Содержит тег: "Португалия Archives - Блог о португальском портвейне"
1 Дек
2017
Опубликовано в: Без рубрики
От    Нет комментариев

День восстановления независимости Португалии

мыс Рока Португалия

Сегодня – День независимости Португалии, а точнее — День восстановления независимости, с чем вас всех и поздравляю.

Александр Городницкий:

 

Пролетая над виноградниками…

Нашел на Youtube великолепный видовой фильм (из двух частей) о Доуру, снятый с квадрокоптера. Обратите внимание – там есть умелая инфографика, указываются многие кинты и места, о которых я писал на своём блоге. Приятного просмотра и не забудьте поднять бокальчик портвейна за Португалию!

 

Портвейн и революция

   Просмотр последних новостей вверг меня в тяжкие раздумья, может ли портвейн, хоть теоретически, быть революционным напитком, а если да, то какой… Попробуем разобраться. Если говорить пафосно и бессмысленно, то у любой Революции всего один революционный напиток, и этот напиток — кровь. Если  же говорить буднично и практично, то нужно подумать о том, может ли портвейн служить революционным массам и примкнувшим к ним сочувствующим и просто участвующим в перераспределении финансовых потоков массам. Андрей Портвейныч считает, что революционеру алкоголь совсем, то есть абсолютно, не нужен — его заменяет адреналин и ненависть. Или вместе, или раздельно. И то, и другое посильнее любых удовольствий, а пламенным революционерам чужды удовольствия. Ненависть и месть – вот их удовольствие, хотя декларируют, что ими движет возвышенная любовь к Родине или идее, или ещё чему там. А удовольствия – это вечное «потом, когда мы (….)». Даже в Интернационале : «…разрушим до основанья, а затем, мы наш, мы новый мир построим, …». Тьфу, пакость какая!

революция в португалии    Как правило, на баррикадах действует сухой закон. Все взвинчены и находятся на пределе человеческих сил, а если поливать это алкоголем, добра не жди. Старшие ответственные товарищи следят, чтобы никто из бойцов не нажрался. Обычно этого и не происходит, потому как бойцы проявляют революционную сознательность. Им всё-таки плечо к плечу стоять: жизнь на кону. Хорошо, а как насчёт использования бутылок из портвейна для коктейлей Молотова? То же не очень. Бутылки из под винтажного портвейна совсем непрозрачны – жутко неудобно следить, сколько налилось вонючей горючей жидкости, полная или неполная бутылка. Во вторых, наполненная горючкой, с торчащим грязным куском бинта, заляпанная бутылка винтажа великого 1977 года на выщербленном деревянном ящике (в соседстве с парочкой шато лафит 1963 года, хи-хи) выглядит несколько кощунственно и наводит на размышления о спонсорах революции… Но прозрачные бутылки от других портвейнов можно использовать для коктейлей Молотова вполне успешно, равно как и от других напитков. Ах да: портвейн в принципе редкий напиток среди планетарного океана алкоголя. Статистически, шансы у портвейновой бутылки геройски погибнуть во имя Революции, разбившись после полёта и озарив окрестности ярким пламенем, ничтожно малы! Хотя такой судьбе можно позавидовать – миллионы товарок свозят на стекольные заводы для переработки. Унизительное прозябание в мусорном контейнере и гибель на ленте конвейера – вот закономерный и жалкий конец обычной бутылки! Вспоминают ли они, как сияли блики на их боках под яркими солнцами супермаркета, вспоминают ли они ласковые руки мерчандайзера и жадные, масляные взгляды малобюджетных посетителей магазина? Помнят ли они то, взаимно вспыхнувшее чувство, ту первую любовь покупателя и бережное покачивание корзинки, а потом – волнение на кассе, а дальше накрытый стол и … душат слёзы…  не могу …

революция гвоздик в Португалии народ на улицахА что же народ, те самые примкнувшие и сочувствующие революционным массам т.н. слои населения? Пассивные пьют от страха, активные занимаются грабежами. И те и другие вряд ли будут глушить или тащить портвейн, разве что случайно. Но революции ведь рано или поздно заканчиваются, правда? Ну, такой повод, ну такой, что аж челюсти сводит! Во время торжеств у портвейна есть некоторые шансы поучаствовать если не в Революции, то в праздновании её итогов. Кстати, в Португалии тоже была революция в апреле 1974 – Революция Гвоздик. Замутили её военные, которые решили свернуть режим Марселу Каэтану, верного ленинца последователя Салазара – португальского упыря-диктатора, сидевшего на должности почти полвека. Революция была бескровной и длилась 14 часов (48 лет диктатуры и конец власти за 14 часов – каково?). Кстати, по Салазару. Португалия, благодаря ему, не вписалась во Вторую Мировую и к 1945 году сохранила все колонии. Державно и хорошо, а вот простой народ, хоть и не сложил голов на поле боя, но шибко бедствовал. Португалия на протяжении нескольких послевоенных десятилетий была самой бедной страной Европы, а на смуглых гастрайбайтеров брезгливо фыркали по революция гвоздик Португалиявсему континенту, вот примерно также, как сейчас на таджиков с киргизами.

