Содержит тег: "колейта Archives - Блог о португальском портвейне"
22 Ноя
2017
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

А вот два интересных портвейна

Новинки на рынке портвейна, новые релизы появляются по-разному: одни тихо, неспеша и малозаметно, другие – с помпой, шумом и треском, с огромными рекламными бюджетами и роскошными собственными сайтами. Как всегда, бывает «много шума из ничего», но и наоборот же – появляются весьма и весьма достойные напитки. Что новенького в 2017-м?

Юбилейный портвейн от Taylor’s и недорого – что за чудеса?

Все привыкли, что если уж маститый shipper с историей в несколько столетий выпускает коммеморативный, юбилейный портвейн, то уж цена лимитированного издания доступна только нуворишам и «винным» коллекционерам. А вот и нет! В Taylor’s решили отметить свой 325-летний юбилей скромно, но со вкусом: выпустили просто добротный и доступный по цене тони, который в рознице можно найти всего за 40-45 Евро. Средний возраст лотов купажа составил примерно 15 лет – нормально, но ничего супер-выдающегося…

Фишка – в бутылке, которая была скопирована в точности с первых бутылок той эпохи – конца XVII века. В компании поговаривают, что это так выглядела действительно ПЕРВАЯ известная и сохранившаяся бутылка, в которой транспортировался портвейн. Ну, может быть. Я писал когда-то о бутылках. Настоящий «бутылочный» винтаж родился намного позже, когда форма бутылки вытянулась и её можно было положить на бок для долгого хранения, укупорив длинной пробкой.

В 1692 году один из праотцев компании, английский купец Job Bearsley отправил в Лондон первую партию портвейна. История у Тэйлорс и вправду бородатая… В мае 2017 года океанская яхта, нанятая Taylor’s, повторила поставочку: от причала Гайи в Лондон был отправлен бочонок (или несколько) портвейна, которые на брегах Темзы выкушали в честь 325-летнего юбилея важные дяди из компании и причастные лица. Заодно славно попиарились. Говорят, поляну накрывали в арсенале лондонского Тауэра…

Всего выпущено 1200 коробок этого интересного портвейна. В букете – все ароматы и вкусы, присущие в меру старым тони: слива, черная вишня, поджаренные орешки, абрикос, перечные нотки, чернослив, солодка, рождественские специи, ириски, кофейные бобы, фиги… Хорошее вино. Автор купажа – штатный винодел компании Дэвид Гимараенш. Кстати, это ему принадлежит идея сделать юбилейный выпуск доступным по цене. Правильно, Дэвид, хватит поить толстосумов, дайте обычному люду глотнуть чего-нибудь приличного.

Всякие эксперты в лице «Декантера», «Винного энтузиаста» и Джеймса Саклинга уже насовали этому тони от 94 до 97 баллов из 100. Можно брать смело. Даже если портвейн не понравится (что маловероятно), то уж бутылка-то стопроцентно пригодится для дизайна интерьера!

Портвейн и первый самолёт

самолёт братьев Райт рядом с современным истребителем

Не могу с полной уверенностью утверждать, что этот интересный портвейн – новинка 2017 года, но некоторые косвенные признаки на это намекают – даташит на него датирован этим годом. Его не встретишь в обычных магазинах и винных бутиках – он продаётся только в дьютиках крупных аэропортов планеты. Почему? Потому что портвейн Graham’s First Flight 2003 Бутылка португальского портвейна Graham'sпосвящен первому полёту на аэроплане братьев Райт в 1903 году. К слову, первенство оспаривается, но стоит ли ломать копья? С 1880 по 1910 год было построено около 200 изделий, претендующих на звание самолёта и предназначенных для пилотируемого полёта. Они не полетели. Повезло братьям Райт, но можно считать пионерами хоть француза Сантос-Дюмона, хоть Можайского. Есть ли смысл в этих спорах?

Кстати, донесла ли до нас история имена первого пьяного пилота и первого пьяного пассажира? Было бы интересно: похоже, что скоро алкоголь на борту или хоть в предполётной зоне будет забанен навсегда и повсеместно.

Graham’s First Flight 2003 – это колейта урожая 2003 года. Лето в 2003 году было жарким, урожайность низкая (не более 1 кг с лозы на кинте Мальведуш). Винтажный год у Graham’s, отличное вино. Главный винодел марки, Чарльз Симингтон, обнаружил в этом портвейне большой потенциал для развития в бочках, посему решил основную часть вина 2003 года отложить на длительное созревание и хранение под датированные тони и колейты. В купаж вошли лоты с нескольких кинт Симингтонов, расположенных как в субрегионе Sima Corgo, так и в Douro Superior.

Эту колейту лучше пить с горьким шоколадом или десертами, в которых присутствуют ароматы ванили. Нужно немного охладить вино и подумать о том, как братья Райт смогли поднять в воздух книжную этажерку с двигателем, как у газонокосилки, и почему всё-таки человека потянуло летать?

1 Апр
2015
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн Ватерлоо

В этом году вся Европа будет отмечать круглый юбилей битвы при Ватерлоо. Да-да, прошло уже 200 лет! Коротко о предыстории сражения. Наполеон Бонапарт, как известно, закончил карьеру эффективного панъевропейского менеджера в 1814 году через унизительное отречение. Но поскольку фигура Наполеона по величию и значимости в глазах современников затмевала Александра Македонского и Карла Великого вместе взятых, его определили на заслуженный отдых, не лишив при этом права переписки и мини-войска в 2000 отборных солдат из старой гвардии. Неплохая участь для человека, разжёгшего пожар войны по всему континенту – доживать на Эльбе в комфорте, предаваясь воспоминаниям и любуясь на бирюзовое море.

Наполеон БонапартПоговаривают ещё, что мягкость ссылки была вызвана тем, что жена Бонапарта Мария-Луиза была дочуркой Франца I, императора Австрии, одной из стран-победительниц. Вроде как нехорошо зятя сильно прессовать: какой ни есть, а всё ж родня! Кстати, идею начёт Эльбы приписывают царю Александру I.

Коалиция стран – победительниц в начале 1815 года стала трещать по швам. Пока всех объединяла задача победить корсиканца, разногласия отсутствовали. Как только победили, тут и началось… Правление Людовика № 18 во Франции также не вызвало восторга у многих французов.

От внимания Наполеона благоприятная политическая ситуация не ускользнула, и он решил: рискну на все деньги ещё разок! Последовал побег с Эльбы, триумфальное шествие «людоеда» и «корсиканского чудовища» на Париж, без какого-либо сопротивления. Напротив, цветы и чепчики бросали.

А вот власть имущие роялисты весть о возвращении императора в Париж восприняли совсем иначе! Поскольку памперсов в ту пору не было, количество описаных рейтузов и лосин не поддавалось исчислению, причём работу прачкам задали по всей Европе. Нужно было что-то делать с упырём! Зря, что ли, кровь проливали?

битва при ватерлооВ июне всё и началось. Наполеон двинул войска в Бельгию, навстречу ему спешили армии англичан и пруссаков, а из Польши спешили на подмогу русские войска. 16 июня 1815 года пруссаки под командованием маршала Блюхера огребли от войск Наполеона по полной программе. 18 июля у деревушки Ватерлоо началась битва с доблестными солдатами Веллингтона. Исход известен, а вот причина поражения Наполеона не совсем понятна. Пишут, что императора мучил геморрой, поэтому его накачали клизмами, где кроме всего прочего, содержались сильные седативные средства. Бонапарт был квёлый, как рыба на прилавке: полководческий талант не реализовался. Другая версия – измена маршала Груши, якобы подкупленного бароном Натаном Ротшильдом, который в это время провернул в Лондоне блестящую комбинацию с ценными бумагами. Голубиная почта самого барона позволила ему первым узнать исход сражения и вот профит: 200 млн фунтов стерлингов!

Дальнейшее хорошо известно: Наполеон был сослан на остров святой Елены, от греха подальше. Вот уж действительно, на край света! Там он и окончил свою жизнь, причём поговаривают, не без посторонней помощи.

Битва при Ватерлоо прославила английское оружие, герцога Веллингтона, и чуть позже — группу АВВА на Евровидении 1974. Только для Сергея Бондарчука это был шаг назад: он привлёк для съёмок фильма про Ватерлоо массовку всего в 15 000 советских солдат, что гораздо меньше по сравнению с «Войной и миром». А фильм рекомендую, кстати.

Всё это очень мило и занимательно, но при чём здесь портвейн?

