Содержит тег: "портвейн Archives - Страница 5 из 6 - Блог о португальском портвейне"
4 Окт
2012
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Дом Delaforce. Портвейн гугенотов

Те многие, кто в  детстве или юности жадно читали Дюма «Три Мушкетёра» и смотрели одноименный фильм, прекрасно помнят эпизоды, связаные с осадой Ла-Рошели, при которой д`Артаньян сотоварищи явили чудеса героизма и шалопайства. Кто же засел в крепости? Да те же единокровные французы, но протестанты, сторонники Реформации, прозванные гугенотами. В советском фильме  Боярский даже поёт «Песенку о католиках и гугенотах». Вражда между ними была лютая и долгая, а Ла-Рошель и прилегающий регион был  главной (и последней) их базой во Франции. Несмотря на морскую помощь Англии, королевские войска в 1628 году овладели этой твердыней протестантов. По Алесскому договору гугеноты должны были срыть крепостные укрепления Кастра, Монтобана, Нима и Юзеза, за что им была дана амнистия и предоставлена свобода вероисповедания. При Ришелье и Мазарини гугеноты беспрепятственно пользовались своими правами; но Людовик XIV начал постепенно ограничивать их права, а после смерти Кольбера гугенотов стали обращать в католичество насильственным путем. Множество гонимых спаслось тогда бегством в Швейцарию, Нидерланды, Германию и Англию. В общем, Франция потеряла 200 000 трудолюбивых граждан. За границей они везде были приняты радушно и способствовали в значительной мере поднятию торговли и промышленности. Именно среди этих беженцев и были предки основателей Дома Delaforce. Наверное, дворяне: фамилия De la Force или как-то похоже. Кто знает, может кораблик на торговой марке символизирует судьбу странников… Семья осела в Лондоне. Собственно история Дома портвейна началась с того, что в 1834 году некий молодой человек  John Fleurriet Delaforce прибыл в Порто и поступил на службу, а впоследствии стал управляющим в Доме портвейна «Martinez Gassiot». Кстати, семья  Gassiot так же была гугенотской. Его младший брат Джордж Фредерик остался в Лондоне и также занялся виноторговлей, т.е. обеспечивал поддержку на берегах туманного Альбиона.  В 1868 году сын Джона George Henry (1844-1912) основал Дом под собственной фамилией. До конца 19 века портвейны Дома взяли три золота на престижнейших международных выставках, эти медали сейчас красуются на этикетках лучших портвейнов Дома. Подробнее…

23 Сен
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    3 комментария

Белый портвейн — колейта Dalva

Речь пойдёт, пожалуй, о самом редком и малоизвестном типе белого портвейна.  Обычные колейты – это тони выдающегося года, бутилируемые в срок начиная от 7 лет бочковой выдержки, но как правило портвейн живёт в бочке гораздо дольше, часто десятилетиями. Колейты известны, популярны и престижны. Но «классические» колейты делаются из классических же для портвейноводства красных сортов винограда. Здесь же речь идёт о белых сортах, которые послужили основой этого вина: Donzelinho, Viosinho, Malvasia и Gouveio. В первой половине ХХ века, по отрывочным сведениям, нечто подобное изготавливали Дома Krohn и Calem (1933). В наши дни только Дом Kopke (10-40) и  Кинта Святой Ефимии  (10-30) делают белые датированые тони, но это купаж вин разных лет, то есть не колейта. Хотя так же редки на рынке по причине малых тиражей.

Несколько слов о производителе: дом портвейна C. Da Silva (Vinhos) SA  был основан в 30х годах ХХ века бразильцем по имени  Clemente da Silva, удачно выбравшем себе жену с правильным приданным. Поначалу да Силва экспортировал портвейны в Бразилию и Северную Америку, но дела со временем пошли настолько хорошо, что портвейны Дома стали известны повсюду, особенно ценят продукцию Дома во Франции. Владеет двумя брендами:  “Dalva” и “Presidential” (продаётся в США), имеет подвалы и очень красивый магазин в Гайе. Когда-нибудь напишу об этом Доме подробнее. Белые колейты предлагаются двух урожаев: 1952 и 1963. Бутилирование: 2009 — ??. Цвет тёмно-янтарно-оранжевый и хорошо, что производитель разлил портвейн в прозрачные бутылки. Букет и вкус вина обязаны пребыванию в малых бочках из французского дуба десятилетиями: вино испарялось, вкус концентрировался. Наверное, были небольшие доливки акуарденте для компенсации испарения спирта. Вот что ощущали пробовавшие портвейнолюбы: апельсиновый мармелад, шиповник, нуга, мёд из цветков акации, карамель, грецкий орех,  ириски, сосновая смола, табак, патока, цикорий. Плотная структура. Очень комплексный, элегантный белый портвейн. В чём разница 1952 и 1963? Это трудный вопрос: наверное в степени концентрированости и роскошности букета и вкуса ну и 1952 год потемнее чутка. Бочковые белые портвейны с возрастом темнеют, а красные — ровно наоборот. Колейта 1952 года вообще признана № 1 всех времён среди белых колейт, да и не осталось её почти: бутилируют по заказу. Бутылки по 0,5 литра, может это и правильно: такое сокровище выигрывает в меньшей ёмкости. Мал золотник, да дорог: цена 1952 года около 350 Евро за бутылку, 1963 год около 220 Евро. Крепость вина 20%, подавать охлаждённым до 12-13 градусов. Откупореная бутылка простоит 3-4 недели без ухудшения качеств вина, а вообще потенциал хранения до 10 лет, может немного больше. К белой колейте хорошей парой будут десертики с цитрусовыми типа суффле, а можно фуа гра, крем брюлле. Но лучше всего без сопровождения. Уж больно хороша.

