполовину меньше. Старые колейты стоят дорого… Если у вас есть любимый папа или дедушка 1940 года рождения, а вы не стеснены в средствах – подумайте о таком подарке.  Кстати, если другие производители преподносят выпуск редкого старого портвейна как сенсацию и находку, то Копке так поступать ни к чему – их подвалы хранят такие сокровища и в таком количестве, что другим и не снилось…

     И на этот раз Андрей Портвейныч начал «за упокой», а окончил «за здравие». Пусть же оптимизм и здравый смысл нас не покидают. Всё будет хорошо.

2 Июн
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Рядовые портвейны «Kopke»

as382portoНесмотря на то, что Дом “Kopke” является одним из самых старых и почтенных, его маркетинговую политику язык не поворачивается назвать консервативной. Вынужденные бороться за место под солнцем, маркетологи Дома постоянно радуют нас, потребителей, разными придумками и новинками – это касается и формы, и содержимого и названий вин. Попробую охватить низший сегмент ассортимента – рядовые руби, тони, белые и розовый портвейны, плюс категорию «Special Reserve». Ещё одной особенностью маркетинговой политики Дома являются спецвыпуски обычных портвейнов для разных рынков: много их, разных, но содержимое среди аналогичных по стилю портвейнов скорее всего не отличается ничем.

Просто FINE: руби и тони

as383portoМолодой тони обладает ванильно-фруктовым ароматом, с нотами сухофруктов и орешков.  Мягкий и сбалансированый портвейн, выдержаный в бочках.  «Fine Ruby» —   сливово – вишнёвый, свежее, приятное вино. Множество версий упаковок в бутылки различной формы. Есть вариант “Crown Royal” для голландцев, где позиции Дома очень сильны, есть вытянутые бутылки, бывает упаковка сразу в деревянные ящички ну и прочее. Стоят это вина в районе десятки евро, может чуть больше.

 Сыграем в картишки под портвешок?

as385portoЯкобы «Bridge Special Ruby port»  был придуман в «Копке» для дам, любящих перекинуться в карты на верандах кинт долины Доуро…  Такова легенда, а может быть этот вид послеобеденного (или вечернего) отдыха действительно имел место быть, и кому-то в “Копке” идея понравилась. Цвет вина средне-тёмный, во вкусе чернослив, чёрная вишня, изюм, ваниль. Хорошо сбалансированый, элегантный, питкий и лёгкий  руби, хорош с сыром, фруктами и мороженым.

 Рождественский портвейн

as387portoВ Великобритании издавна укоренился славный обычай откупоривать бутылку портвейна на Рождество, и как идея это Андрею Портвейнычу очень нравиться метафизически: Рождество – тёплый по ощущению, домашний и семейный праздник, а портвейн рождает  (при разумном потреблении, разумеется) теплоту и в теле и в душе и в мыслях, а не газообразование в желудке, как советское шампанское и не отупляет, как водка.  Кстати, с берегов туманного Альбиона этот обычай довольно широко распространился на сопредельные страны Европы. Понятно, каждая семья покупает спиртное на праздничный стол сообразно своему достатку: у кого-то  винтаж 1977 года красуется, а «трудящимся массам», так сказать, нужно что-нибудь попроще. Или «отдариться» — тоже хороший выход: выпускаются маленькие бутылки – «мерзавчики». Вот и стали многие Дома выпускать «спецпортвейн» на Рождество, и Копке – не исключение.  Внутри бутылки скорее всего обычный добротный руби: мне не удалось найти сведений, что «рождественская версия» отличается чем-то особенным. Подробнее…

14 Окт
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Старые бочковые портвейны Kopke