Портвейн Ferreira 1815 «Waterloo»

Судя по всему, это самый старый портвейн из всех, сохранившихся в подвалах у производителей. Интересно, что он нашёлся у Дома портвейна Ferreira, исконно португальского по происхождению и духу, а не у маститых британских домов. Хотя, неизвестно, что они там скрывают в дальних закоулках своих подвалов…

Ferreira Vintage Porto 1815_Packshot_fundo preto (01)Сначала о названии. Почему портвейн назван «Ватерлоо», понятно. Для британцев XIX века Ватерлоо на протяжени десятилетий было синонимом доблести и предметом городости. Как для нас 9 мая, к примеру. День Победы, и всё тут. Символическая дата, знаковый портвейн. Был ли урожай 1815 года чем-то небывало выдающимся? Сведений осталось мало, но вряд ли. Самое главное — это 1815 год.

Является ли этот портвейн винтажным в строгом и современном понимании этого типа вина? Нет. Скорее это типичная колейта. По слухам, он оставался в бочках около 40 лет, затем частично бутилировался, частично переливался в другие бочки. Надпись «vintage» на этикетке здесь означает скорее не тип портвейна, а год урожая: на этом акцентируют внимание.

Цвет вина бледный (за столько лет красящие вещества распались), янтарно-лимонный. Сразу после декантирования букет яркий, древесными нотами, но потом это проходит. В букете есть воск, экзотические породы дерева, фрукты (сушёный абрикос), пряности (имбирь, перец, корица). Финиш сухой. Средне-сладкое вино, в чём-то похожее на мадеру. Кстати, большинство портвейнов Феррейры отличаются чуть большим содержанием сахара.

Пока это все подробности. Сколько будет стоить портвейн Ватерлоо, каков тираж розлива — неизвестно. Может быть, это одна или несколько бутылок? Возможно, всё пойдёт избранным лицам через аукцион. Компания «Sogrape Vinhos», владеющая брендом Феррейра, собирается пустить выручку от реализации портвейна Ватерлоо на благотворительные цели.

Кстати, «бабушке португальского портвейна» Донье Антонии Феррейра в 1815 году было всего 4 годика…

22 Сен
2014

Колейта Kopke 1940 года – назад в будущее

    Не раз уже писал о Доме портвейна Копке – старейшем (с 1638) производителе портвейна – не могу пройти мимо: колейта и старые тони – одна из «фишек» Копке, здесь их репутация достигла заоблачных высот. Но вот 1940 год… наводит на размышления.

    Лет десять назад цифры 1939 и 1940 совсем мало упоминались в сети и в прочих масс-медиа, разве что на форумах любителей истории, военных дел или конспирологов. Отшумели интернет-войны о пакте Молотова – Риббентропа, о Катыни, о бесславной советско-финской войне… Сегодня же, куда не заглянешь, видишь какие-то параллели, наталкиваешься какие-то аналогии с теми временами. Цитируют Оруэлла, хотя в текущем политическом моменте я бы лучше цитировал Кафку или Даниила Хармса. На многие острые вопросы, которые ставят перед нами телеведущие с горящими глазами, хочется ответить: «потому что гладиолус. Идите нахер. Пойду собак покормлю». И не тычьте в мою сторону своим перстом: «Ты записался в …?» Нет, не записался. Сказано же – собак я кормлю. Идите, идите, куда послано.

    Ну а если… Запахло большой войной? Собаки-то не помогут, если что. Хотя… Но откуда эти противные милитари-ароматы, ф-у-у? Из чего складываются эти флюиды? Неужели из страшилок, которые тиражируют высоколобые дяди в дорогих костюмах? А может потому, что этой осенью урожай грибов офигенный – значит не к добру, быть войне, или дело всё в «коллективном» шестом чувстве, а если это психоз?

    Политики и политологи, влиятельные персоны и историки указывают на факты, иначе их бы никто не слушал. Со многими фактами, не сходящими с новостных лент, и не поспоришь – их омерзительность не оставляет сомнения в их подлинности, какая бы сторона не трактовала их в свою пользу. Никому веры нет. Кое-что не укладывается ни в какие рамки – даже ложь, которую прежде распознавал весело. Вот раньше было два полярных понятия – правда и ложь, а сейчас появилось третье, и это явно не полуправда. Треугольник образовался, равнобедренный и равноправный. Появилось нечто третье, способное заменить как первое, так и второе. Как это «нечто» называется – не знаю, но присутствие ощущаю.

    Андрей Портвейныч по-своему трактует третье начало термодинамики и утверждает, что энтропия здравого смысла на планете достигла некой неприличной величины. А вот вам моё обоснование:

  • 60 лет назад говорили: «без 100 грамм не разберёшься»;
  • 30 лет назад говорили: «без стакана не разберёшься»;
  • 15 лет назад говорили: «без бутылки не разберёшься»;
  • Сегодня уже не говорят. Выражение устарело. Не разберёшься.

    Моё шестое чувство подсказывает мне, что эпоха здравого смысла заканчивается. Здравый смысл стал не нужен. Алтарь здравого смысла требует жертву — временем, а времени думать нет, отсюда необдуманность поступков и всего и вся. Хорошо было в викторианское время, или чуть позже… А сейчас — «эпоха коротких мыслей» (не помню, чьё). Мысли – твиты, мысли – СМС…

    Старую эпоху жалко. Кстати, в августе 1940 (заметьте) года Анна Ахматова так писала о павшем под натиском вермахта Париже:

Когда погребают эпоху,

Надгробный псалом не звучит.

Крапиве, чертополоху

Украсить ее предстоит.

И только могильщики лихо

Работают, дело не ждет.

И тихо, так, Господи, тихо,

Что слышно, как время идет.

А после она выплывает,

Как труп на весенней реке,

Но матери сын не узнает,

И внук отвернется в тоске…

     Жуть и полный хоррор! Однако: на минуту представьте себе крестьян долины Доуру в 1940 году — полуграмотных загорелых людей, весело (потому как сбор урожая – всегда весело) делающих свою работу, как и десять поколений назад, и совершенно не страдающих предчувствиями мировой войны. Вдали от всего. Девушки заливисто смеются; корзины с ягодами не кажутся слишком уж тяжёлыми, парни топчут грозди винограда в лагаре под музыку — барабан ухает, пожилые женщины деловито готовят нехитрую еду, винодел хлопочет, хозяин кинты щурится, прикидывая расходы и доходы года. Солнце слепит… Рождается вино, жизнь продолжается! Пот, шутки, золотые вершины гор, тени заката, стаканчик агуарденте, запах пряных трав и свежесть реки… Всё так и было – в 1940 году.

 Портвейн – колейта как способ выпить время и задобрить демонов эпохи

 колейта Kopke 1940  Напомню, что колейтами называют старые бочковые портвейны (от 7 лет выдержки) только тех лет, которые были удачными и всегда – одного урожая. То есть смешивать разные годы винный мастер не может. Для старых датированых тони купажирование – это норма, а вот колейта – только одного урожая.

     В «Копке» в конце 2013 года решили отметить 375 лет со дня основания фирмы. Но красующаяся на бутылке цифра означает не только фантастическое долголетие Дома портвейна, но и количество номерных бутылок с этим портвейном. Всего одну бочку-пипу № 10053, в которой портвейн спал 73 года, пустили на розлив. А ещё в 1940 году Торговая ассоциация Порто и Лиссабона выдала Дому Копке сертификат, удостоверяющий первенство старейшей компании, производившей портвейн. Копия этого сертификата прилагается к колейте.

    Всё вместе упаковано в ящик ручной работы из дерева Palo Santo, которое растёт только в Южной Америке, там, где сходятся границы Аргентины, Парагвая и Боливии. Ящик отделан чёрной кожей с тиснением золотом. Бутылка (0,750 л.) прозрачного стекла – чтобы густо-янтарный, коньячный цвет колейты радовал глаз.

    Спецы из Копке считают колейту 1940 года одной из лучших колейт в коллекции. Ричард Мейсон, портвейн-гуру из Британии, описывает букет этой колейты примерно так: смесь сухофруктов, ириски, молочный шоколад, фрукты со сливками … Танины практически не присутствуют. На финише доминируют нежные ириски. Элегантное старое вино. Лучше всего с сигарой или просто на десерт, но хорошей парой будут десерты с шоколадом, ароматами ванили, орехами и карамелью. Советуют охладить до 12-14 градусов, но я думаю, это только из-за того, что такое редкое вино пьют медленно и помаленьку, поэтому портвейн в бокале быстро нагреется.