P.S. Андрей Портвейныч в своём блоге упрямо пишет “колейта”, но если произносить по португальски, это будет похоже скорее на “кулейта”, а в русской винной терминологии часто встречается слово  “колхейта”. Это одно и тоже, но кто бы меня убедил, как единственно правильно? Или “ну его, пустяки” ?   

19 Сен
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн Calem. Датированные тони

Начну с двадцатилетки – по той простой причине, что это была первая двадцатилетка, которую Андрей Портвейныч имел честь откушать. Друзья мои! Это было что-то невероятное! Как только я поднёс бокал к носу, слёзы чуть не брызнули из моих глаз. Я необычайно отчётливо вспомнил своё раннее детство. У моей покойной бабушки был старинный дубовый буфет, массивный, тёмный, огромный, как кит (я то маленький был!). В его чреве хранились банки с вареньями, мешочки с сухофруктами и конфетами, стояли бутыли с домашним смородиновым вином и вишнёвкой, хранился мускатный орех и разные пряности, травки, чай. Мне нравилось гладить его шероховатые бока ладошкой…. За многие десятилетия всё нутро буфета пропиталось странной смесью этих запахов, и вот из бокала на меня пахнуло чем-то похожим!  Мы вообще плохо помним свои ранние годы, и только такие случаи ассоциативно  способны вызвать из глубин памяти волнующие картины детства, ощущение ярких мгновений подлинного счастья и беззаботности. А в зрелые годы мы уже покрыты слоновьей шкурой прожитого, пробить которую трудно… Взрослые – эмоциональные броненосцы, утратившие чистоту восприятия, а под «счастьем» понимающие совсем другое…

    Этот портвейн имеет средний возраст 20 лет – то есть это купаж разновозрастных вин, выдерживающихся в бочках. Цвет кленового сиропа, букет описать сложно, но вот на что похоже: миндаль и грецкие орехи,  сухофрукты, табак и пряности. Хорошая текстура, сбалансированось, вкус богатый, ощущаются апельсиновые цукаты,  ириски, карамель, ваниль и мёд, а ещё я почувствовал древесные ноты (хотя дегустатор из меня никакой). Долгий финиш. Делают этот портвейн на Quinta do Arnozelo, расположенной в регионе верхней Доуро. Имение известно аж с 1527 года, а в 19 веке производило вина для самой Доньи Антонии Феррейры. Первоначальная обработка винограда происходит в винодельческом центре São Martinho da Anta также в районе Доуру, а затем портвейн дозревает в погребах в Вила-Нова-де-Гая. Это отличает Калем от большинства производителей: у Калема как бы два офиса, один в долине Доуру, другой – в Гайе. Совмещал я этот портвейн с французским голубым сыром, название которого благополучно забыл, и с чёрным шоколадом. Без вариантов это десертное вино, сладкое, располагающее к неторопливому потреблению, я его больше вдыхал, чем пил. Бутылку прикончил где-то за месяц, хранение никак не отразилось на вкусовых качествах, ну может быть в самом конце портвейн стал немного беднее, когда в бутылке оставалось менее трети.  Кстати, я пустую бутылку не выбросил, а закупорил – так вот, потрясающий аромат сохранялся несколько месяцев… Спасибо Калему. Стоит этот портвейн в розницу около 60 евро (куплен в Вильнюсе), в Москве подороже.   Подробнее…

10 Сен
2012
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Quinta do Tedo. Портвейн и милые люди

На сайте хозяйства  сразу же попалась фотография семьи Bouchard и мне просто очень понравились их открытые и красивые лица –  я решил разузнать про  хозяйство и портвейны подробнее. Вообще, какое-то тёплое впечатление от сайта. Наверное, индивидуальность и отношения в семье владельцев проецируются на всё, что они делают;  это правило универсально в мире и касается не только виноделия.  В центре фотографии – глава семейства Винсент Бушар (Vincent Bouchard),  потомственный Бургундский винодел в восьмом поколении.  В 1989 году Винсент вместе со своей женой, американкой Кей, путешествовали по Португалии и были очарованы долиной Доуру и местным виноделием.  Мечта родилась, а в 1992 году, после тщательных поисков и сомнений воплотилась в покупке Quinta do Tedo.

Немного о кинте

Как пишет сам Винсент, им досталось 35 акров виноградников, 25 акров оливок и фруктовых деревьев, одна винодельня, два дома,  захватывающие виды и осёл. На кинте 14 га виноградников класса «А», расположена на южном берегу Доуру. При возделывании лозы на террасах применяется весь набор эко-стандартов, типичных для «ответственной агропрактики»: минимум механизации, органические удобрения,  сбор винограда вручную и т.д.  Всему этому уделяется нешуточное внимание. На кинте имеется 10 га старых лоз, принадлежащих 22-м сортовым разновидностям, самые старые  (1 гектар)  – посадки 1920-х, всё ещё отлично плодоносят! Остальные 4 га площади занимают посаженые в 90-х Tinta Roriz, Tinta Barroca, Tinta Cão, Touriga Nacional и Touriga Francesa. Подробнее…