Статистика говорит следующее: колейты и датированные тони Копке – это четверть мирового рынка и лидерство в США и Нидерландах, а вообще старые бочковые портвейны пользуются заслуженным авторитетом и постоянно растущим спросом по всему миру, их удельный объём в разы превышает таковой винтажных портвейнов. Не секрет и то, что многие старые тони и особенно колейты стоят дороже лучших винтажей ХХ века… Это в принципе более «демократичное» по сравнению с винтажами,  универсально подходящее к различным поводам и случаям «деликатное» десертное вино, его любят и мужчины, и женщины, уважают рестораторы: в отличие от винтажного портвейна отпитая бутылка простоит месяц-другой без потери качества вина, а в ресторанах это важный момент  экономически, ведь речь идёт о недешёвых винах.  Есть мнение, очень упрощённое и со многими исключениями, что старые бочковые портвейны лучше всего удаются Домам  с «не-британскими» корнями, таким как Копке, к примеру. Дело в том, что до 1975 на протяжении веков года большая часть портвейнов экспортировалась в бочках, а затем бутилировалась торговцами на месте – к примеру, в Великобритании.  Не было смысла выдерживать вино в бочках десятилетиями: быстрей разлил – быстрей продал. Англичане на протяжении веков занимались почти исключительно красными портвейнами с минимальным сроком бочковой выдержки (винтажами в том числе), доминируя  почти полностью в Соединённом Королевстве, а это был основной рынок, и не очень-то приветствовали чужаков. Прочие португальские и «полу-португальские» торговцы и виноделы всячески пытались на этот рынок влезть, но с другой стороны чувствовали себя вольготно в сегменте старых бочковых портвейнов. Рискну предположить, что первые старые тони пару столетий назад по воле случая получились из нереализованных в Англию остатков, продолжавших оставаться в малых по объёму бочках в самой Португалии на кинтах долины Доуру.  Бочковые портвейны любят в странах северной Европы, Канаде и США.  Андрею Портвейнычу кажется, что и для России они более уместны, чем остальные. По двум причинам, как минимум. Во первых, стилистически это очень «по-хорошему» согревающие напитки, отлично подходящие для зимнего застолья хоть на заснеженной даче, хоть у телевизора в квартире: под старый тони или колейту хорошо разговоры говорятся. Долго и задушевно. Во вторых, органолептически это очень богатые, «пышные» вина (от ароматов просто «дух захватывает»), что импонирует нашим славянским традиционным вкусам и воззрениям. Кстати, до 1917 года Российская Империя импортировала преимущественно белые портвейны, возможно и тони, а вот винтажные на столах верноподданных царя-батюшки (и на его столе в том числе) не прижились… По моему, Артемий Троицкий когда-то проводил такое соц. исследование на тему: а почему, собственно,  в СССР «Битлз» были очень популярны, а «Роллинги» — почти никак, хотя в Британии и других странах они шли по популярности рядом? Ответ прост и непрост одновременно: «Роллинг Стоунс» для нас оказались не мелодичны… Особенности славянского восприятия, вот так… Подробнее…

18 Авг
2012
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Дом портвейна “С.N.KOPKE & Co.»: первопроходцы

Речь пойдёт не только о самом старом (официально да; но ребята из Croft сомневаются) и легендарном Доме портвейна, но и о производителе, входящем в пятёрку крупнейших, о непререкаемом авторитете в колейтах и бочковых портвейнах вообще. Однако, по порядку… На логотипе русская буква “Ж” – визуально неожиданно для нас. Составлена двух букв “К” : Кристиан Копке, отец – основатель.

 А вот как всё начиналось или “Porto über alles ! ”

