Содержит тег: "история Португалии Archives - Блог о португальском портвейне"
8 Май
2014
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Портвейн кинты короля Педро

король Педро   Вспомним персонажа из фильма «Здравствуйте, я ваша тётя» в блистательном исполнении Калягина, миллионершу донну Роза д’Альвадорес, вдову дона Педро из Бразилии, где «много-много диких обезьян». Брэндон Томас написал пьесу «Тётушка Чарлея» ещё в конце 19 века. Почему он взял имя «Педро» для бразильского олигашки? Может, в силу распространённости этого имени, а может потому, что это имя носили власть имущие в Латинской Америке; оно было «на слуху», а ведь Брэндон Томас был человеком «бывалым»: матрос, коммивояжёр, журналист, он не мог этого не заметить.

Среди известных португальцев (и бразильцев), носящих имя Педро, был Педру I, Император Бразилии (12 октября 1798 г. – 24 сентября 1834 г.), и он же Педру IV, король Португалии. Скромное полное имя этого человека таково: Pedro I de Alcantara Francisco Antonio Joao Carlos Xavier de Paula Miguel Rafael Joaquin Jose Gonzaga Pascual Cipriano Serafim, Император Бразилии. Почему Педру побывал королём и Португалии и Бразилии – долгая и захватывающая история, но мы её опустим. Отмечу только, что король поначалу либеральничал, а потом проявил себя типичным держимородой, посему даже был награждён Российским Императором Николаем I орденом Андрея Первозванного «за верность Монархии и личную доблесть». Почему то меня это не удивляет.

лого кинты Инфантаду    Нас интересуют юные годы Педру, когда он был инфантом, те есть юным принцем, но не наследником. Конечно, члены королевской семьи владели по обе стороны Атлантики немалыми земельными угодьями, а в частности принцу принадлежало кое-что и в долине Доуру: кинта, которая так и называлась: Quinta do Infantado – кинта инфанта. Кинта была основана в 1816 году, и оставалась в собственности королевской семьи до революции 1910 года, после чего была продана семье Розейра, которая владеет кинтой до сих пор: сегодня это Жоау и его сестра Катарина. Винодел кинты — Luís Soares Duarte.

Виноградники и кинта

    Место расположения – долина речушки Пиньяу, которая служит родиной лучших портвейнов. Кинта Noval – тоже там. 46 гектаров виноградников кинты раскинулись на разных высотах. 8 га отданы под сорт Touriga National. На двух виноградниках практикуется органическое земледелие. Да и на всей кинте гербициды/пестициды применяются по минимуму, а в дальнейшем планируется все виноградники перевести на органику. Ягоды перерабатываются по старинке – в лагарах, по крайней мере при производстве винтажей и LBV.

Портвейны и занимательная арифметика

    До 1978 года хозяева кинты продавали виноматериал дому Taylor, а уж эти господа привыкли скупать для своих вин лоты только высочайшего качества, тут уж без дураков. Ещё один покупатель – дом Sandeman , также в представлении не нуждается. Это говорит о потенциале виноградников, о мастерстве витикультуристов и виноделов кинты.

LBV кинты Инфантаду   А ведь до конца 1970-х портвейн, производимый и бутилированный непосредственно на кинтах, был поражён в правах! В 1979 году именно семья Розейра стала пионером и вышла на рынок со своим портвейном. Официальное юридическое разрешение экспортных поставок не из подвалов Гайи, а минуя их — прямо с мелких виноделен долины Доуру, вышло только в 1986 году, правила были установлены.

    Портвейны Infantado имеют свой выраженный стиль – они более суше (сахара – поменьше), но в то же время в букете превалируют ягодные тона. Сами так и говорят: «мы производим полусухие портвейны». Достигается это более продолжительной ферментацией, в результате чего большее количество сахаров сусла переходит в алкоголь. Градус повышается естественным образом, а количество агуарденте для полной остановки ферментации при креплении можно уменьшить. Представьте себе, в бутылке обычного портвейна может содержаться до 25 % чистого 77 градусного бренди — агуарденте! А вот в портвейнах Infantado в итоге около 17 % бренди, а значит, всё остальное – перебродивший сок: его больше, что положительно сказывается на букете вина. Кстати, «полусухой» стиль расширяет круг блюд к вину: красные портвейны кинты хороши даже под стейк.