8 Сен
2012

Винтажные Портвейны Sandeman

Трудновато браться за рассказ о винтажных портвейнах этого матёрого Дома – обширная тема и весьма неоднозначные оценки разных экспертов. Дело в том, что винтажи вообще бывают очень разные, выдающиеся и менее удачные, на пике своих возрастных качеств,  «старики» и «молодые». Да, есть шкалы оценок, есть авторитеты – эксперты, но нельзя забывать об их субъективности, когда речи идёт об очень близких по качеству винах. Сам я не представляю, как можно сравнивать вина, имеющие к примеру 81 и 82 балл из 100. Не представляю.  Андрей Портвейныч думает, что всё это хорошо работает как набор рекомендаций для нас, не шибко искушенных рядовых потребителей.  И ещё очень важно помнить, что у каждого свой вкус и свои предпочтения – ведь все люди разные, не так ли? Хотя Сандеман выпускал винтажи добрые две сотни лет, ограничусь пока только перечнем лучших годов, вина которые ещё можно найти: 1945, 1955, 1963 (особенно хорош, 96 баллов, от 150 до 300 евро за 0,7), 1970, 1977, 1980, 1994. Молодые винтажи: 2000, 2003, 2007. От том, как в «Сандеман» относились к репутации Дома, свидетельствует вот такой случай: в 1944 они декларировали винтаж, однако вина 1945 и 1947 годов получились настолько удачными, что было принято решение аннулировать декларацию 1944 года, а бутылки опорожнить (что дальше было с вином – мне неизвестно, может быть продали как обычный руби, хоть какая копейка).

Vau Vintage – пей, пока молодой

Как я писал раньше, Quinta do Vau была куплена лишь в 1988 году и была первой кинтой в собственности Сандемана. Всего кинта занимает 73 гектара, из них под виноградники – 63 и граничит с Quinta do Caêdo. Конечно, класс “А”. На кинте выращиваются традиционные сорта с преобладанием  Tinta Barroca и Tinta Roriz, лоза высажена на террасах. Характерно, что название кинты звучит как традиционный молодёжный вопль “WOW” – маркетологам грех было этого не заметить и этим не воспользоваться. То есть идея была предложить рынку продукт доступный по цене и безупречного качества, однако способный заинтересовать целевую аудиторию «до 30» (проблема последних десятилетий – старение потребителей портвейна, излишняя консервативность имиджа «идеального» потребителя).  На португальском слово означает «речной брод» (для справки).  Подробнее…

6 Сен
2012
Опубликовано в: Матчасть
От    4 комментария

Щипцы для декантирования портвейна

Поговорим о нужной в хозяйстве портвейнолюба приблуде,  а если точнее – совершенно необходимом инструменте. Итак, если Вы (и ваш бюджет) доросли до регулярного потребления старых винтажей или лучших нефильтрованых LBV или старинных колейт, то без щипцов не обойтись – если делать всё правильно.  Винтажи – старые вина, храняться 20 и больше лет, как правило. За это время пробка становиться мягкой, крошиться либо влипает в горлышко изнутри,  и вынуть её при помощи банального штопора бывает нереально, неэстетично  да и не нужно. Есть способ куда эффектней – при помощи специальных щипцов.

 Итак, весь процесс по пунктам:

Разумеется, поскольку а) к винтажам мы относимся с пиететом и б) винтажи всегда нефильтрованые и имеют осадок, мы ставим бутылку вертикально  задолго до времени её откупоривания – до суток, а при последующих манипуляциях стараемся её не трясти и не поворачивать по сторонам.

  1. Кладём щипцы на жаровню, или гриль, или в костер – короче на огонь и раскаляем их. Не нужно делать этого добела, мы всё-таки не скот собираемся клеймить. Можно и на газовой плите нагреть, в конце концов, если наловчиться.
  2. Готовим ёмкость с ледяной или очень холодной водой и мочим в ней полотенце или толстую салфетку.
  3. Берём раскалённые щипцы и обхватываем ими на короткое время горлышко бутылки (секунд 10-15 хватит), можно покрутить бутылку слегка.
  4. Достаётся полотенце / холодная толстая мокрая салфетка и оборачивается вокруг горлышка бутылки. Из-за разницы температур стекло горлышка мгновенно и точно откалывается. Гораздо более эффектно взять кусочек льда и провести им по нагретому месту – иногда достаточно только прикоснуться. Специалисты дискутируют эффективность щипцов с перпендикулярным оси и параллельным расположением “ухвата”, всё потому что горлышки у бутылок иногда бывают разного диаметра. Говорят, что лучше даже придать “ухвату” небольшую эллиптичность, чтобы гарантировано обеспечить касание с любым горлышком.  Предлагаются даже самоделки – типа “гаротты” —   из металлического стального провода с ручками, как у скакалки. Используется схожим образом, но пробема разного диаметра горлышек здесь уже значения не имеет.
  5. Горлышко отделяется от бутылки.
  6. Портвейн переливается в декантер через ситечко  из муслина или специальную воронку для удаления твёрдых частиц, при этом внимательно следим по стеночке, когда в конце пойдут малейшие следы осадочной мути –  процесс прекращается, ибо незачем.

Вот и всё, готово. На youtube можно найти добрую дюжину роликов со всем процессом. Задайте в поиске «port tongs». В другой раз остановлюсь на декантировании винтажей подробнее.

ВАЖНО: соблюдайте правила элементарной осторожности и противопожарной безопасности, исполняя вышеописанный процесс. Можно на пивасике потренироваться заблаговременно или на любой пустой стеклянной бутылке,  чтобы набить руку и впоследствии  произвести впечатление на компанию,  НО окружающих не покалечить и дом не спалить.

3 Сен
2012
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Португальский портвейн Sandeman. История Дома, Дона и брендинга.