колейта Копке 1940    Кое-что о цене вопроса. Судя по онлайн магазинам, подарочное издание обойдётся от 600 до 800 Евро. Много! Однако в продаже можно найти (в том числе и в Гайе, в подвалах Копке) колейту 1940 года в «обычном» издании по цене наполовину меньше. Старые колейты стоят дорого… Если у вас есть любимый папа или дедушка 1940 года рождения, а вы не стеснены в средствах – подумайте о таком подарке.  Кстати, если другие производители преподносят выпуск редкого старого портвейна как сенсацию и находку, то Копке так поступать ни к чему – их подвалы хранят такие сокровища и в таком количестве, что другим и не снилось…

     И на этот раз Андрей Портвейныч начал «за упокой», а окончил «за здравие». Пусть же оптимизм и здравый смысл нас не покидают. Всё будет хорошо.

7 Июл
2014

Колейта «Graham’s» по умопомрачительной цене

      На страницах блога много писано о брендах, о винах, и о истории семьи – династии Симингтонов – пожалуй, самой влиятельной семьи в мире портвейна. Напомню только один факт. В 1882 восемнадцатилетний Эндрю “AJ” Симингтон прибыл в Португалию и начал строить свою карьеру в качестве рядового сотрудника дома портвейна «Graham’s». Тёзка Андрея Портвейныча, однако. Биография этого человека – это история большого труда и большого успеха. По прошествии 40 лет, в 1920-х годах, Эндрю Симингтон решил купить 4 бочки портвейна счастливого для него и для семьи 1882 года.

 бочки колейта Грэм    Вино сохранилось… Правда, уже не четыре бочки, а три (550 литров каждая). Почему? Основная причина – естественное испарение, которому и стенка бочки не помеха. Сорокалетний тони теряет 25 % своего объёма! Вторая причина – портвейн время от времени дегустировали. Винный мастер обязан следить за тем, как развивается вино в бочке. А может быть, владельцы кому-то из близких рюмашку подносили – кто знает? Возможно, небольшое количество вина использовали для купажей редких и старых тони. Но факт – осталось три бочки.

      Было принято решение пустить портвейн на продажу …

Колейта Graham’s «Ne Oublie»

герб клана Грэмов     Колейта – это бочковой портвейн выдающихся лет. В бочках может существовать очень долго, чему потверждением наш случай. Назвали портвейн «Ne Oublie». Переводится эта латынь как «не забудем не простим» «не забывай» или «никогда не забывай». Это девиз клана Грэмов – шотландского равнинного рода, ведущего своё происхождение из Нормандии. Известен Уильям де Грэм (De Graeme), норманнский дворянин, который прибыл на берега туманного Альбиона в 1128 году.

 колейта    Итак, колейта была разлита в 656 хрустальных графина производства португальской фирмы «Atlantis». Серебряные кольца на горлышке декантера и ободок пробки с гравировкой изготовлены шотландскими серебряных дел мастерами «Hayward & Stott», a коробка ручной работы с отделкой кожей была заказана у английской компании «Smythson». Всё это было не случайно: три страны, с которыми связана судьба династии Симингтонов, участвовали в создании шедевра. Коробочка, кстати, одна стоит полтысячи британских фунтиков.

      Но это всё гламурный внешний образ, упаковка, обрамление… А что внутри? Внутри портвейн необычайной глубины и концентрированности с пышным букетом. Это всё, что известно. Продегустировать шансов у Андрея Портвейныча нет никаких… Подробную информацию о колейте можно почерпнуть на спецсайте, только ей и посвящённой. Есть прекрасно отснятые промо-ролики, с любовью к стране, земле, вину… Рекомендую!

Эпилог: за что платят?

    Вот примерная отпускная цена колейты: 7500 долларов США за графинчик. Это абсолютный рекорд (пока) для мира портвейна.  Далеко не первый сверхдорогой, коммеморативный (памятный) портвейн. Были примеры. С 2009 года рекордсменом была колейта Taylor’s Scion 155-летней выдержки, которую всё ещё можно купить за сумму в 3000+ долларов. Есть юбилейные колейты стоимостью в несколько сотен, которые были встречены коллекционерами благожелательно. Продажи этих дорогих напитков, как думает Андрей Портвейныч, были настолько успешны, что у портвейновых маркетологов родилось ощущение беспредельности цены в сегменте luxury. Выпустили портвейн за тысячу – его размели. Выпустили за три – отлично пошёл. Где предел? Чем измеряется тщеславие, насколько глубока жажда обладания эксклюзивом? На простом языке – где предел понтов? Колейта за 7000 лучше колейты за 1000 не в семь раз, а на шесть тысяч. На деньги. Не на вкус – вот этого вы даже не ощутите при сравнении, если будете честны сами с собой.

       Ах, не помню, где читал … правда это или байка, но история такова (деталей не помню): один московский предприниматель средней руки встречал француза-партнёра, в Москве. Перед этим он разжился пустой бутылкой «Петрюс» (полная бутылка стоила несколько тысяч у.е.), которую бросил на заднее сиденье под ноги и пару пластиковых стаканчиков туда же, несвежих. Французик по дороге из Шереметьево бутылочку нащупал, потому как мешала, осознал марку и выслушал ответ от нашего предпринимателя: «да так, вчера с клуба ехали, раздавили на посошок. Делов-то…». Глаза у французика стали квадратные и подписал он всё, что у него просили.

колейта Graham's 1882      Что касается инвестиций: а я думаю, что это уже зона риска. Лучше купить три-пять ящиков Noval National  и наблюдать за динамикой цен 20 лет. Не спеша. А покупать портвейн по 7 килобаксов за 1 графин/бутылку… Не будет он расти в цене такими же темпами, а может и вообще не будет. Но, есть у меня ощущение, что мы увидим ещё портвейн и за 10 тысяч…

       Кстати, не все три старинные бочки были разлиты по декантерам! Ещё осталось: для подрастающего поколения Симингтонов и их наследников. Через многие десятилетия они будут стоять у руля бизнеса и определять судьбу этого редкого портвейна.

21 Дек
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн и Полтинник

Ах, друзья мои! 50- летний юбилей это, что ни говори, круглая дата. А в человеческой жизни это своего рода рубеж, который переходят с удивлением и благодарностью (большинство) или с горечью и страхом (всё-таки меньшинство). Или нечто посередине… Знаю только, что у человека, дожившего до полтинника или около того, появляются удивительные отношения со временем. Оно ощущается, уже виден его масштаб, его неравномерная текучесть. Время становиться личным – «моё» и «их». Прошлое начинает то улыбаться, то непрошено скалиться из тумана — не из вчера, а из другой страны, в которой ты будто жил когда-то. Или не ты? Вот тот патлатый и джинсатый школьник с магнитофоном «Весна» в худых руках, на маленьком нерезком чёрно-белом снимке – это ты? Или не может быть? Время смотрит на тебя лицами твоих сверстников, и ты начинаешь не любить своё отражение. Думаешь:  «я, наверное, как они, но не такой». Глупый протест! В шкафу тихонько постукивают костями семейные скелеты. Лет десять назад не беспокоили, тихо сидели, а теперь нет.  Да ведь это же твоих рук дело и шкаф твой – теперь встречай компанию. Научат тебя ночным мыслям типа «Ах, ну зачем я тогда не …» — и щемяще сосёт под ложечкой. Вздыхаешь. Удивительно то, что прожил полвека. Что прошло полвека. Что тебя терпели полвека. Хочется свести дебет с кредитом: не сводится, зараза. Это хорошо, значит, есть смысл жить дальше.

as509_портвейнА юбилей можно отметить, отчего ж. Тут вот какое дело – насчёт подарка юбиляру. Ну, чтобы по душе и символически было, а под это дело хорошо подходит вино одного с юбиляром года рождения. Портвейн – отличный вариант. Но есть некоторые сложности. Возьмём, например, винтажный портвейн. Известно, что винтаж декларируется массово всего раза три в десятилетие – так статистика утверждает. В оставшиеся годы отдельные производители решаются на декларацию, только если на их кинтах уродится действительно стоящий урожай отличного качества. Принцип микрорегиона работает. Возьмём 60-е годы, потому что сейчас полтинник отмечают родившиеся в ту весёлую эпоху. Выдающихся винтажа два: 1963 и 1966, чуть похуже 1967. Что касается 1964 и 1965 – беда. В 1965 только один Дом декларировал: «Wiese & Krohn». В 1964 ситуация была чуть получше, однако потенциал хранения у винтажей этого года оказался невелик. Даже Noval National 1964 уже на излёте своих качеств… Получается, с винтажами для граждан 1964-1965 г.р. полный провал. Остаются колейты – старые бочковые портвейны одного урожая и высшего качества. Найти можно кое-что, например для 1964 года есть в продаже тот же «Krohn», «Quinta do Noval», «Kopke»… Но это искать нужно, разбираться нужно, а что делать потребителю, который не хочет или не имеет времени на изучение вопроса? Или для тех, кто считает, что   «Kopke» недостаточно статусное вино? Есть и такие. Но вот у людей  из  группы компаний «Flatgate Partnership» родилась здравая мысль выпускать 50 летку с датой урожая, то есть колейту, на регулярной основе – ежегодно, а начать решили с 2014 года. Датированные тони бывают до сорока лет условно, но там купаж разных лет. На этикетке пятидесятилетнего «Taylor’s» написано «ОЧЕНЬ СТАРЫЙ ПОРТВЕЙН ОДНОГО УРОЖАЯ» (имеется в виду 1964). Портвейн будет выпущен в количестве 2000 бутылок, каждая упакована в деревянный ящичек. Стоимость ожидают около 200 Евро. Адриан Бридж, владелец и управляющий  «Taylor’s», говорит, что у Дома на складах имеется внушительный запас старых бочковых портвейнов выдающегося качества, что позволит ежегодно делать такие релизы. Интересно, что в классификацию портвейна проникает термин, более типичный для виски и коньяка — «Very Old» — очень старый. Хм, так всё-таки получается, что 50 лет — это очень старый?  Или нет ещё?

