Содержит тег: "Cabral Archives - Блог о португальском портвейне"

Портвейн морехода

as352portoСвыше пятисот лет назад народ, живший в самом западном углу Европы, явил миру невиданный пассионарный скачок, открыв взорам (и шаловливым жадным ручкам) европейцев целые страны и континенты, о существовании которых не было известно ничего. Португальцы построили империю, продвинулись в технологиях и временно разбогатели. Одним из действующих лиц той эпохи был Педру Алвареш Кабрал. Родился первооткрыватель Бразилии  примерно в 1467-м году, родители были люди известные и знатные. Папа – губернатор. Мальчонка преуспел в науках, среди которых были картография и языки, а после пошёл по военной стезе. Папа, я думаю, помогал сынку, в любом случае карьера Алвареша шла как по маслу, и в конце 15 века  король Мануэль Первый поручил Кабралу возглавить новую экспедицию в качестве адмирала второго португальского флота. 9 марта 1500 г. отплыли (1200 безбашеных человек, ибо в те времена плыть в Индию, всё равно что сейчас в экспедицию на Марс записаться) на пятнадцати кораблях. Однако бес попутал, или в навигации ошиблись, в результате чего открыли Бразилию. Тоже неплохо, кстати сказать. 21-го апреля 1500-го португальцы увидели большую землю, только это была вовсе не Индия, а берега Южной Америки. Оголодавшие мужики увидели там обнаженных туземок и нашли золотишко, поэтому часть экспедиции уже «приплыла» и в Индиях всяких не нуждалась, а Кабрал двинул на восток и, обогнув мыс Доброй Надежды, 13-го сентября 1500-го года наконец-то высадился в Калькутте. Плавание было крайне изнурительным, не обошлось без потерь: минус 4 корабля; по иронии судьбы на одном из них находился Бартоломеу Диаш, открывший этот самый мыс за 13 лет до происшествия. Да и в Индии нехорошо получилось. Европейцы всегда лукавили, прикрывая чисто коммерческие интересы миссией обращения в католичество всех, кто на пути попадался. Индусы были явно не готовы к такому сценарию, началось кровопролитие, так что отбросив идеологию, пришлось наконец-то вплотную заняться коммерцией, а уж здесь индусы были «рады стараться». Уже 31-го июля, 1502-го года, корабли Кабрала, нагруженные пряностями, тканями и слонами, вошли в порт Лиссабона.  Больше Кабрал никуда не плавал, а пожинал плоды своего путешествия, был награждён королём и мирно почил около 1520 года. Прах его покоится в Сантарене, в готической церкви Igreja da Graca, в общей могиле. Скромное надгробие, обнаруженное в XIX в., демонстрирует очень малое значение, которое придавалось в XVI в. открытию Бразилии. Зато потом имя выдающегося земляка португальцы увековечили где только можно, и портвейн – не исключение.

as353porto2Кстати: огромные богатства колоний, открывавшиеся Португалии, не могли найти себе достойного вложения и применения, как это случилось впоследствии в Англии, и не способствовали дальнейшему развитию страны. Богатства утекали сквозь пальцы португальских королей и дворян, использовавших для получения новых богатств свои привилегии и должности и переставших интересоваться собственными землями. Исчезали же эти богатства быстро. Привозимые из колоний ценности и диковины продавались в другие страны, попадая в руки услужливых перекупщиков, которых было полным-полно в Лиссабоне, с давних времен являвшемся центром международной торговли. Золото шло на приобретение товаров повседневного спроса или предметов роскоши, в производстве которых Португалия отставала. Подробнее…