В Великобритании на протяжении многих веков существовали суровые правила наследования – старший сын получал поместье и титул (или дом и пару коров, или того менее), а все младшие – шиш с маслом. Майорат, однако. С одной стороны, это позволяло не дробить собственность, а с другой – порождало целую армию недовольных судьбой и очень амбициозных молодых людей, которые всеми силами стремились восстановить справедливость и сделать карьеру в армии, бизнесе, чаще в колониях, добиться положения и богатства. Наверное, энергии этих сотен тысяч молодых людей Британская империя и обязана тем, чем она стала при королеве Виктории – на пике своего могущества.  Наш случай, похоже, именно тот. Итак, в 1790 году Джордж Сандеман (такое уж произношение укоренилось в рунете; буду придерживаться, а вообще – Сэндеман или Сэндемэн. Кстати, вниманию толкиенистов: там есть почти одноименный  персонажик) отдолжил у папаши 300 фунтов и начал приторговывать винишком в Лондонском Сити. Если точнее – в кофейне Tom’s Coffee House на ул.  Birchin Lane, Cornhill. Кофейни в те времена были местом, где разнокалиберные дельцы Сити перетирали свои дела за чашкой колониального напитка, заключали огромные контракты, создавали компании – жизнь кипела (страховой гигант Lloyd’s начинал как маленькая кофейня).  Ясное дело, иной раз нужно было вспрыснуть удачную сделку. Юный Джордж оказался в нужное время в нужном месте и вскоре решил заняться хересом и портвейном,  что сулило большие барыши. Первое время с ним на паях был его брат Дэвид, но в 1798 году он отошёл от дел и создал Коммерческий Банк Шотландии.  В 1796 году Джордж начинает представлять интересы виноторговца James Duff из испанского Кадиса (по хересу), а в 1805 году Сандеман переезжает из кофейни в собственный офис по адресу: 20 St. Swithin’s Lane, а также начинает сотрудничать с W. Lacosta & Lagarde – впоследствии крупными поставщиками хереса. Бизнес пошёл так хорошо, что Сандеман начинает с 1809 года возить херес под своей торговой маркой. Во время войн на полуострове он часто бывает в Португалии, имея много знакомых среди офицеров Британского корпуса. В 1811 году в Гайе были куплены подвалы для портвейна, торговля портвейном успешно растёт. Сандеман стал первым, кто стал маркировать свои бочки, ставя на них клеймо GSC (George Sandeman & Co.). Клеймо подчёркивало не только происхождение вина, но неким образом гарантировало его качество, а в 1877 году торговая марка «Sandeman» была официально зарегистрирована, став одной из первых в мире.    Подробнее…

1 Сен
2012
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Quinta do Crasto : семейные ценности

О други мои! С трепетом в сердце начинает Андрей Портвейныч повествование об этой кинте, ибо именно их продукцией – портвейном LBV 1999 года отмечал я своё бракосочетание. И то сказать – брак оказался удачным! Поэтому считаю сей портвейн семейным талисманом – вот так вот.

Ну разве может быть плохим  вино, роджённое в столь красивых местах?

Немного истории: первое упоминание о кинте относиться к 1615. Во времена реформ маркиза де Помбала кинта была включена в первую  “Feitoria” (регион, выделеный под производство портвейна, был ограничен  гранитными столбиками  “marco pombalino” – до сих пор сохранился такой на кинте с выбитой датой «1758») и кинта числилась как один из важнейших производителей региона.  В начале двадцатого века кинта была приобретена Константином де Альмейда, владельцем знаменитого портвейнового Дома “Константино”. После его смерти в 1923 году его сын Фернандо де Альмейда продолжил дело отца выпуском портвейнов высочайшего качества (винтаж 1927 года ещё имеется в подвалах!). В 1981 дочь Фернандо Леонора и её муж Jorge Roquette сосредоточили контроль над хозяйством в своих руках. С помощью своих сыновей Мигуэля и Томаса хозяева начали процесс переустройства и расширения виноградников, а также  производство столовых вин, и в этом добились невероятных успехов. Однако  славу кинте принесли портвейны.   Подробнее…

28 Авг
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн капитана. William Warre и освобождение Опорто.

Пиренейская Война (1808-1814) была крупным вооруженным конфликтом в эпоху Наполеоновских войн. В войне принимали участие вооруженные силы Испании и Португалии, и их союзники – британцы против французов. Освобождение Опорто в мае 1809 года – лишь локальный и не самый важный эпизод этой долгой войны, в которой удача попеременно улыбалась то одной, то другой стороне. Если бы не вторжение Наполеона в Россию с последующим разгромом, то неизвестно, какова была бы судьбы Португалии вообще. Однако в истории сослагательное наклонение не применимо. До войны в самой Португалии ситуация была скверной во всех отношениях…  Народ прозябал в невежестве и нищете. Знать была бездеятельна и распущенна, духовенство безнравственно и суеверно. Принц-регент в ипохондрии и праздности бродил по своему дворцу, заложив руки в карманы, и безучастно смотрел на упадок своего государства. Он признавался англичанину Бекфорду, что королевство находится в руках монахов и что половина этих монахов совершенно потеряла здравый смысл. Регент признавал только одну политику — противодействовать вторжению французских идей в королевство. Робеспьер был для властей Португалии первым антихристом, Наполеон — вторым. Утешение в своем упадке португальцы находили в тех выгодах, какие доставляло им их нейтральное положение. Лиссабон служил передаточным пунктом для испанской и для одной части европейской торговли. Но мир сохранить не удалось. Эпизод с освобождением Опорто произошёл весной 1809 года: сначала французский маршал Сульт вторгся в Португалию 24 февраля, разбил с 20000 человек 45000 португальцев под стенами Опорто, отнял у них 197 орудий и проник в город (29 марта). Но, имея мало боевых запасов и беспокоясь за целость своих сообщений, он не решался идти далее…