Новинки от Дома «Graham»

Юбилейная колейта или «Портвейн Принца»

Prince William and Kate Middleton with babyВсе помнят, сколько шума в Великобритании (и не только), создала молодёжь из Виндзорской династии, а именно принц Уильям и его Катенька, Кэтрин, то есть, родив 22 июля младенца, который в очереди на престолонаследие занял почётное третье место. Назван был принц-малютка так: Джордж Александр Луи Кембриджский. Для сверстников – просто Жора. Шучу, потому что мне как-то ближе калька с английского Георг. Эпоху рождения и расцвета портвейна, кстати, называют «Георгианской», а не «Джорджианской». Конечно, верноподданные Её Величества такой радостный случай не обошли производством чего угодно, но обязательно памятного. Я помню, в эпоху Брежнева тоже этим увлекались – всякие там памятные медали, значки и марки и т.д. Но это было простительно, поскольку почти всё Политбюро было поражено склерозом. Думаю, что некоторые памятные даты, о которых так часто напоминали большевики, вовсе следует забыть и не вспоминать. Вернёмся, однако, к портвейну: дом «Graham» выпустил по случаю колейту 1982 года. На этикетках пишут  «Single Harvest Tawny Port» — это и есть as492portoопределение колейты – то есть бочкового портвейна одного урожая, но кроме того, отборного. До розлива вино покоилось в бочках под неусыпным оком Симигтонов – владельцев и виноделов, которым принадлежит «Graham». Чарльз Симингтон отобрал всего лишь 4 бочки для этого вина, из которых получилось около 4 тысяч бутылок. Портвейн предназначен в основном для британского рынка, но какая-то малая доля попадёт в Португалию и другие страны. Кроме обычных бутылок, выпущено несколько гигантов по 4,5 л., т.н. Jeroboam’ов и упакованных в дубовые ящички. Все бутылки пронумерованы, кстати. Не могу не восхитится дизайном, особенно сочетанием густо-чайного цвета  портвейна и бирюзового в этикетке и упаковке… О букете: с нотами ванили, ирисок и айвы, в сочетании с экзотическими специями, таких, как корица и мускатный орех. Вкус бархатистый и элегантный. Оттенки мёда, изюма и карамели сбалансированы основой апельсиновой цедры и обрамлены шелковистыми танинами. Что по деньгам? Не знаю… Лимитированые серии премиальных колейт дороги… Наверное, сотни 2-3 фунтиков за бутылку в Британии, а может и больше.

Шоколад

Знающие сладкоежки утверждают, что в Порту следует ехать не только за портвейном, но и за шоколадом. Об одном производителе – «Аркадии», я уже писал; теперь хочу поведать о «Chocolataria Equador». Молодая фирма, совладелица которой по имени Тереза, ко всему прочему, дизайнер, и благодаря её великолепной дизайн-концепции самих изделий, упаковки, интерьера в стиле 40-50-х годов побуждают распахнуть кошелёк as493portoнемедленно. Но это всё внешнее, но главное — это качество, и тут всё на высоком уровне: разумеется, только ручная работа и тщательно отобранное сырьё, похоже, Эквадорское. «Chocolataria Equador» была замечена в дружбе с Домом портвейна «Рамош-Пинто», который в представлении не нуждается, и вот теперь – специальная работа для «Graham» — шоколад, изготовленный с портвейном и для портвейна. Один из самых ходовых портвейнов Дома, «Six Grapes»,  каким-то образом использовался, да. Тайну рецепта ведь никто не откроет. Сам шоколад явно не предназначен для раздачи в ходе промо-акций направо и налево. Не тот уровень, больно хорош, а ведь шоколад отлично дружит с портвейнами!  Адрес магазина «Chocolataria Equador» в Порто: Rua Sá da Bandeira 637 и вроде бы есть второй магазинчик на Rua das Flores 298.

22 Июл
2013
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Дом портвейна «Barros»

as441portoВо времена своего расцвета (вторая половина ХХ века) контролировали 6 % рынка.  Коротко об истории Дома.  Компания была основана сравнительно недавно – в 1913 году —  человеком по имени Manuelde Almeida, и до второй мировой войны занималась исключительно торговлей портвейном, что и определило её местонахождение в Гайе. Тёзка хозяина, шустрый паренёк четырнадцати лет от роду Manoel Barros, в те времена устроился в офис компании посыльным. Немногим позже он положил глаз на сестру хозяина Матильду: не успели и оглянуться, как Мануэль Баррош стал партнёром и присовокупил свою фамилию к названию Дома! Зятёк оказался очень способным, дело повёл напористо, в 1920-е компания успешно и агрессивно завоёвывала рынок, без потерь as443barrosпроскочив Великую депрессию 30-х. Попалась мне весёлая рекламка – год неизвестен но, видимо, эпохи джаза – золотые тридцатые. Контроль над огромным Домом «Копке» перешёл к ним уже после Второй мировой. Manoelde Barros «был выдающимся бизнесменом, который дал большой толчок делу и впоследствии передал дело сыновьям». Фактически в лучшие свои годы Дом превратился в группу компаний, присоединив многих известных и не очень производителей и их бренды: «Копке», “C.J. FeistVinhos S.A.”, “Hutcheson, Feuerheerd & Associados Vinhos, S.A.”, “Rocha”, “Douro Wine Shippers”, “Vieirade Souza”, “A. Santos Pinto  и др. Продукцию хорошо знают во Франции, Голландии, Германии и Бельгии – это их традиционные рынки. С 2006 года Barros, Almeida & Ca. Vinhos, S.A. входит в группу компаний «Sogevinus S.A». Теперь о виноградниках: Дому принадлежала Quinta de Luiz(90 га) расположеная по левому берегу Дуро, недалеко от городка Pinho. Виноград кинты используется почти исключительно для производства портвейнов «Копке» — сейчас уже под крылом «Сожевинус». На кинте расположена крупная винодельня, на которой производились вина почти всех брендов, принадлежавших «Баррош». Кроме Quinta de Luiz, с 1927 года Дому принадлежит кинта Dona Matilde– переименованная в честь супруги владельца, а вообще очень старая кинта. Кстати, в настоящее время несмотря на то, что Дом Баррош принадлежит виноторговой группе «Сожевинус», эта кинта выкуплена наследниками и принадлежит напрямую им. Формально Дом Баррош владеет ещё ещё некоторыми виноградниками, покупает продукцию у независимых производителей долины реки Торту.

Портвейны

as442barrosИнтересы компании всегда концентрировались в нижнем и среднем сегменте рынка портвейна, при этом немалое внимание уделялось и столовым винам. Винтажи Дома под брендом “Barros Port” производились в 1943, 1975, 1980, 1982, 1983, 1985, 1987, 1989, 1991, 1994, 1995, 1996, 1997, 1999, 2003, 2007, 2011. Винтажи категории single quinta под брендом “Quinta Dona MAtilde  — в 1996, 2002 и 2007 годах. По отзывам экспертов, винтажные портвейны – не самая сильная сторона «Баррош»… но их доля в продукции всегда была маленькой, цены также невысоки.  Сами они себя позиционируют как специалистов по старым тони и колейтам, и видимо,не зря. Сайт предлагает  Colheitа начиная с 1957 года, хотя на аукционах можно встретить даже 1937 год: “глубокий оттенок янтаря; сенсационный аромат 1937 Colheita вырывается из бокала  ароматами сладкого табака, курительной трубки, меда, золотого изюма  и шоколадного пряника. Окрашеный апельсиновой цедрой вкус раскрывается  богатыми, яркими ароматами кекса, фундука и изюма. Финиш невероятно долгий”. Судя по внушительному списку международных наград, колейты действительно достойные, особенно 1975 и 1983 — куча медалей. Употреблять рекомендуют при температуре 15-18 С. Конечно, “Баррош” разливают стандартную линейку портвейнов —  руби, белый, LBV, выдержанный тони – от 10 до 40 летнего.А на закуску – найденное в сети стихотворение некой особы под ником Isaeva, посвящённое сей марке портвейна:

 «Porto Barros»

 Ты пил портвейн «Porto Barros»

Заранее отрепетировав молчанье.