    Винтажи: 1978, 1981-83, 1985, 1989, 1991, 1992, 1995, 1997, 1999, 2000, 2003, 2004, 2007 и 2011 – очень многообещающее ароматное вино. Кстати, до сих пор Infantado входит в узкий круг производителей, винтажи которых производятся, вызревают и бутилируются на кинтах. Обычно производится 2-3 тысячи коробок винтажного портвейна.

     Знатоки отмечают Late Bottled Vintage 2007 года, нефильтрованный. Удивительно питкий портвейн! Один известный дегустатор был поражён, что он не чувствует ни алкоголя (это при 20- то градусах), ни танинов в послевкусии – то есть не вяжет. Многие как раз за эти качества любят портвейн, в том числе и Андрей Портвейныч, а вот поди ж ты! Деликатный напиток, белая ворона. Поговаривают также, что колейты кинты также выпадают из стандартной вкусовой гаммы: меньше древесных нот.

   портвейн кинты Infantado

    На кинте производятся портвейны многих типов, но предпочтение отдаётся красным: винтажным, LBV, Special Reserve и обычному руби. Доля старых бочковых тони невелика, но оно и понятно: для их производства нужно обладать внушительной коллекцией лотов для купажирования. Производится сухой белый портвейн и красные столовые вина категории DOC.

1 Дек
2013
Опубликовано в: Португалия
От    Нет комментариев

День восстановления независимости Португалии

     Отмечается 1 декабря и нам, любителям благословенного напитка земли Португальской, не грех разделить главный праздник — O Dia da Restauração da Independência — с жителями этой далёкой и красивой страны. Обратим свой взор во времена былинные. Худо, очень худо, доложу я вам, приходится маленькому народу в тени могучего и  агрессивного соседа (а ещё хуже – двух). Так и маялись португальцы с испанским соседством на протяжением многих веков, хотя было по  разному – то мирились, то ссорились, но всё же калибр соседей был не равен… не тот. Недаром хитрые португальцы подружились с вечными испанским соперником — Британией – для баланса, и не без помощи портвейна, кстати.

     Если коротко, дело было так: в 1580 году испанский король Филипп II завладел португальской короной, в результате унии сама Португалия и (самое сладкое) её колонии перешли к испанцам. Этих грандов, идальго и всяких кабальерос так раздуло от собственной крутизны (ещё бы – такие владения, помимо своих), что толковый колониальный менеджмент был сразу же заброшен. В итоге проиграли все, кроме британцев и as495_портвейнголландцев, которые потихоньку стали отщипывать территории в свою пользу. На радостях испанцы обложили португальских братьев непомерными налогами, чтобы те «не расслаблялись». В Португалии дела пришли в упадок, что местным парням, страдающим ностальгией по тучным временам, пришлось не по нраву. Испанцы сделали ещё одну глупость – сильно прищучили марранов (местных крещёных евреев), ибо хотели поживиться их добром (это главное) и винили евреев во всех бедах (это вторичное). Кстати, великий Диего Веласкес происходил из семьи португальских марранов и творил аккурат в описываемое время. Марраны вынуждены были уносить ноги, отчего в экономике и финансах дела пошли ещё хуже. Последовала череда восстаний и бунтов, которые получили название войны за независимость (1637—1668). Началось всё с восстания в Эворе 21 августа 1637 года, а закончилось дворцовым заговором. «Утром 1 декабря 1640 г. без четверти девять заговорщики встретились у дворца; четырьмя группами, с оружием в руках, они вошли во дворец, быстро справившись с охраной. Из защитников дворца один был убит и трое ранены. Заговорщики между тем прошли во внутренние покои и предложили наместнице Маргариде отречься от должности. Понимая, что сопротивляться бесполезно, Маргарида вынуждена была уступить. Ее помощник и фаворит, португалец Мигел де Вашконселуш, однако, не был пощажен: его труп тут же выбросили из окна дворца на площади. Маргарида отдала приказ кастильскому гарнизону крепости Сан-Жорже сдаться. Заговорщики, выйдя на балкон, а затем и на улицы Лиссабона, провозгласили Жоана Брагансского королем Португалии – Жоаном IV. Возбужденные известием о перевороте и провозглашении нового короля, лиссабонцы высыпали на as496портвейнулицы. Заговорщики пытались удержать толпу от беспорядков и бесчинств. Архиепископ Лиссабона с распятием объезжал улицы города, призывая к порядку. Надо признать, что это почти удалось. Были сожжены лишь несколько домов – нелюбимого народом епископа Лейрии, братьев Мигела де Вашконселуша. Через три дня Жоан въехал в Лиссабон в сопровождении нескольких всадников. С первых же часов новой жизни, еще до коронации, он был вынужден заботиться прежде всего о защите королевства. В Эвору, Элваш, Алгарве были посланы верные люди для организации обороны на случай нападения соседней Кастилии. 15 декабря 1640 г. в Лиссабоне состоялась пышная церемония коронации Жоана IV. Город единодушно приветствовал своего короля». Эта длинная цитата – из книги  О. И. Варьяш, А. П. Черных «Португалия: дороги истории»; занимательный экскурс в историю страны, изложенный доступным языком. К сожалению, никак не могу раздобыть бумажный вариант этой книги – пользуюсь электронной версией – есть в сети, поищите – рекомендую. Ну что ж, а чем же  Андрей Портвейныч солидарно сбрызнет праздничную дату? Догадайтесь с трёх раз! Нет, с двух…