    В Военной галерее в Петербурге помещен портрет единственного британского подданного, имевшего звание генерал-фельдмаршала и Англии, и России, победителя Наполеона при Ватерлоо — Артура Веллингтона. В1826 г. по поручению своего правительства он приезжал в столицу Российской империи для участия в похоронах Александра I. Знаменитый полководец пользовался необычайной популярностью у петербуржцев. Но великие подвиги и слава были впереди, а в 1809-м войска под его командованием 22 апреля высадились в Лиссабоне, совершили смелый переход через р. Доуру и неожиданно напали 12 мая на Сульта у Опорто,  отбросив его в Галисию, затем в Леон.  Под началом Веллингтона служил 25-летний капитан  William Warre, который отличился в сражении при Опорто и даже был награждён высшим португальским военным орденом Ordem de São Bento d’Aviz за отвагу (изображение ордена помещено на этикетку портвейна).   Подробнее…

27 Авг
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн Andresen Vintage 1999

этикетка портвейна AndresenУра! Дегустируем винтаж! Сегодня на столе у Андрея Портвейныча винтаж 1999 года от известного Дома портвейна J.H.Andresen, основанного в 1845 году. Создано это вино на кинте  Das Aranhas (кинта Пауков), расположенной около реки Туа  – притока Доуру. Там имеется винодельня, виноград давился традиционно в лагарах, на кинте молодое вино и перезимовало, а весной отправилось во  внушительных размеров подвалы Andresen в Гайе, где и созревало в бутылке до поступления в продажу.  

Как всё происходило?

  • Бутылка портвейна Andresen хранилась у меня в горизонтальном положении добрых полгода, а с вечера я её, голубушку, поставил вертикально, чтобы осадок опустился на дно;
  • Поскольку винтаж не такой уж древний и пробка не могла успеть разрушиться или «залипнуть» за десяток лет, то я воспользовался обычным штопором;пробка портвейна Andresen винтаж 1999
  • Потом портвейн был декантирован – через кусочек муслина для удаления осадка, которого было совсем мало, и с помощью обычной воронки. Портвейн был перелит в подходящий сосуд – графин, который в силу его  формы и объёма назначен  home декантером Андрея Портвейныча.
  • Вино было оставлено в декантере на 4 часа и потом немного охлаждено – до 18 градусов примерно. Подробнее…
25 Авг
2012
Опубликовано в: Porto – Art
От    1 комментарий

Портвейн Бандито-Гангстерито

На блоге vinokino размещён презабавнейший пост о том, что пьют герои мультиков. С удивлением обнаружил, что герои из «Приключений Барона Врунгеля»  Шеф мафии и его верные помощники Джулико Бандитто и Де Ля Воро Гангстеритто с большим удовольствием употребляли шерри-бренди, портвейн Fonseca и коньяк Hine. Можно лишь рассмотреть, что портвейн тони, надпись вроде «Royal Tawny Port», а более ничего – разрешение не позволяет. Жаль.  

«Приключения капитана Врунгеля» — юмористическая повесть советского писателя Андрея Некрасова. Книга была впервые издана в журнале «Пионер» в 1937 году, в сокращённом виде (вернее в виде иллюстраций с подписями, т. е. фактически в виде комикса), полноценное книжное издание вышло в 1939 году. Роман пародирует как популярные в 30-е годы XX века рассказы о моряках, так и стереотипы об иностранцах и отдельных государствах. Главный герой книги — капитан Врунгель, чья фамилия пародирует фамилию Врангель, первая часть этой фамилии использует слово «врун». Книга, разумеется для детей, иначе как объяснить то, что Врунгель заходил в порты Третьего рейха и выходил из них спокойно? Видимо, пакт Молотова-Риббентропа уже был заключён, а приятельство двух людоедов было в самом разгаре.  Мультсериал «Приключения капитана Врунгеля» студии «Киевнаучфильм» 1976—1979 имеет совершенно другой центральный сюжет, основанный на похищении Фуксом Венеры Милосской и преследования «Беды» итальянскими мафиози. В сюжете обыгрываются и пародируются многие реалии и стереотипы времён позднего «застоя». Отсюда и бутылки. Подробнее…

23 Авг
2012

Классификация виноградников долины Доуру. Почвы и климат.

Классификация виноградников в этом регионе сложилась исторически, поэтому кратко повторю известные факты из истории виноделия в регионе: Ряд археологических находок подтверждает, что вино здесь изготавливалось уже, как минимум, в III — V веках. Однако своей широчайшей известности; более того — славы, местная продукция добилась в XVII веке. Она экспортировалась в Голландию и Англию и пользовалась там определенным спросом, хотя конкурировать с французскими винами не могла. Но начало войны между Англией и Францией изменило все: французские напитки уже не поставлялись на обширный рынок Туманного Альбиона, и возникший дефицит необходимо было чем-то заполнить. Одним из выходов из сложившейся ситуации стал рост импорта в Англию вин из города Порто; виноделие в регионе стало расцветать пышным цветом. Затем между Португалией, Англией и Голландией был заключен союз против Франции и Испании; подписание так называемого Метуэнского договора в 1703 году стало одной из важнейших вех в винодельческой истории страны. Объемы продаж портвейнов в Англии продолжали расти в геометрической прогрессии; и, надо сказать, что Порто оставалось здесь самым популярным вином на протяжении двух веков. Португальские виноделы, разумеется, старались заработать на этом как можно больше; скажем так, производством вин в то время здесь не занимался только самый ленивый. Появился переизбыток продукции; рынок сбыта же при этом не расширялся. К тому же у покупателей стали возникать претензии (и справедливые) к качеству определенной доли продукции. Защищая свои интересы, ряд крупных виноделов Доуру обратились к правительству (если поточнее – телеги шли на стол Маркиза де Помбала)  с предложением об организации некоей структуры, призванной контролировать качество продукта, стабилизировать цены и т.д. Так, в 1756 году, была учреждена Генеральная компания вин Верхней Доуру (Companhia Geral dos Vinhos do Alto Douro).   Подробнее…

18 Авг
2012
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Дом портвейна “С.N.KOPKE & Co.»: первопроходцы

Речь пойдёт не только о самом старом (официально да; но ребята из Croft сомневаются) и легендарном Доме портвейна, но и о производителе, входящем в пятёрку крупнейших, о непререкаемом авторитете в колейтах и бочковых портвейнах вообще. Однако, по порядку… На логотипе русская буква “Ж” – визуально неожиданно для нас. Составлена двух букв “К” : Кристиан Копке, отец – основатель.