  Ну а откуда «цветочное» название у Революции гвоздик? Рассказывают, что в революционные дни некая девица из лиссабонского супермаркета выбежала на улицу и воткнула гвоздику в ствол винтовки солдатика. Не поцеловала, не обняла, не налила стакан портвейна, не вынесла мозг, не угостила салом, не кокетничала, а просто подошла решительно и воткнула растение в дуло боевой солдатской подруги. По Фрейду – нейтрализовала соперницу. Такой необычный, эффектный и, я бы сказал, постмодернистский поступок поразил окружающих, широко разошёлся и обрендил ту португальскую Революцию. Несомненно, во время празднования победы портвейн лился рекой. Но то было на родине портвейна.

 Тем не менее, есть у Портвейныча предположение, каким образом портвейн может быть причастен к революциям, переворотам, путчам и всяким немирным мероприятиям, причём речь идёт о самых лучших портвейнах… Бокалы с таким портвейном теоретически могут стоять на столах, за которыми ведётся неспешный и негромкий разговор непростых парней, которые принимают непростые решения, будучи за тысячи километров от грядущих событий. За этим столом даже слово «революция» не произносится, всё больше какие-то финансовые намёки, покерные переглядывания и шуточки дурацкие. Вот только их шуточки через какое то время оборачиваются кровью…

1 Дек
2013
Опубликовано в: Португалия
От    Нет комментариев

День восстановления независимости Португалии

     Отмечается 1 декабря и нам, любителям благословенного напитка земли Португальской, не грех разделить главный праздник — O Dia da Restauração da Independência — с жителями этой далёкой и красивой страны. Обратим свой взор во времена былинные. Худо, очень худо, доложу я вам, приходится маленькому народу в тени могучего и  агрессивного соседа (а ещё хуже – двух). Так и маялись португальцы с испанским соседством на протяжением многих веков, хотя было по  разному – то мирились, то ссорились, но всё же калибр соседей был не равен… не тот. Недаром хитрые португальцы подружились с вечными испанским соперником — Британией – для баланса, и не без помощи портвейна, кстати.

     Если коротко, дело было так: в 1580 году испанский король Филипп II завладел португальской короной, в результате унии сама Португалия и (самое сладкое) её колонии перешли к испанцам. Этих грандов, идальго и всяких кабальерос так раздуло от собственной крутизны (ещё бы – такие владения, помимо своих), что толковый колониальный менеджмент был сразу же заброшен. В итоге проиграли все, кроме британцев и as495_портвейнголландцев, которые потихоньку стали отщипывать территории в свою пользу. На радостях испанцы обложили португальских братьев непомерными налогами, чтобы те «не расслаблялись». В Португалии дела пришли в упадок, что местным парням, страдающим ностальгией по тучным временам, пришлось не по нраву. Испанцы сделали ещё одну глупость – сильно прищучили марранов (местных крещёных евреев), ибо хотели поживиться их добром (это главное) и винили евреев во всех бедах (это вторичное). Кстати, великий Диего Веласкес происходил из семьи португальских марранов и творил аккурат в описываемое время. Марраны вынуждены были уносить ноги, отчего в экономике и финансах дела пошли ещё хуже. Последовала череда восстаний и бунтов, которые получили название войны за независимость (1637—1668). Началось всё с восстания в Эворе 21 августа 1637 года, а закончилось дворцовым заговором. «Утром 1 декабря 1640 г. без четверти девять заговорщики встретились у дворца; четырьмя группами, с оружием в руках, они вошли во дворец, быстро справившись с охраной. Из защитников дворца один был убит и трое ранены. Заговорщики между тем прошли во внутренние покои и предложили наместнице Маргариде отречься от должности. Понимая, что сопротивляться бесполезно, Маргарида вынуждена была уступить. Ее помощник и фаворит, португалец Мигел де Вашконселуш, однако, не был пощажен: его труп тут же выбросили из окна дворца на площади. Маргарида отдала приказ кастильскому гарнизону крепости Сан-Жорже сдаться. Заговорщики, выйдя на балкон, а затем и на улицы Лиссабона, провозгласили Жоана Брагансского королем Португалии – Жоаном IV. Возбужденные известием о перевороте и провозглашении нового короля, лиссабонцы высыпали на as496портвейнулицы. Заговорщики пытались удержать толпу от беспорядков и бесчинств. Архиепископ Лиссабона с распятием объезжал улицы города, призывая к порядку. Надо признать, что это почти удалось. Были сожжены лишь несколько домов – нелюбимого народом епископа Лейрии, братьев Мигела де Вашконселуша. Через три дня Жоан въехал в Лиссабон в сопровождении нескольких всадников. С первых же часов новой жизни, еще до коронации, он был вынужден заботиться прежде всего о защите королевства. В Эвору, Элваш, Алгарве были посланы верные люди для организации обороны на случай нападения соседней Кастилии. 15 декабря 1640 г. в Лиссабоне состоялась пышная церемония коронации Жоана IV. Город единодушно приветствовал своего короля». Эта длинная цитата – из книги  О. И. Варьяш, А. П. Черных «Португалия: дороги истории»; занимательный экскурс в историю страны, изложенный доступным языком. К сожалению, никак не могу раздобыть бумажный вариант этой книги – пользуюсь электронной версией – есть в сети, поищите – рекомендую. Ну что ж, а чем же  Андрей Портвейныч солидарно сбрызнет праздничную дату? Догадайтесь с трёх раз! Нет, с двух…