3 Авг
2013

Портвейн Святой Королевы

as448portoСвятая Изабелла Португальская (1271 — 4 июля 1336, Эштремош, Португалия) (прозвища – Мирительница, Святая королева, — A Pacificadora, A Rainha Santa) дочь арагонского короля Педро III, жена короля Диниша Португальского. Изабель была названа в честь своей двоюродной бабушки, Св. Елизаветы Венгерской, и получила строгое и набожное воспитание. В 1282 г. Она вышла замуж за Диниша, который вроде и добрый был мужик, но при этом тот ещё ходок. Несмотря на безнравственность дворцового окружения, Изабелла вела благочестивый образ жизни, помогала больным и бедным, и основывала благотворительные учреждения. Когда ее сын Афонсу поднял мятеж против отца, Изабель проскакала между армиями и примирила отца и сына. Она часто помогала в разрешении споров между родственниками в королевской семье. Особенно поразительно, как умела Изабелла мирно урегулировать вопросы со множеством королевских бастардов, коих наплодил муженёк. Скромная одежда, простая еда,   ласковое обращение с людьми, щедрая помощь нуждающимся снискали ей любовь окружающих; as449portoправда, к этому добавлялась симпатия к брошенной жене. Придворные дамы подзуживали Изабеллу сделать королю предъяву по поводу распутства и внебрачных детей. “Стоит ли добавлять моё раздражение к грехам короля? — отвечала Изабелла. — Лучше я доверю свою печаль Богу и Его святым и постараюсь вернуть мужа любовью”. После смерти Диниша в 1325 г. королева жила в Коимбре, недалеко от основанного ею монастыря Святой Клары (где она и похоронена), и посвятила себя служению бедным. Она умерла от переутомления, когда в страшную жару выехала, несмотря на предупреждения врачей, чтобы помирить сына с его зятем, кастильским королём, и предотвратить очередную войну. С именем Доны Изабелы связана легенда о чуде роз. Королева много занималась благотворительностью, что не всегда поощрял ее супруг, хоть вроде и не жлоб был. Как-то королева несла в подоле хлеб, чтобы отдать его нищим, но по пути встретила мужа. «Что там?» — спросил он строго. Святая as450portoвспомнила многочисленные кары, которыми он грозил ей и её подопечным, и солгала: «Розы». «Покажи!» — приказал муж. Святая развернула подол, и по слову её случилось чудо: там действительно оказались розы. Именно поэтому Св. Изабеллу изображают, как правило, с розой в руке. Изабелла была канонизирована в 1625 г., в трудные для Португалии годы испанского владычества, когда особенно остро ощущалась необходимость в национальных святынях. День прославления – 4 июля. В этой связи, в Коимбре, где Святая Королева завершила свои дни, проходит раз в два года грандиозный фестиваль. Её портрет красуется не только на марках и открытках, но и на 50 эскудо, ходившими до введения евро.