 А вот как всё начиналось или “Porto über alles ! ”

В 1636 году в Лиссабон из Гамбурга прибыла семья Kopke. Двумя годами спустя Кристиан Копке (поговаривают, начинал как дипломат) проявил себя как экспортёр португальских товаров, в том числе и производимого в те времена вина. В 1675 году портвейн получает первое официальное признание (до этого о винах Доуру вообще за пределами страны не слыхивали) и семья Копке занимает лидирующее положение в бизнесе (кто первый встал – того и тапки). От поколения к поколению авторитет укрепляется, особенно как производителя  Colheita. В 1756 году Никола Копке стал одним из членов в «Real Companhia» премьер – министра Маркиза де Помбала. Никола играл очень важную роль в торговле портвейном в 18– м веке, которая сильно изменилась под влиянием де Помбала. Семейство Копке интегрировалось в португальское общество и уже не считали себя иностранцами. В 19 веке представитель семьи – Иоахим Аугусто Копке (на фото) был награждён королевой Марией II за военную службу короне и  большой вклад в Португальскую торговлю. Он был избран мэром Опорто, основал и возглавил (1850-1858) Коммерческую Ассоциацию и носил титул Барона Массарелоса. В 1960–х Иоахим пригласил в Дом Копке партнёра из Англии – семью Bohane и затем, после смерти Иоахима в 1895 году Дом Копке перешёл к  Bohane, которые управляли хозяйством из Лондона через португальских уполномоченных. В 1953 году Дом стал собственностью «Barros» —  соблазнили подвалы и производственные возможности Копке. В Баррош считали приобретение «жемчужиной портвейна», продажи были на уровне 1,3 млн. бутылок в год. Группа Баррош расширяла и улучшала виноградники Копке, начиная со знаменитой Quinta S. Luiz. Подробнее…

15 Авг
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

В чёрном городе в чёрном доме в чёрной чёрной комнате…

Понятия не имею, что потребляют готы во время своих кладбищенских тусовок… Но могу кое-что порекомендовать. Знакомьтесь: Quinta do Noval «Black». При первом же взгляде на дизайн обращаешь внимание и на предельную лаконичность оформления, и на чёрный мрачный вид бутылки. Упаковка такая же.  Кстати, некоторые знатоки утверждают, что и сам портвейн имеет  более тёмный цвет и почти полную непрозрачность, по сравнению с другими портвейнами категории Ruby, к которой он и относится. Самовнушение? На сайте производителя содержится довольно скудная информация но … для этого портвейна создали свой спецсайт, такой же чёрно – мрачный. Первой заставке — с летящим вороном — позавидовал бы сам Хичкок, остальные в том же духе. Для вина использовался виноград с самой кинты, пишут, что часть давили в лагарах, а часть в механических дробилках-отжималках. Портвейн выдерживался два года в бочках. Букет и аромат: черника – ежевика, тёмная вишня, пряности (перчик), спелая малина и шоколад на финише. Танины злые, поэтому вину хорошо постоять открытым некоторое время. Портвейн то молодой. Вообще-то здесь мы имеем много шума из ничего. Это обыкновенный руби, правда сделаный из безупречного сырья в хозяйстве с безупречной репутацией и опытом. Кристиан Сили, управляющий директор Quinta do Noval сам даёт определение этому портвейну как «имиджевому» и нацеленному на расширение целевой аудитории. То есть это не что иное, как попытка создать очередной «модный», может быть «клубный» и тусовочный портвейн, создать новый образ портвейна в глазах молодых людей. Недаром на сайте целая страница посвящена коктейлям. На рынок вино было выпущено в 2010 году и получило хорошие отзывы. Цена на него невысока; доступность и качество играют на руку сбыту. Сама идея «чёрного алкоголя» не нова, достаточно вспомнить «чёрную водку» Абсолют 100, коньяк «Henessy Black»,  есть и виски, а уж пива более чем много… Так что я спокоен за готов: у них есть выбор.

11 Авг
2012
Опубликовано в: Производители
От    3 комментария

Дом портвейна CHURCHILL’S

В 1981 году Джон Грэм (John Graham), представитель известнейшей в портвейноводстве семьи, помахал ручкой Cockburn’s, на которых он работал последнее время, и  создал первый за последние полвека чисто английский дом портвейна.  Название новый портвейн получил по девичьей фамилии супруги Джона – Каролины Черчилль, а уж эту фамилию представлять не нужно. Джон  убил три зайца –  любимую половину ублажил, и в плане нейминга избрал отличное название, вписавшееся в сложный рынок портвейна, а главное – себе доказал, что не лыком шит. Поначалу компания покупала вина в долине Доуру, т.е. была обычным поставщиком («shipper»), впрочем, с этого начинали практически все англичане на протяжении более чем трёх последних веков.  Покупки вина производились, по разным источникам,   на многих кинтах: Q. do Rio в долине реки Торто,  Q. do St. Antonio в долине Пинхао , Q. da Tapada, Q. do Fojo, Q. de Manuela, Q. da Agira Alta.  В 1999 году  Churchill’s покупает великолепную Quinta da Gricha —  50 гектаров виноградников класса “A”, расположенных на южном берегу Доуру между  Pinhão и Tua,  в престижном для портвейноводства субрегионе  Cima Corgo. Всё производство на кинте – традиционным способом; лагары были вырезаны ещё в 1852 году.  Что мне понравилось на их сайте — это фотографии виноградников кинты. Подробнее…