18 Апр
2013

ПОРТУГАЛИЯ – путеводитель по обычаям и этикету

as356portoКниженция карманного формата, из серии «Быт. Традиции. Культура!», издана АСТ / Астрель (Москва) в 2006 году. 159 страниц. Автор: Санди Гедеш ди Кейрош, писательница и переводчик, получила образование в Лондоне и Монреале, в настоящее время проживает в Порту с мужем и двумя детьми. Книжка довольно содержательна, судя по оглавлению разделов, вот некоторые: «Отношения и ценности», «Португальцы дома», «Заводя знакомства». Читается легко. Иллюстрирована отвратительно – у меня поначалу сложилось впечатление, что мне достался бракованный экземпляр… Кислотно – оранжевые монохромные рисунки и мелкие фотографии, на некоторых почти ничего не разглядишь. Бумага серенькая, плохонькая – но и цена грошовая. Ну да ладно, обратимся к тексту. Для человека, впервые заинтересовавшегося португальской тематикой, так сказать, для знакомства с предметом, путеводитель очень неплох. Хорошо даны географический и исторический очерки. Но среди всего остального встречаются перлы… Например стр. 81 «о манерах»: «за столом держите нож в правой руке, вилку — в левой, ешьте ножом и вилкой в европейской манере», «сидите за столом правильно, держите руки на столе, а салфетку на коленях».  Спасибо, Санди… Стр. 77: «Если вы говорите с кем-то лично или по телефону, начните разговор с вопроса о том, как поживает ваш собеседник и как дела у его семьи, а только потом приступайте к решению деловых вопросов». Ну и так далее. Андрею Портвейнычу непонятно, для кого писалась сия книга: то ли для суровых мужиков с техасских ранчо, чего-то вдруг собравшихся навестить Португалию («никогда не ставьте ноги на мебель» — стр. 81), или для деклассированного элемента из деревни Гадюкино. С другой стороны, очень часто текст напоминает пособие для разведчика – нелегала, чьей задачей стоит втереться в доверие к португальским аборигенам (чтобы выведать секреты портвейна, я полагаю). Это нехило забавляет во время чтения.  А на странице 144 авторша утверждает, что португальский язык по звучанию напоминает «русский или польский». Ну знаете ли, Ваш покорный слуга худо-бедно знаком с польским;  смею утверждать —  фонетически между русским и польским языками — пропасть. Или это она решила только по обилию шипящих в португальском? О портвейне: а тут провал. На всю книгу – 2 (два) предложения, в первом из них утверждается, что в регионе Доуро вино «стали производить ещё в 1756 году». Без комментариев… хотя эта дата имеет отношение к реформам маркиза Помбала, и с натяжкой можно сказать – да, официально портвейн стал портвейном в это время…

Резюмирую: а ждали то чего? Таких мини — путеводителей и описательных книжечек по всем странам и городам – мегатонны, и у них есть своя аудитория – невзыскательный среднестатистический отдыхающий. Нафига ему сложное чтиво? Хорошо если пару человек из сотни и такое проглотят, да ещё и запомнят несколько фактов. Путешествие сейчас, к сожалению, не способ познания мира (или себя), а способ тюленьего отдыха с отключенными мозгами. Я, кстати не говорю, что это плохо, помилуй Бог. Даже любимые мною путеводители Дорлинг Киндерсли весом по полкило я ни разу не прочитывал в дороге хотя бы наполовину, скорее – пролистывал, разглядывая великолепные иллюстрации и карты.