 Портвейн

as451portoПоскольку портвейн – национальное достояние Португалии, было бы удивительно, если бы португальцы прошли мимо и не увековечили память этой выдающейся женщины в вине. Так и случилось. Портвейн под брендом «Rainha Santa” производился малоизвестной ныне компанией «Rodrigues Pinho & Ca Lda.», которая была куплена «Forrester & C.a SA», а если поточнее — «Offley Forrester», которые в свою очередь с 1962 года принадлежит «Sandeman», и всe вместе с конца 90-х годов прошлого века стало собственностью винодельческого гиганта «Sogrape Vinhos s.a”. Во как всё запутано… Известны четыре винтажа под брендом «Rainha Santa”, поставщиком которых указан «Rodrigues Pinho & Ca Lda». – 1983, 1985, 1987 и 1995. Также есть винтаж 1994 года, бутилированый «Forrester». В 2008 году портвейнолюб под ником jdaw1 опрометчиво решил пивнуть винтаж 1994 года. Год-то выдающийся! «Forrester» ведь имя! Вроде по сроку – 12 лет в бутылке, вполне себе для винтажа неплохой начальный срок выдержки, но парень был разочарован: вкус был чрезвычайно резкий, хотя и ощущались черника с черносливом, но резкие танины забивали всё, ощущался перец. Дегустатор рекомендовал ещё полтора десятилетия лёжки. Короче, дожить до 2025. Остальные винтажи весьма редки… Всё что мне удалось «пробить» — это их невысокая цена, долларов до 60. Конечно, нужно понимать, что покупаешь кота в мешке. Есть под брендом «Rainha Santa” и 20-летний тони. Вот TN опять от форумчанина jdaw1 с ThePortForum.com: «вкус мягкий, продолжительный. Ваниль + смородина + сахар. Ничего сложного, но всего 28 долларов за бутылку». А вот некто под ником g-man: «изюм, карамель, зелёные яблоки и орехи на финише». Встретилась в инете и as452portoтридцатилетка. Редко попадается упоминание о руби и других рядовых портвейнах (я думаю, и не стоит: обычное вино от малоизвестного производителя). 

Напоследок очевидные рекомендации от Андрея Портвейныча: не имеет смысла покупать редкие марки портвейнов, лучше всё-таки ориентироваться на известные и авторитетные бренды, да и то взвешенно, предварительно вопрос обкашляв и заглянув в собственный кошелёк. Но не то что бы дело в высокой стоимости премиальных винтажей, просто незачем и настроение может быть испорчено, если попадётся вино невысокого качества. Бывает и такое, отчего ж… Всё таки странно вышло… Как была Королева Изабелла воплощением скромности и неприметности, так и портвейн, в честь её названный, не блистал в рейтингах, не сиял на прилавках, в выставочных павильонах и ресторанах, а тихо канул в небытие…

Источники : http://krotov.info/,http://www.igrejabranca.ru/articles/ , http://www.theportforum.com  http://www.lusawines.com/

 

8 Май
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн Победы

as362portoСразу хочу процитировать слова сэра Уинстона Леонарда Спенсера Черчилля, написанные им в мае 1945 года: «Безоговорочная капитуляция наших врагов явилась сигналом к величайшему взрыву радости в истории человечества. Вторая мировая война в Европе была доведена до конца. Как побеждённые, так и победители испытывали невыразимое чувство облегчения. (…)  Для нас, усталых и измотанных, обедневших, но не устрашившихся, а теперь победивших – это был поистине великий момент. Мы возносили благодарение Богу за благороднейший из Его даров – сознание того, что мы исполнили свой долг». Лучше не скажешь. Уинни обладал потрясающим слогом. А в плане напитков предпочитал разбавленный виски,  шампанское и французский коньяк (а не армянский, как говорилось в советской байке). Утверждается, что «отправляясь на юг Африки, на англо-бурскую войну, Черчилль среди прочего багажа захватил с собой восемнадцать бутылок виски, двадцать четыре бутылки вина, по шесть бутылок портвейна, вермута, коньяка и двенадцать бутылок лимонного сока». Глыба, а не человек. Сэр Уинстон очень жаловал голубой английский сыр «Стилтон», а к нему в поместье всегда подавался портвейн, так что и этот напиток был в чести у Черчилля, на десерт.