Утихли споры, потеряли смысл…

Лишь треск в камине перекрикивал дыханье.

 

Настроив безразличный взгляд,

Стекающий в надменные ухмылки,

Себе для смелости, а мне назло,

Ты допивал всё содержимое бутылки.

 

Вся наша ссора-маленький спектакль,

А мы всё то, что от него осталось.

Ты пил портвейн «Porto Barros»…

А я в тиши тобою любовалась

Поэзию я люблю, хотя считаю, что разбираюсь в ней слабо … но от последней рифмы  мне захотелось чего-то покрепче портвейна. Андрей Портвейныч глубоко убеждён, что хороший портюша – напиток не ссор, но примирений!  Обратите внимание, что упоминаемый персонаж настойчиво приканчивал бутылку Barros, несмотря на гнетущую грозовую атмосферу… значит, вкусно было. Мнение героини стихотоворения – в игнор. Портвейн для смелости не пьют. 

30 Июн
2013

Дом портвейна «Wiese & Krohn»: Продано!

as428portoВ конце июня прогремела новость: «Fladgate Partnership» в лице Адриана Бриджа приобретает небольшой и семейный Дом портвейна «Wiese & Krohn»,  причём «с потрохами»: сам бренд, подвалы, в которых зреет около 5 млн. литров портвейна и первоклассную кинту do Retiro Novo. Адриан говорит, что покупка влетела «в копеечку», но оно того стоит, и добавляет, что «Fladgate Partnership» стала на 10 % больше». Кстати, теперь владения компании в долине Доуру перевалили за 500 га виноградников… Зачем же г-н Бридж присовокупил ещё один драгоценный камень к своим бриллиантам – «Taylor’s» , «Fonseca»  и «Croft» ? Ответ прост: эти Дома лидеры в сегменте премиальных винтажных портвейнов, а вот  «Wiese & Krohn» славится своими колейтами и датированными тони, здесь они эксперты. Адриан признаёт, что это было основным мотивом покупки, поскольку интерес к старым колейтам и тони растёт на всех рынках. Так за что денежки плачены?

Отцы – основатели Дома, Theodor Wiese и Dankert Krohn были норвежцами, что на первый взгляд необычно. Но на самом деле эти два человека занимались в середине 19 самым что ни на есть обычным делом – поставками трески из Норвегии в Португалию: известно, что это один из столпов  португальской кухни. Обратно в as429portoНорвегию суда шли порожняком, что неправильно, вот и решили отцы-основатели наладить поставки во фьорды сладкого и крепкого южного напитка. Суровые норвежские парни на родине оценили напиток, так и родился бизнес. Официально «Wiese & Krohn» был создан в 1865 году. Как часто бывает, изначально побочная бизнес-идея перевесила основное дело…  В 1910 году на службу был принят Edmundo Carniero, который впоследствии стал партнёром, а затем получил контроль над Домом. Название сохранил, хотя норвежская компания стала фактически португальской. Его сын Фернандо управлял «Wiese & Krohn» с 1936 аж по 1986: всю жизнь и силы положил на алтарь портвейна (в хорошем смысле). Потом Домом управляли его дети: Жозе и Иоланта. Долгое время as4332porto«Wiese & Krohn» не имел собственных виноградников – только в 1989 году была куплена маленькая кинта класса А – do Retiro Novo, раскинувшаяся на склонах у речушки Торту, притока Доуру (даёт около 60 бочек (550 литровых) портвейна). Там же расположена винодельня. Обычной практикой для многих известных и старых компаний мира портвейна покупать виноград или вино для последующего купажа у десятков и сотен мелких владельцев виноградников, именно так поступали и в «Wiese & Krohn». Дело в том, что кинта  не покрывает и 5 % потребностей Дома. Это также обычная картина для практически всех Домов портвейна. Связи с мелкими поставщиками виноматериала сохраняются на протяжении многих десятилетий и даже более столетия. В Гайе у «Wiese & Krohn» есть винные подвалы – по соседству с огромными владениями Феррейры. Там-то и хранятся сокровища, которые так заинтересовали Адриана Бриджа: старые колейты и датированные тони.

Портвейны

as430portoВыпускаются под брендом “Krohn”. Конечно, не только старые бочковые портвейны: линейка довольно обширна. Что касается винтажей, которые являются мерилом «крутизны» любого производителя портвейна, то Дом производит всего несколько сотен ящиков в удачный год – несерьёзные объёмы. Винтажи Дома никогда не забирались высоко в рейтингах, отличаются сладостью и очень богатым шоколадно – виноградным букетом.  Декларировались (привожу, как обычно, со второй половины ХХ века) 1950, 1952, 1957, 1958, 1960, 1961, 1963, 1965, 1967, 1970, 1975, 1978, 1982, 1984, 1985, 1991, 1995, 1997, 2000, 2003, 2004, 2005, 2007 и в 2011.  Кроме классических, выпускается винтаж категории Single Quinta под брендом : «Quinta do Retiro Novo Vintage»: 1997, 2000, 2004, 2005, 2007 и 2011 годы.  LBV предлагается двух лет: 2004 и 2005: это нефильтрованые вина действительно превосходного качества. Рядовые портвейны предлагаются под именами собственными: “Senador» — белый и тони,  «Ambassadeur» -руби, «Governador» и “Rio Torto»- тони и руби категории Special Reserve. Есть белый сухой (имеет престижные награды), розовый и лагрима.

as431portДатированные тони очень, очень хороши, однако 40-летний в ассортименте не представлен. Я думаю, новый хозяин исправит это упущение, складские запасы позволяют вполне. Но перейдём к колейтам – гордости «Wiese & Krohn». Сайт предлагает колейты начиная с 1961 года, но в продаже можно найти и очень старые. По слухам, в их погребах почивают бочки колейт со времён основания Дома… Есть белая колейта – 1964. Это всё безупречные портвейны, и не стоит обращать внимания на год урожая в разрезе хуже-лучше. Цены высоки, конечно, но качество  соответствует. По определённым причинам Андрея Портвейныча интересует один год… из 60-х. Рекомендуется употреблять эти богатые и ароматные вина с мягкими сырами типа бри или камамбера или того же Португальского  «Serra da Estrela» о котором я недавно писал . Хорошей парой будут орешки или крем-брюле, а ещё сигара, да-да, хорошая сигара: для полного счастья, чего и пожелаем Адриану Бриджу. Поздравляем, Адриан! Отличная покупка!

26 Май
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    1 комментарий

Игра названий: великолепная колейта «Graham’s»

as377portoСлово Colheita с португальского переводится как «урожай», этим же термином называются датированные тони лучших лет (то есть лучших урожаев). Колейты как тип признаны Институтом портвейна,  правила прописаны и закреплены законодательно. В прошлом колейты были популярны в основном в Португалии, в Бразилии, Дании, немного в США, но в последние десятилетия их маленький сегмент рынка расширяется, потребители разных стран и континентов проявляют к этим портвейнам немалый интерес. Замечу кстати, обеспеченные потребители, ибо старые колейты – это самые дорогие портвейны вообще. Колейты уверенно становятся престижным, элитным напитком. Однако само слово «колейта» зачастую непонятно потребителю, особенно англоязычному, поэтому парни из Graham’s  (если поточнее – Симингтоны, коим Грэмс принадлежит) назвали свою колейту 1961 года Single Harvest Tawny Port, что верно отражает смысл и более понятно. Хотя слово колейта присутствует внизу этикетки мелким шрифтом. Получилось «и нашим и вашим».  Ну и ладно.