22 Ноя
2012
Опубликовано в: Португалия
От    2 комментария

Карта Северной Португалии

Вот, заказал на амазоне и успешно получил карту Северной Португалии. Стоит 7,99 фунтиков. Искал в Интернете крупный масштаб – здесь мы имеем в 1 см 2,5 км, неплохо. Попадались мне карты Португалии вообще, но по понятным причинам интересовала родина портюши – северная часть страны. Издательство «TURINTA» разбило территорию страны на 5 зон, соответственно издало 5 карт. Дополнительно шестая карта включает в себя Алгарве (южное побережье) плюс Испанская его часть. Ещё две карты – острова Мадейра и Азорские. Всего 8 карт получается. Обложка у карты картонная, чтобы карта не мялась во всяких баулах, это хорошо. Полиграфия – на высшем уровне. На обратной стороне – алфавитный указатель и планы городов: Porto, Guimaraes, Braga, Braganca и Vila Real, также даётся таблица расстояний между основными городами. На самой карте хорошо показана сетка дорог и также указано расстояние в километрах между соседними населёнными пунктами. Что не понравилось (а ложка дёгтя всё-таки есть) : эта карта идеальна для  путешественников – автомобилистов,  даже на обложке написано “GPS Friendly”, а мне бы хотелось физическую карту с речушками, рельефом, горами и т.д. На этой карте всё это вроде как есть, но сетка дорог визуально «перекрывает» всё остальное. Во-вторых, интересующий Андрея Портвейныча регион портвейноводства мелковат на карте. У меня нет претензий,  он и в реале невелик – верховья реки Доуру занимают малую площадь в северной Португалии, но хотелось бы поподробнее, и чтобы хоть основные кинты были указаны. Осуществить, так сказать, привязку к местности. Будем искать… или заказывать репринт карты 19 века — барона Форрестера.  Однако в целом очень доволен, хорошая карта. В этом же издательстве есть план-схема Порто и Гайи – must have! Сейчас все пользуются навигаторами — удобная штукенция, но ведь навигатором не пошуршишь!

22 Июл
2012

Магеллан: точка невозврата

Мелки пошли людишки в наше время… Безопасность, комфорт и ещё раз безопасность – вот устремления нынешних двуногих. А ведь были времена, когда опасность искали… Опасность сопутствовала достижению славы и богатства.  В чести были доблесть, отвага, мужество и прочие неактуальные сейчас понятия.  Недавно закончил читать Стефана Цвейга «Подвиг Магеллана», зацепил меня один отрывок, цитирую: «Уже отплытие Колумба в безбрежный простор воспринимался его временем, да и всеми последующими временами, как беспримерно отважное деяние. Но даже этот подвиг, хотя бы по числу жертв, ему принесённых, нельзя приравнять к победе, которую Магеллан, ценою неслыханных лишений, одержал над стихией. Ведь Колумб со своими только что спущенными, заново оснащёнными, хорошо провиантированными судами в общей сложности пробыл в пути всего тридцать три дня, и ещё за неделю до того, как ступить на землю, носившийся на гребнях волн тростник, плывущие по воде стрволы неиданных деревьев и лесные птицы утвердили его в предположении, что вблизи находится какой-то материк. Экипаж Колумба состоит из здоровых, неутомлённых людей, корабли так обильно снабжены провиантом, что в крайнем случае он может, и не достигнув цели, вернуться на родину. Теперь перед ним расстилается неизвестность, но позади его – надёжное прибежище и пристанище: родина. Магеллан же устремляется в неведомое, и не из родной Европы, не с насиженного места плывёт он туда, а из чужой, суровой Патагонии. Его люди изнурены многими месяцами жестоких бедствий. Голод и лишения оставляют они позади себя, голод и лишения сопутствуют им, голод и лишения грозят им в будущем. Изношена их одежда, в клочья изодраны паруса, истёрты канаты. Месяцами они не видели ни одного нового лица, месяцами не видели женщин, вина, свежего мяса, свежего хлеба….  Так плывут эти корабли – двадцать дней, тридцать дней, сорок, пятьдесят, шестьдесят дней, и всё ещё не видно земли, всё ещё никаких признаков её приближения! И снова проходит неделя, за ней ещё одна и ещё – сто дней, срок, трижды более долгий чем тот, в который Колумб пересёк океан! Тысячи и тысячи пустых часов плывёт флотилия Магеллана среди беспредельной пустыни.»  Да, даже представить себе такой экстрим тяжело, не то что поучаствовать…    Подробнее…