Что же происходило в тот памятный 1945 год в портвейновых делах? Португалия была давним союзником Великобритании (в том числе благодаря портвейну, не так ли?), а у португальцев хватило ума не участвовать в мясорубке и остаться формально нейтральным государством, проявляя чудеса политического лавирования. В военный период страна была крупным поставщиком вольфрама, этим же и зарабатывала много денег, т.к. немцы и англичане были готовы купить каждую крупинку за любые деньги, лишь бы эта руда не досталась врагу. В 1932 году власть фактически перешла к премьер-министру Антониу Салазару, установившему в стране авторитарный режим (некоторые, особенно советские, исследователи характеризуют его как «фашистский режим»). Понятно, что виноград плодоносил, портвейн производился, продавался и потреблялся несмотря на политические шторма. Однако после 1939 года Германия осуществляла морскую блокаду Великобритании (основного потребителя портвейна). Вначале немцы соблюдали какие–то правила приличия и не трогали торговый флот, однако впоследствии подчиненные папаши Деница топили всех без разбору, даже суда под флагом нейтральных государств. Мало ли чего везут? Зачем разбираться – пульнул торпеду и концы в воду. Удар по экспорту портвейна был огромен. С другой стороны, и в самой Великобритании были проблемы: война ограничила потребление, да и сами англичане считали некомильфо увлекаться крикетом и винтажным портвейном, когда судьба родины висит на волоске (надо сказать, английская нация показала себя очень сплочённой в годину испытаний). Правительство ввело квоты на потребление (импорт) предметов роскоши (и портвейна в т.ч.), а как вы думали? К концу войны Великобритания была почти банкротом. Были и другие причины – банальная нехватка стекла в Англии, а ведь в те времена портвейн поставлялся в бочках, а бутилировался непосредственно поставщиками на месте. Винтаж 1945 года по этой причине был бутилирован в Португалии в 1947 году.  Что касается других потребителей портвейна: Франция и остальная Европа были оккупированы, небольшой ручеёк поставок попадал через Атлантику в США, немцы предпочитали шнапс (а русские – водку), остальные типа Бразилии —  не в счёт. Война…  1945 год выдался исключительно удачным в долине Доуро. Дожди в конце августа были скорее желательным фактором, чем проблематичным. Сбор урожая начался 6 сентября при сильной жаре, что затрудняло контроль ферментации. Урожай получился не то чтобы большим, но и не слишком маленьким по объёму.  Все основные поставщики портвейна в 1945 году продекларировали винтаж, за исключением «Cockburn», однако хочу рассказать лишь о двух портвейнах: считается, хоть и не безспорно,  что это лучшие из лучших.

 as363portoGraham’s Vintage Port 1945

Вино было сделано на Quinta das Lages в долине реки Rio Torto – эта кинта исстари поставляла  для Грэма вина, славящиеся своими танинами. Виноград давился традиционно – ногами в лагарах (а иного варианта тогда и не было), весной портвейн попал в подвалы Вила Нова де Гайя и был бутилирован в 1947 году. Винтажные портвейны «Graham’s» чуть более сладкие, чем у других производителей (таков стиль Дома), но танины сглаживают этот эффект и позволяют вину сохранять достоинства на протяжении десятилетий. Michael Broadbent из «Декантера» писал, что пика своих вкусовых качеств портвейн достиг в начале 80-х, но и в конце тысячелетия портвейн был «ароматным, полнотелым вином с глубокими танинами». Американский знаток портвейна и автор прекрасных книг о нём Джэймс Саклинг отмечал элегантный, тонкий вкус спелых слив и округлые танины на финише. Гуру портвейна Ричард Мэйсон ставит этот портвейн в ряд самых выдающихся винтажей 20-го века. Поверим ему. Всего было выпущено 80 тысяч бутылок. Алк. : 21%. Начал продаваться по 40 фунтов за коробку, а теперь его цена 600-900 фунтов, но за бутылку. На аукционах  попадается.