as378portoЭтот портвейн родился в 2010-11 годах под присмотром Чарльза Симингтона, который отобрал три из 14 бочек колейты урожая 1961 и решил бутилировать их поочерёдно. Надо отметить, что Чарльз ежегодно инспектирует содержимое многочисленных подвалов принадлежащих семейству Симингтонов брендов (сладострастное занятие, надо отметить. Случается, наткнёшься внезапно на шедевральное вино из «забытых» в углу бочек. Это как гробницу Тутанхамона вскрывать, с трепетом душевным. Конечно, основное внимание уделяется отнюдь не рядовым руби и тони). Из бочки получилось 712 бутылок 0,75 л., а сама бутылка из прозрачного стекла с толстеньким дном и формой, называемой “Oslo”. Немного необычно. Такие бутылки любят производители виски и коньяка, но и портвейн в них хорошо смотрится – as379portoцвет вина радует глаз. Старые бочковые портвейны в отличие от винтажей и красных портвейнов вообще, не боятся света и не нуждаются в непрозрачной или тёмного стекла бутылке. Ах да,  колейты и датированные тони почтенного возраста к тому же стоят немалых денег, поэтому грех не снабдить их красивым футляром, который и убережёт их и от света и от посторонних глаз.  Бутилирование производилось полностью вручную, начиная от мытья бутылок и заканчивая нумерацией и подписью от руки на каждой, для чего был по конкурсу «на самый красивый почерк» отобран João Magalhães из отдела контроля качества. К каждой бутылке прилагался Сертификат, также заполненный вручную. Андрей Портвейныч думает, что если в этот сертификат вклеить собственную фотографию, то некоторые границы пересекать можно вполне. Солидно сделан. Гражданство: Республика Graham’s. А Магельяешу сочувствую. Попробуйте сесть за стол  и на 712 бумажках красиво написать «потерялась беленькая шерстистая сучка, одно ухо рыжее, маленькая и ласковая. Зовут Фёдор. Вознаграждение. Телефон…». Упаковывались бутылки сначала в тубу, а потом в деревянные ящики ручной работы по 4 шт. в ящик, для последующей транспортировки по всему свету. Что можно сказать о портвейне? Цвет янтарный с шафранного цвета краями. Букет,  как взрыв ароматов: комбинация карамели, орехов, ноты ванили и сигарного ящика. Обратите внимание на фото внизу: вино наливается в бокал значительно большего объёма, чем стандартный: именно такие хорошо подходят для старых бочковых портвейнов с их сложным и мощным букетом, который требует пространства.  Вкус концентрированный и комплексный: медовые соты, экзотические пряности и засахаренная апельсиновая кожура. Финиш невероятно долгий. Продаётся это счастье за 220-250 английских фунтиков. Много это или мало? Для старых колейт – мало, многие далеко за полтыщи зашкаливают. Для 1961 года и в силу того, что as380portoэто Graham’s цена более чем адекватна. Несмотря на небольшой тираж, Симингтоны пропиарили этот портвейн от всей души и по всему свету, даже до Москвы он добрался. На мой взгляд, великолепный подарок людям, родившимся в 1961 году. Достоит и до 2021 года, без вариантов, на 60-летие. Портвейн во всех смыслах «зрелый» и зрелый человек его оценит. Портвейн как итог. Богатый, как сама жизнь. С таким портвейном в бокале хорошо оглянуться назад: с благодарностью, с теплом в сердце и грустной улыбкой на устах…

7 Мар
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Хороши колейты у «Niepoort»!

Чистая правда. Этот Дом слывёт специалистом по «бочковым» выдержанным портвейнам – датированным тони и колейтам. Не так широко распространённый тип портвейна, колейты в то же время являются одним из самых «долгоживущих» вин. По сути колейта – тот же тони, только одного года (урожая) и произведенный в хорошие или выдающиеся годы из исключительно хорошего сырья. Год урожая обязательно указан на этикетке (или прямо на бутылке) колейты, равно как и год розлива. Присутствует также надпись «matured in wood» или «aged in cask», чтобы подчеркнуть бочковое происхождение вина. Колейты бутилируются начиная от 7 лет жизни в бочках, по усмотрению винодела, и во многих случаях проводят в бочках многие десятилетия. За это время вино испаряется понемногу (применяются доливки), портвейн набирает «бочковые» тона орехов, пряностей и сухофруктов, вкус  концентрируется. Отдельные производители оставляют вызревать бочки с колейтой в регионе производства – в долине Доуро климат пожарче, это приводит к ускорению созревания и карамельным тонам во вкусе, а другие, подобно Ньюпорт, переправляют колейты в прохладные подвалы Вила Нова де Гайи. Здесь созревание проходит не так быстро, но вино дольше сохраняет ноты свежести. Насколько наполнить / пополнить бочку – также вопрос открытый для каждого винодела. Но есть два основных вопроса в производстве колейт, сильно влияющие на конечный результат: выбор бочек с вином для купажа и «когда в бутылку?». Профессионалы – портвейноделы хранят эти знания поколениями, учатся поколениями, ну и шестое чувство никто не отменял. as316portoКолейты Ньюпорт обладают очень элегантным, мягким и немного «дымным» стилем. Самая старая колейта из имеющихся – урожая 1863 года (ой!). Её судьба такова: в бочке портвейн находился до 1972 года, после чего был перелит в большие 11 литровые бутыли (demijohns) , где продолжил своё развитие, и только в 2003 году вино было розлито по бутылкам 0,750. О его невероятной вкусовой палитре, доступности и стоимости промолчу. Знатоки говорят, что оно останется великим до 2050 года минимум. Среди старых колейт найболее выдающиеся: 1900 год (бутилирована в 1972), около 1000 Евро/бут, 1912 (бутилирована в 1978), 1934 (бутилирована в 1972), 800-1200 долл/бут, хорош 1959 год (около 450 Евро). Но это всё раритеты по запредельным ценам. А что можно подыскать из хороших колейт Дома по гуманной цене? Выбирать придётся из 1967, 1975, 1976, 1979, 1980, 1984, 1986, 1988, 1991, 1994, 1995, 1998 и  2001 года – всё можно без особого труда найти в продаже. Что-то получилось лучше, что-то нет, но, отбросив крайние года, возьмём урожай 1976 года (бутилирована в 2004) , очень хороший вариант, 93 балла по версии WS. Подробнее…

8 Ноя
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    1 комментарий

30 лет спустя… Портвейн Andresen Colheita 1982

Хорошо помню тот ноябрь 1982 года — ровно тридцать лет назад, такая же мерзкая погода была, как сейчас… Но не метеоусловиями запомнился тот месяц Андрею Портвейнычу. Ноябрь как ноябрь, чего уж там ждать от небесной канцелярии. Было событие: как раз тем ноябрём встал на учёт в той самой канцелярии незабвенный Леонид Ильич. Заполнил листок прибытия, так сказать. А отсюда убыл, однако я припоминаю, что люди встретили сей факт довольно равнодушно, а уж молодёжь – ведь я был студентом – и вовсе с прибаутками, хоть и нехорошо это. Но… шевелился в мозгах какой-то червячок, мыслишка, что так как было, более не будет,  как будто что-то изменилось необратимо, что грядут какие-то неизведанные перемены. Предчувствия народ не обманули… Они и грянули через несколько лет, пока Андрей Портвейныч охранял мирный сон советского народа и с теплотою вспоминал ту бутылку «Агдама», которую он с собратьями по призыву – лысыми головушками — зарыл на поляне в лесу во время череды бурных пьянок, называвшихся проводами, и происходившими как на квартирах, так и на лоне природы. Потайное место, приметы и знаки, указывающие на место сокрытия бутылки, были за два года успешно выбиты муштрой и прочими дуростями, происходившими в Советской Армии. Так она и лежит по сей день в лесу, одинокая и всеми забытая…  Метафизически это были похороны эпохи – сейчас я это понял. К «Агдаму» я ещё вернусь когда-нибудь, а сейчас хочу поведать о совсем другом портвейне, рождённом в том самом 1982 году – колейте Андресен, с  которой Андрей Портвейныч имел честь познакомится в гостях у своего друга Максима. Об этом портвейне и о Доме «Андресен» я уже писал, причём в самом начале своего блога. Надо же! Вот и довелось попробовать. Подробнее…

14 Окт
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Старые бочковые портвейны Kopke