8 Авг
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    1 комментарий

Taylor’s Scion — самый дорогой портвейн

Ну вот и добрались до эксклюзива…  Только ленивый не написал об этом портвейне, да и новости этой уже почти три года.  Речь пойдёт о портвейне «Scion» Дома Taylor’s  155-летней выдержки, изготовленного из винограда, собранного еще до того, как филлоксера уничтожила старые виноградники Европы. Специалисты в области старых вин уже заявили, что этот уникальный портвейн является настоящим рекордсменом в своей категории. Хранился в бочках в деревне Prezegueda, расположенной в самом сердце винодельческого региона Доуру, с 1855 года и передавался из поколения в поколение в качестве семейной реликвии. В 2008 году две бочки этого невероятного вина были обнаружены главным виноделом Дома Taylor’s Девидом Гимараешем. В том же году компания Taylor’s выкупила портвейн у его хозяев и дала ему название «Scion», что в переводе с английского означает «Отпрыск» или «Потомок», а в 2009 году было принято решение о его розливе и коммерциализации. Образцы из обеих бочек были продегустированы специалистами, которые подтвердили, что вино не только прекрасно сохранилось, но и обладает необыкновенной сложностью и комплексностью. Более того, они оценили его вкус как безукоризненный. По типу это не что иное, как колейта – выдержанный бочковой портвейн одного года, как правило, удачного. Вот что сообщили хозяева: «Было бы просто неприлично использовать этот Порто для купажей. Для этого у нас есть весомые аргументы: этот портвейн имеет неповторимый вкус и приятную кислинку, которая и придает ему изюминку. Поэтому, нами было принято решение не купажировать вино, а выпустить отдельной лимитированной серией». Всего было изготовлено 1400 бутылок  «Scion», который помещен в красивые графины из толстого стекла ручной работы, сделанные по специальному дизайну. Портвейн упакован в деревянную коробку из тика с латунными деталями, напоминающую коробку для инструментов в стиле 19 века. Высочайшего качества упаковка подчеркивает эксклюзивность этого коллекционного Порто. Цена за бутылку, по состоянию на начало 2012 года, начинается от USD 3100,00. Такая запредельная цена редка для портвейна, абсолютный рекорд. Но если сравнивать с ценами на великие вина Бордо, редчайшие розливы коньяков и виски, то эта цена не кажется Эверестом…

По материалам GoodWine

3 Авг
2012
Опубликовано в: Матчасть, Основы
От    1 комментарий

Вторая жизнь портвейновой бочки

Портвейн, как известно, созревает в бочках,  даже винтажи «коротко» — до 2 лет — пребывают в дубовых ёмкостях. Что уж говорить о датированых тони и колейтах, которые мирно спят в пипах десятилетиями. Не только вино преображается во время вызревания – сама бочка так же претерпевает определённые трансформации,  древесина – не сталь, поди, пропитывается портвейном.  Но бочки не вечны, даже если им проводить ТО,  чистить от тартаровой кислоты и прочих осадков, мыть, шкрябать и окуривать. Однако б/у портвейновые бочки нашли неожиданное употребление. Привожу выдержки из замечательной статьи Александра Рассадкина: «Мы вряд ли ошибемся, если скажем, что своей популярностью и разнообразию виски обязан бочкам. Не хотелось бы сильно уходить в историю, но все мы прекрасно понимаем, что на территории самой Шотландии дуб встречается крайне редко и выдержка виски в дубовой бочке явление не очевидное.  Откуда же тогда появилась традиция выдерживать виски в дубе? Как и в случае с коньяком, изначально, виски заливали в бочки для транспортировки ну или просто для хранения и только потом стали замечать, как приятно изменяется напиток со временем. Бочки же получили свое распространение, благодаря большим объемам экспорта различных напитков из более южных стран Европы (Франция, Испания, Португалия). Подробнее…

2 Авг
2012
Опубликовано в: Разное
От    Нет комментариев

Бабе — цветы, дитям … портвейн !?

Ещё в 90-х годах можно было, попав в качестве гостя на свадьбу в глубинке или вообще в деревне, обнаружить на столах …. советскую водку  с «бескозыркой» — как правило,  обычную «Русскую» по 3.62 руб., но чаще  «Экстру» (4.12 руб.) – в народе считалась получше или «Столичную», но это редко … Гости были в недоумении: откуда раритеты? Ведь эти водки канули в лету ещё при Андропове, в начале 80-х, когда водку стали делать качеством отвратную  и с зелёной мерзкой этикеточкой,  прямолинейно-убогой в своём лаконизме.  Ответ прост: в 60-70 годы была традиция в зажиточных и малопьющих (ВАЖНО!) семьях в случае рождения ребёнка закидывать пару-тройку ящиков сего продукта на чердак или в погреб – «до свадьбы». Иногда так делали дед с бабушкой, или как минимум настойчиво советовали сделать. Сами понимаете, почему: где-то рядом с водкой хранилась соль в промышленных масштабах и мыло, иногда спички, стеариновые свечи пачками и ряд других «стратегических» вещей, которые подходят для длительного хранения.  В семидесятые годы дефицит уже был явлением (и тотальный ужас – в 80-х). Но здесь сработала генетическая память советских людей, чьё детство пришлось на  голодные и бедные послевоенные годы, вот и запасались впрок. Если посмотреть «поширше», это явление не было чисто совковой и уже умершей традицией. Андрей Портвейныч слыхивал про старые и до сих пор существующие армянские обычаи – там закладывают бочонок с коньяком – при выдержке в бочке за лет 20 коньяк отнюдь не станет хуже. Или вот аналогичные французские традиции: например, в год, когда в семействе владельцев  Camus рождается ребенок, коньячный спирт особого качества заливается в бочки и выдерживается вплоть до момента наступления совершеннолетия (21), если это мальчик; или же до свадьбы, если родилась девочка. Пример этот не единичен, я уверен.  Подробнее…