В 1636 году в Лиссабон из Гамбурга прибыла семья Kopke. Двумя годами спустя Кристиан Копке (поговаривают, начинал как дипломат) проявил себя как экспортёр португальских товаров, в том числе и производимого в те времена вина. В 1675 году портвейн получает первое официальное признание (до этого о винах Доуру вообще за пределами страны не слыхивали) и семья Копке занимает лидирующее положение в бизнесе (кто первый встал – того и тапки). От поколения к поколению авторитет укрепляется, особенно как производителя  Colheita. В 1756 году Никола Копке стал одним из членов в «Real Companhia» премьер – министра Маркиза де Помбала. Никола играл очень важную роль в торговле портвейном в 18– м веке, которая сильно изменилась под влиянием де Помбала. Семейство Копке интегрировалось в португальское общество и уже не считали себя иностранцами. В 19 веке представитель семьи – Иоахим Аугусто Копке (на фото) был награждён королевой Марией II за военную службу короне и  большой вклад в Португальскую торговлю. Он был избран мэром Опорто, основал и возглавил (1850-1858) Коммерческую Ассоциацию и носил титул Барона Массарелоса. В 1960–х Иоахим пригласил в Дом Копке партнёра из Англии – семью Bohane и затем, после смерти Иоахима в 1895 году Дом Копке перешёл к  Bohane, которые управляли хозяйством из Лондона через португальских уполномоченных. В 1953 году Дом стал собственностью «Barros» —  соблазнили подвалы и производственные возможности Копке. В Баррош считали приобретение «жемчужиной портвейна», продажи были на уровне 1,3 млн. бутылок в год. Группа Баррош расширяла и улучшала виноградники Копке, начиная со знаменитой Quinta S. Luiz. Подробнее…

24 Июн
2012

Большие хозяева: Sogevinus Group

лого компании SogevinusПринадлежит испанскому банку Caixanova из Галисии. Учреждена в 1998. Для начала прикупили дом Cálem, но аппетит приходит во время еды (питья) поэтому за Калемом последовали Burmester (2005), Kopke (2006) и Barros (2006). Sogevinus владеет тремя кинтами: Arnozelo расположена в регионе Douro Superior (верней Доуро) и имеет 100 гектаров виноградников класса «А», Sao Luíz недалеко от Pinhão — 90 га и Quinta do Вairro недалеко от Регуа, 23 га. под лозой. Плюс винодельческий центр в S. Martinho d’Anta, севернее долины, недалеко от Сабросы.

Компания Sogevinus в 2009 году продала 12,5 млн бутылок с соотношением 90/10 между портвейном и обычными винами (их производство началось в 2002, хотя первые релизы появились в 2004).

портвейны Sogevinus

 Вот краткая история:

  • 1998 — испанский банк Galego Caixanova начал инвестиции в Португальскую экономику, приобретя 21.4% акциoнерного капитала Sogevinus. Семья Calem становиться миноритарным акционером в Cаlem & Filho SA.
  • 1999 — Caixanova увеличивает свою долю до 57.1% и в 2000 до 75%.
  • 2003 — Caixanova контролирует 100% португальского холдинга Sogevinus.
  • 2004 – Восстановительные работы в подвалах Cаlem.
  • 2005 – Приобретение новых брендов: Burmester и Gilberts. Инвестиции в новую разливочную линию, модернизация и рост производства. Приобретение Quinta do Arnozelo.
  • 2006 – Покупка группы Barros & Almeida (на то время 8-й игрок игрок на рынке портвейна!) и в придачу Дом Копке и их же Quinta de S. Luiz. Реструктуризация группы (другими словами: погнали старых управленцев, продали ненужные активы).
  • 2007 — Sogevinus прибирает к рукам вышеозначенные бренды полностью. Основывается дочка Drink & Dreams.
  • 2008 — 3 новых акционера приобретают доли в уставном капитале компании. Открытие в Гайе магазина Kopke на улице Avenida Diogo Leite, недалеко от моста D. Lus.

магазин компании Sogevinus

Не витринка, а катастрофа для кошелька … Магазин трёхэтажный, есть дегустационный зал, посетителям предлагается подобрать сорт шоколада ручной работы от местной компании Arcadia к определённому сорту портвейна – это просто праздник какой-то! Компании также принадлежит магазин Sogevinus на улице Avenida Ramos Pinto, где представлены портвейны всех брендов, принадлежащих Sogevinus, а также столовые вина.

Компания Sogevinus неоднократно награждалась в категории «За лучший винный туризм» Утверждается, что подвалы CALEM – самые посещаемые туристами винные подвалы в мире, ежегодно более 130 тысяч посетителей! Конечно, там же музей, дегустационный зал и магазин. Кроме портвейнов, в портфеле компании множество добротных вин категории D.O.C. Сайт компании: sogevinus.com.