Статистика говорит следующее: колейты и датированные тони Копке – это четверть мирового рынка и лидерство в США и Нидерландах, а вообще старые бочковые портвейны пользуются заслуженным авторитетом и постоянно растущим спросом по всему миру, их удельный объём в разы превышает таковой винтажных портвейнов. Не секрет и то, что многие старые тони и особенно колейты стоят дороже лучших винтажей ХХ века… Это в принципе более «демократичное» по сравнению с винтажами,  универсально подходящее к различным поводам и случаям «деликатное» десертное вино, его любят и мужчины, и женщины, уважают рестораторы: в отличие от винтажного портвейна отпитая бутылка простоит месяц-другой без потери качества вина, а в ресторанах это важный момент  экономически, ведь речь идёт о недешёвых винах.  Есть мнение, очень упрощённое и со многими исключениями, что старые бочковые портвейны лучше всего удаются Домам  с «не-британскими» корнями, таким как Копке, к примеру. Дело в том, что до 1975 на протяжении веков года большая часть портвейнов экспортировалась в бочках, а затем бутилировалась торговцами на месте – к примеру, в Великобритании.  Не было смысла выдерживать вино в бочках десятилетиями: быстрей разлил – быстрей продал. Англичане на протяжении веков занимались почти исключительно красными портвейнами с минимальным сроком бочковой выдержки (винтажами в том числе), доминируя  почти полностью в Соединённом Королевстве, а это был основной рынок, и не очень-то приветствовали чужаков. Прочие португальские и «полу-португальские» торговцы и виноделы всячески пытались на этот рынок влезть, но с другой стороны чувствовали себя вольготно в сегменте старых бочковых портвейнов. Рискну предположить, что первые старые тони пару столетий назад по воле случая получились из нереализованных в Англию остатков, продолжавших оставаться в малых по объёму бочках в самой Португалии на кинтах долины Доуру.  Бочковые портвейны любят в странах северной Европы, Канаде и США.  Андрею Портвейнычу кажется, что и для России они более уместны, чем остальные. По двум причинам, как минимум. Во первых, стилистически это очень «по-хорошему» согревающие напитки, отлично подходящие для зимнего застолья хоть на заснеженной даче, хоть у телевизора в квартире: под старый тони или колейту хорошо разговоры говорятся. Долго и задушевно. Во вторых, органолептически это очень богатые, «пышные» вина (от ароматов просто «дух захватывает»), что импонирует нашим славянским традиционным вкусам и воззрениям. Кстати, до 1917 года Российская Империя импортировала преимущественно белые портвейны, возможно и тони, а вот винтажные на столах верноподданных царя-батюшки (и на его столе в том числе) не прижились… По моему, Артемий Троицкий когда-то проводил такое соц. исследование на тему: а почему, собственно,  в СССР «Битлз» были очень популярны, а «Роллинги» — почти никак, хотя в Британии и других странах они шли по популярности рядом? Ответ прост и непрост одновременно: «Роллинг Стоунс» для нас оказались не мелодичны… Особенности славянского восприятия, вот так… Подробнее…

7 Окт
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

40 лет на троне. Портвейн к юбилею Её Величества

В 2012 году исполняется 40 лет восшествию на трон королевы Дании. Королева Маргрете II родилась 16 апреля 1940 года во дворце Амалиенборг. Её родители — король Дании Фредерик IX и королева Ингрид, урождённая Принцесса Швеции. Королева — третья внучка короля Кристиана X;  получила прекрасное образование: в 1960-1965 гг. училась в Кембриджском университете, затем в университете датского города Орхус, затем в Сорбонне и, наконец, в Школе экономики и политических наук в Лондоне. Кроме родного датского, Её Величество владеет французским, шведским, английским и немецким языками. Маргрете считается одним из самых передовых и современных монархов Европы. Она охотно дает телевизионные интервью и участвует в общественных мероприятиях. Королева серьёзно увлекается живописью, работает в разных жанрах (рисунок, гравюра, текстиль, акварель, графика, декупаж, сценография, вышивка, книжная иллюстрация. В Дании дважды издавалась книга Дж.Р.Р.Толкиена «Властелин колец» с ее иллюстрациями. Королева также принимала участие в переводе этой книги на датский язык. Большая часть её работ выставлялась как в самой Дании, так и за рубежом, а также представлена в Государственном музее искусств, Художественном музее ARoS (Aarhus) и Государственном собрании рисунков (Kge). Оркестр Tolkien Ensemble использует рисунки Маргрете как обложки своих альбомов, с её разрешения.

Warres 1972 ColheitaJubileum

    К торжествам по случаю 40 летия Дом портвейна Warre’s, принадлежащий семье Симингтонов, сделал поистине «королевский» подарок – коммеморативный  розлив колейты 1972 года (колейта – это портвейны тони лучших урожаев, проведшие как минимум 7 лет в бочке, обязательно датируются, ибо разные года не купажируются).  Зима 1971-72 года в долине Доуру была холодной и влажной, летом, однако, было довольно сухо, а к осени погода испортилась, ягоды были мелкими, случалось и подгнивали. Винтаж декларировали только 6 производителей; в хозяйствах, принадлежащих семье Симингтонов  о винтаже речи не шло, а всё самое лучшее вино весной 1973 года было доставлено в подвалы Вила Нова де Гайа, чтобы, пожив в бочках, превратиться в датированые тони, колейты и другие портвейны. Подробнее…

23 Сен
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    3 комментария

Белый портвейн — колейта Dalva

Речь пойдёт, пожалуй, о самом редком и малоизвестном типе белого портвейна.  Обычные колейты – это тони выдающегося года, бутилируемые в срок начиная от 7 лет бочковой выдержки, но как правило портвейн живёт в бочке гораздо дольше, часто десятилетиями. Колейты известны, популярны и престижны. Но «классические» колейты делаются из классических же для портвейноводства красных сортов винограда. Здесь же речь идёт о белых сортах, которые послужили основой этого вина: Donzelinho, Viosinho, Malvasia и Gouveio. В первой половине ХХ века, по отрывочным сведениям, нечто подобное изготавливали Дома Krohn и Calem (1933). В наши дни только Дом Kopke (10-40) и  Кинта Святой Ефимии  (10-30) делают белые датированые тони, но это купаж вин разных лет, то есть не колейта. Хотя так же редки на рынке по причине малых тиражей.

Несколько слов о производителе: дом портвейна C. Da Silva (Vinhos) SA  был основан в 30х годах ХХ века бразильцем по имени  Clemente da Silva, удачно выбравшем себе жену с правильным приданным. Поначалу да Силва экспортировал портвейны в Бразилию и Северную Америку, но дела со временем пошли настолько хорошо, что портвейны Дома стали известны повсюду, особенно ценят продукцию Дома во Франции. Владеет двумя брендами:  “Dalva” и “Presidential” (продаётся в США), имеет подвалы и очень красивый магазин в Гайе. Когда-нибудь напишу об этом Доме подробнее. Белые колейты предлагаются двух урожаев: 1952 и 1963. Бутилирование: 2009 — ??. Цвет тёмно-янтарно-оранжевый и хорошо, что производитель разлил портвейн в прозрачные бутылки. Букет и вкус вина обязаны пребыванию в малых бочках из французского дуба десятилетиями: вино испарялось, вкус концентрировался. Наверное, были небольшие доливки акуарденте для компенсации испарения спирта. Вот что ощущали пробовавшие портвейнолюбы: апельсиновый мармелад, шиповник, нуга, мёд из цветков акации, карамель, грецкий орех,  ириски, сосновая смола, табак, патока, цикорий. Плотная структура. Очень комплексный, элегантный белый портвейн. В чём разница 1952 и 1963? Это трудный вопрос: наверное в степени концентрированости и роскошности букета и вкуса ну и 1952 год потемнее чутка. Бочковые белые портвейны с возрастом темнеют, а красные — ровно наоборот. Колейта 1952 года вообще признана № 1 всех времён среди белых колейт, да и не осталось её почти: бутилируют по заказу. Бутылки по 0,5 литра, может это и правильно: такое сокровище выигрывает в меньшей ёмкости. Мал золотник, да дорог: цена 1952 года около 350 Евро за бутылку, 1963 год около 220 Евро. Крепость вина 20%, подавать охлаждённым до 12-13 градусов. Откупореная бутылка простоит 3-4 недели без ухудшения качеств вина, а вообще потенциал хранения до 10 лет, может немного больше. К белой колейте хорошей парой будут десертики с цитрусовыми типа суффле, а можно фуа гра, крем брюлле. Но лучше всего без сопровождения. Уж больно хороша.

P.S. Андрей Портвейныч в своём блоге упрямо пишет “колейта”, но если произносить по португальски, это будет похоже скорее на “кулейта”, а в русской винной терминологии часто встречается слово  “колхейта”. Это одно и тоже, но кто бы меня убедил, как единственно правильно? Или “ну его, пустяки” ?   