23 Июл
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Otima: парочка модных тони

Этот проект Warre’s достоин восхищения. Остаётся только догадываться, сколько было вложено Симингтонами в продвижение этих датированных тони. Разумеется, содержимое бутылок безупречно. Но ещё безупречна концепция продукта и дизайн. Бутылка бесцветного стекла с маленькой этикеткой и толстеньким дном, позволяющая насладиться красивым цветом вина, удлинённая форма, нехарактерная для портвейновых бутылок, скорее для коньяка – арманьяка, да и цвет схож. Продукт производит впечатление чего-то особенного, элегантного, стильного. Скажем прямо, гармония формы и содержания, браво, Warre’s!  Otima – два датированных тони 10 и 20 лет (средний возраст купажа в обеих случаях), т. е. классический бочковой портвейн.

Просто факты:

  • Для производства портвейна используются обычные для долины верхней Доуро сорта винограда: Touriga National, Touriga Franca, Tinta Barocca, Tinta Roriz, Tinta Cao. Последний сорт очень мало распространён (менее 1 % посадок), но именно его ягоды «отвечают» за правильное старение вина, придают ему элегантность;
  • Ферментация производилась традиционно, между 24 и 28оС; как только достигалось требуемое содержание сахара в сусле (обычно в пределах 48 часов), добавлялся 77 % акуарденте (виноградный спирт) в соотношении 80 % сусла / 20 % спирта;
  • Выдержка происходила в бочках в подвалах Warre’s в Вила Нова де Гайе;
  • Не нуждается в декантировании, готов к употреблению, хранение не улучшит огранолептические характеристики;
  • Пить чуть охлаждённым, я думаю оптимально будет градусов 16-18; датированные тони это типично десертное вино, соответственно под этот портвейн хороши сыры, орешки, десертики типа крем-брюлле. Портвейн в отпитой бутылке проживёт месяц-другой без потери качеств;
  • Крепость 20% у обоих, кислотность 3,8 и 4,2 г/л соответственно для 10 и 20 летнего.
  • Десятилетка чуть светлее, ну а букет, вкус? Всё, что характерно для тони, просто 20-летка более «ореховая» и комплексная, полнотелая в силу вдвое большего бочкового стажа, а десятилетка более «фруктовая». Традиционно для датированных тони: цитрусовые и лесной орех, малина, ириски, курага, карамель, мёд. Вкус очень «богатый», пышный.
  • Количество наград на международных выставках и хвалебных отзывов от знатоков и экспертов не поддаётся учёту, хотя надо честно признать, что есть тони и покруче. Десятилетка заняла 9 место по популярности в 2011 году среди всех производимых портвейнов (Wine&Spirits).
22 Июл
2012

Магеллан: точка невозврата

Мелки пошли людишки в наше время… Безопасность, комфорт и ещё раз безопасность – вот устремления нынешних двуногих. А ведь были времена, когда опасность искали… Опасность сопутствовала достижению славы и богатства.  В чести были доблесть, отвага, мужество и прочие неактуальные сейчас понятия.  Недавно закончил читать Стефана Цвейга «Подвиг Магеллана», зацепил меня один отрывок, цитирую: «Уже отплытие Колумба в безбрежный простор воспринимался его временем, да и всеми последующими временами, как беспримерно отважное деяние. Но даже этот подвиг, хотя бы по числу жертв, ему принесённых, нельзя приравнять к победе, которую Магеллан, ценою неслыханных лишений, одержал над стихией. Ведь Колумб со своими только что спущенными, заново оснащёнными, хорошо провиантированными судами в общей сложности пробыл в пути всего тридцать три дня, и ещё за неделю до того, как ступить на землю, носившийся на гребнях волн тростник, плывущие по воде стрволы неиданных деревьев и лесные птицы утвердили его в предположении, что вблизи находится какой-то материк. Экипаж Колумба состоит из здоровых, неутомлённых людей, корабли так обильно снабжены провиантом, что в крайнем случае он может, и не достигнув цели, вернуться на родину. Теперь перед ним расстилается неизвестность, но позади его – надёжное прибежище и пристанище: родина. Магеллан же устремляется в неведомое, и не из родной Европы, не с насиженного места плывёт он туда, а из чужой, суровой Патагонии. Его люди изнурены многими месяцами жестоких бедствий. Голод и лишения оставляют они позади себя, голод и лишения сопутствуют им, голод и лишения грозят им в будущем. Изношена их одежда, в клочья изодраны паруса, истёрты канаты. Месяцами они не видели ни одного нового лица, месяцами не видели женщин, вина, свежего мяса, свежего хлеба….  Так плывут эти корабли – двадцать дней, тридцать дней, сорок, пятьдесят, шестьдесят дней, и всё ещё не видно земли, всё ещё никаких признаков её приближения! И снова проходит неделя, за ней ещё одна и ещё – сто дней, срок, трижды более долгий чем тот, в который Колумб пересёк океан! Тысячи и тысячи пустых часов плывёт флотилия Магеллана среди беспредельной пустыни.»  Да, даже представить себе такой экстрим тяжело, не то что поучаствовать…    Подробнее…