6 Июл
2012

Путеводитель BERLITZ. Португалия

Андрей Портвейныч стал обладателем вот такого путеводителя. Нюхаем, листаем и читаем. Формат карманный. Пахнет мелованной глянцевой бумагой. Толстенький и приятный на ощупь. Хорошая полиграфия, цветные иллюстрации. Есть карты: Португалии, южного побережья и план Лиссабона. Хороши, но мелковаты, лупа в комплект не входит, но для людей близоруких или с более-менее нормой зрения это не помеха.  В начале даётся короткий очерк истории страны, а потом в стиле путешествия по регионам даётся их описание с акцентом на достопримечательностях. Со страницы 77 начинаются главы, посвящённые Порто, Вила Нова-ди-Гайя, на 87 странице коротко рассказывается о портвейне, а далее о долине Доуру. Для статистики: упоминаются дома Graham’s, Taylor, Osborne, Ramos Pinto и Sandeman. Текст написан интересно, богато иллюстрирован. Постоянно подвёрстываются какие-нибудь португальские словечки, а в конце путеводителя разбросан крохотный  разговорник  для разных жизненных ситуаций – лучше чем ничего.  В путеводителе много практической информации  о поездке в Португалию – кухня, отели, что и где покупать, время работы учреждений, банков и магазинов,  о безопасности и помощи при разных неприятных случаях ну и так далее. Путеводитель издан в 2011 году. Рекомендую. Милая вещица. Надеюсь, пригодится. Куплен в Доме книги на Невском за 313 рублей.

27 Июн
2012

Реформы Маркиза де Помбала

маркиз Помбал Описать всю жизнь – от невероятного взлёта до такого же падения и совершённое в жизни этим человеком не хватит и тысячи страниц. Этакий граф Потёмкин или граф Орлов португальского розлива (ведь всё современники – а какова разница: «потёмкинских деревень» не было – это факт, и бюджет не пилил, хотя мог — при почти ничем не ограниченной власти). Итог жизни: модернизировал отсталую страну, умер в опале. Классика жанра. Остановимся только на том, что он сделал для Портвейна.

Португальская жизнь и судьба

Себастья́н Жозе́ Помба́л, полное имя Себастья́н Жозе́ ди Карва́лью-и-Ме́лу, граф ди Оэ́йраш, марки́з ди Помба́л (порт. Sebastião José de Carvalho e Melo, Conde de Oeiras, Marquês de Pombal;13 мая 1699 —8 мая 1782) родился в семье мелкого дворянина, потом был университет, армия, альковные похождения на высоком уровне, удачная женитьба, дипломатическая карьера в Лондоне и Вене.

В 1750 при короле Жозе I Себастьян становиться премьером, а будучи человеком образованным, невероятно энергичным и честолюбивым, повидавшим английские буржуазные преобразования в экономике и видевшим необходимость перемен в полуфеодальной Португалии неудивительно, что он начал масштабные преобразования на Родине. Трудно найти сферу жизни народа в то время, не затронутую реформами этого человека – это и образование, реформа полиции, армии и флота, конфискация церковных земель, восстановление полностью разрушенного после землетрясения в 1755 году Лиссабона – по новым градостроительным стандартам, а ещё – существенные экономические реформы, вызвавшие невиданный всплеск деловой активности.

В области экономики он был сторонником протекционизма: осыпая привилегиями португальские мануфактуры и торговые компании, он наложил запрет на экспорт необработанного сырья, что привело к становлению национального производства шёлка, стекла и керамики. Но обратимся ближе к портвейновым делам 18 века.

Спустя десятилетие после заключения Метуэнского договора с Великобританией (1703) торговля портвейном стала бурно расцветать. Английские «факторы» — торговцы шерстью и текстилем стали тесно сотрудничать с виноградарями долины Доуру и обеспечивали транспортировку и последующий экспорт портвейна в Англию. В 1727 году они объединились в Британскую ассоциацию, установили первые правила торговли портвейном и стали дружно душить производителей по ценам за вино. Не совсем удалось, а высокий спрос вызывал рост цен и расцвет жульничества всех заинтересованных сторон. Безобразия были невероятные: для придания цвета в вино добавлялись ягоды бузины, в бедное вино подмешивался сахар, при креплении без меры использовался мерзкий самогон, под видом местного богатого и насыщенного вина поставлялось худое винишко из других регионов Португалии и даже из соседних стран (Испании).

Подробнее…