8 Авг
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    1 комментарий

Taylor’s Scion — самый дорогой портвейн

Ну вот и добрались до эксклюзива…  Только ленивый не написал об этом портвейне, да и новости этой уже почти три года.  Речь пойдёт о портвейне «Scion» Дома Taylor’s  155-летней выдержки, изготовленного из винограда, собранного еще до того, как филлоксера уничтожила старые виноградники Европы. Специалисты в области старых вин уже заявили, что этот уникальный портвейн является настоящим рекордсменом в своей категории. Хранился в бочках в деревне Prezegueda, расположенной в самом сердце винодельческого региона Доуру, с 1855 года и передавался из поколения в поколение в качестве семейной реликвии. В 2008 году две бочки этого невероятного вина были обнаружены главным виноделом Дома Taylor’s Девидом Гимараешем. В том же году компания Taylor’s выкупила портвейн у его хозяев и дала ему название «Scion», что в переводе с английского означает «Отпрыск» или «Потомок», а в 2009 году было принято решение о его розливе и коммерциализации. Образцы из обеих бочек были продегустированы специалистами, которые подтвердили, что вино не только прекрасно сохранилось, но и обладает необыкновенной сложностью и комплексностью. Более того, они оценили его вкус как безукоризненный. По типу это не что иное, как колейта – выдержанный бочковой портвейн одного года, как правило, удачного. Вот что сообщили хозяева: «Было бы просто неприлично использовать этот Порто для купажей. Для этого у нас есть весомые аргументы: этот портвейн имеет неповторимый вкус и приятную кислинку, которая и придает ему изюминку. Поэтому, нами было принято решение не купажировать вино, а выпустить отдельной лимитированной серией». Всего было изготовлено 1400 бутылок  «Scion», который помещен в красивые графины из толстого стекла ручной работы, сделанные по специальному дизайну. Портвейн упакован в деревянную коробку из тика с латунными деталями, напоминающую коробку для инструментов в стиле 19 века. Высочайшего качества упаковка подчеркивает эксклюзивность этого коллекционного Порто. Цена за бутылку, по состоянию на начало 2012 года, начинается от USD 3100,00. Такая запредельная цена редка для портвейна, абсолютный рекорд. Но если сравнивать с ценами на великие вина Бордо, редчайшие розливы коньяков и виски, то эта цена не кажется Эверестом…

По материалам GoodWine

22 Июн
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн и футбол

Актуальная тема в период ЧЕ 2012 ! Сразу честно признаюсь в своём полном равнодушии к этому виду спорта… С другой стороны так же честно признаю за футболом первенство среди прочих – это действительно игра миллионов и даже более чем игра. В Португалии футбол любят, это правда, и речь пойдёт о команде «Бенфика». Прозвище: «Орлы» (As Águias), красные (Encarnados). Лиссабонское спортивное общество «Бенфика» было основано 28 февраля 1904 года в аптеке «Франку» 24 членами, ведомыми Дамьяном Косме. Клуб десять раз выигрывал первенство столичного региона, а затем в сезоне 1935/36 на 15-тысячном стадионе «Кампу даш Аморейраш» ему впервые покорился титул чемпиона Португалии.

Вскоре «Бенфика» переехала на арену «Кампу Гранде», где продолжила штамповать победы. В 1954-ом «орлы» обустроились на арене «Луж», где выступают по сей день. В сезоне 1960/61 «Бенфика» под руководством венгерского тренера Белы Гуттманна прервала гегемонию мадридского «Реала» в Кубке европейских чемпионов. В финальном матче турнира лиссабонцы одолели «Барселону». Еврокубок покорился «орлам» и в следующем розыгрыше, когда португальцы в решающей встрече одолели «Реал». Звездой клуба той поры был молодой форвард из Мозамбика — Эусебио.

 

А как же без портвейна?

портвейн CalemЮбилей — дело хорошее: 50-летие завоевания первого Кубка Европы (1961-2011), и Дом портвейна Cálem к этой дате выпустил юбилейный портвейн “Colheita 1961”. Однако Андрей Портвейныч подозревает, что среди руководства Калема имеются заядлые фанаты… Лимитированная серия из 200 пронумерованных бутылок портвейна Calem была представлена клубу в декабре 2011 года.

Колейта – это тони лучших урожаев (или по-другому – лучших лет). Портвейн 1961 года получился с исключительным букетом, элегантный и насыщенный, с доминированием нот сухофруктов, специй и меда. Гармоничная кислотность и длинное послевкусие. Достойная вещь. А упаковка? Хороша, красиво получилось. Бутылка также имеет свой дизайн, видна печать Peter Sá — винодела компании Sogevinus (которым принадлежит Дом Калем).

Часть портвейна, как я понимаю, досталась отцам и кормчим Бенфики и просто уважаемым околофутбольным людям (это уж как обычно), а остаток от 200- бутылочного тиража этой прекрасной колейты попал в розницу по цене 295 Евро за одну. Был бы я футбольным фанатом – купил бы непременно. В красный уголок, где кубки и трофеи…

10 Июн
2012

Бриллиантовый юбилей королевы. Торжества. Портвейн Graham’s.

    фото королева Великобритании в молодые годы В этом, 2012 году, британцы отмечают нешуточное событие – 60-летие восшествия на трон королевы Великобритании. Строго говоря, 60 лет со дня, когда королева Елизавета II взошла на британский трон после смерти ее отца, короля Георга VI приходится на 6 февраля, но торжества по случаю юбилея растянулись на весь 2012 год, основные происходят именно сейчас (а далее Олимпиада, вот уже островитяне погуляют в этом году!). Все жители Великобритании получили четыре выходных дня, однако вряд ли найдется много таких, кто решится покинуть острова в это время.

      Пару дней назад по Темзе прошла грандиозная флотилия из тысячи красочных судов, во главе с Королевской баркой-баржей с Виндзорами на борту, в Королевском Альберт-холле — праздничный концерт, в лондонском Баттерси-парке  грандиозный исторический праздник, посвященный всем годам правления Елизаветы II, плюс салюты и фейерверки.  Завершит юбилейные церемонии служба в лондонском кафедральном соборе Святого Павла.

      Ясное дело, в честь такой даты  выпущено несметное множество памятных вещичек: марок, монет из драгметаллов, медалей, книг и роскошных альбомов, часов, английского фарфора и т. д.  Я предрекаю падение рынка продаж натуральных камней из-за того, что изображение бриллианта так тиражировалось дизайнерами и организаторами, что просто намозолило глаза подданных и гостей до безобразия. Не остались в стороне и алко-производители.

      John Walker & Sons выпустили лимитированную серию виски по какой-то умопомрачительной цене, даже писать не буду – не поверите. Хотя пишут, что собираются выручку на благотворительность пустить. А за что деньги берут? Дизайн бутылки – воплощённые «бриллиантовые» мегапонты,  содержимое от Дж. Уокер.  60 лет выдержки, правда.  Ага, тут же патриотов прибавилось: «Глен Грант» туда же, но эти поскромнее – 12,65 тысяч долларов за юбилейную ёмкость, и  Чивас отметился, правда 21-леткой, недорого.   Подробнее…

8 Июн
2012

Портвейн ANDRESEN : датские корни

      Как же мне нравиться их лого-монограммка!   К слову, дизайн и бренд-стиль портвейна Andresen разрабатывает Wren&Rowe — компания со штаб квартирой в Лондоне, мне очень нравиться и Портвейн Andresen этикетка с логотипомупаковки, и  оформление бутылок – потрясающе красивые шрифты и выдержанный в том же ключе дизайн сайта Andresen.  Wren & Rowe еще сотрудничают с Сандеманом, но там как-то похуже вышло на мой вкус, а для Gilberts – вообще ужасно (с точки зрения “взять бутылку в руки” а не с точки зрения какого-нибудь гуру дизайна – здесь всё ОК. Всё-таки портвейн – это традиция на традиции и сущий консерватизм в дизайне, ломать устои здесь трудно). Однако хватит о дизайне. Теперь собственно о портвейне.

История 

      Jann Hinrich Andresen родился в 1825 году в крохотном местечке  Oevenum на острове  Föhr, расположенном у западного побережья Дании. Его родители, Thomaz Andresen и Thunke Poppen могли отправить сына в школу  только зимой, а летом он подрабатывал пастухом. На Фризских островах  население занималось почти исключительно рыболовством. В 1840 году в возрасте 14 лет парнишка устроился юнгой на судно и слинял с бесперспективных родных островов.

      Ставши на якорь в Порто, в отсутствие капитана парень решил подзаработать деньжат, приглашая местных жителей взглянуть на шкуру полярного медведя, имевшуюся на борту. Вернувшись, капитан разсвирипел из-за этого вообщем-то безобидного левака со стороны младшего члена команды и погнал Яна Хинриха вон. Представьте себе положение парнишки без денег, знакомых людей и языка в чужой стране!  Однако Ян Хинрих оказался не промах, он устраивается в магазин, торгующий лампами, а в 19 лет основывает Дом портвейна, до сих пор носящий его имя.  В 1854 году, после аннексии Фризских островов Германией, Андресен принял Португальское гражданство.

      Со временем его бизнес-интересы росли и росли, и  к 1890 году он стал одним из богатейших предпринимателей не только в Порто, но и во всей Португалии. Ему принадлежала целая флотилия пароходов, один из которых он назвал в честь места своего рождения — “Oevenum”.  Подробнее…