as364portoCroft Vintage Port 1945

А это, друзья мои, абсолютный лидер. Да, и другие Дома могут похвастаться великолепными портвейнами этого года, например «Niepoort», «Morgan» и «Ferreira», но «Крофт» — вне конкуренции. Вот краткие TN от участника FLOP под ником AHB, который имел удовольствие продегустировать этот портвейн в октябре 2011 (т.е. возраст винтажа – 66 лет!!): «цвет тёмный,  коричневый, края оранжевые. Аромат ирисок и грецких орехов. Плотная текстура, немного танинов проявляются сразу же. Во вкусе – богатые тона изюма, потом апельсина. Потрясающая сбалансированность; кислотность даёт структуру, но не отвлекает. Финиш невероятной длины. Потрясающий портвейн». Необычно то, что портвейн бутилирован в бутылки коричневого стекла – это как раз следствие его дефицита в послевоенные годы.  Дают этому Великому вину 98-99 баллов.

Ну что ж, представлю на минуту, что у меня в бокале  портвейн 1945 года и мысленно пригублю. Боже, это же машина времени! Вино делали люди, которых наверное и в живых уж нет… И тех же участников событий 1945 года (я имею ввиду реальных, настоящих фронтовиков, а не «ряженых» ветеранов) тоже почти не осталось… Время неумолимо, господа!

Портвейн морехода

as352portoСвыше пятисот лет назад народ, живший в самом западном углу Европы, явил миру невиданный пассионарный скачок, открыв взорам (и шаловливым жадным ручкам) европейцев целые страны и континенты, о существовании которых не было известно ничего. Португальцы построили империю, продвинулись в технологиях и временно разбогатели. Одним из действующих лиц той эпохи был Педру Алвареш Кабрал. Родился первооткрыватель Бразилии  примерно в 1467-м году, родители были люди известные и знатные. Папа – губернатор. Мальчонка преуспел в науках, среди которых были картография и языки, а после пошёл по военной стезе. Папа, я думаю, помогал сынку, в любом случае карьера Алвареша шла как по маслу, и в конце 15 века  король Мануэль Первый поручил Кабралу возглавить новую экспедицию в качестве адмирала второго португальского флота. 9 марта 1500 г. отплыли (1200 безбашеных человек, ибо в те времена плыть в Индию, всё равно что сейчас в экспедицию на Марс записаться) на пятнадцати кораблях. Однако бес попутал, или в навигации ошиблись, в результате чего открыли Бразилию. Тоже неплохо, кстати сказать. 21-го апреля 1500-го португальцы увидели большую землю, только это была вовсе не Индия, а берега Южной Америки. Оголодавшие мужики увидели там обнаженных туземок и нашли золотишко, поэтому часть экспедиции уже «приплыла» и в Индиях всяких не нуждалась, а Кабрал двинул на восток и, обогнув мыс Доброй Надежды, 13-го сентября 1500-го года наконец-то высадился в Калькутте. Плавание было крайне изнурительным, не обошлось без потерь: минус 4 корабля; по иронии судьбы на одном из них находился Бартоломеу Диаш, открывший этот самый мыс за 13 лет до происшествия. Да и в Индии нехорошо получилось. Европейцы всегда лукавили, прикрывая чисто коммерческие интересы миссией обращения в католичество всех, кто на пути попадался. Индусы были явно не готовы к такому сценарию, началось кровопролитие, так что отбросив идеологию, пришлось наконец-то вплотную заняться коммерцией, а уж здесь индусы были «рады стараться». Уже 31-го июля, 1502-го года, корабли Кабрала, нагруженные пряностями, тканями и слонами, вошли в порт Лиссабона.  Больше Кабрал никуда не плавал, а пожинал плоды своего путешествия, был награждён королём и мирно почил около 1520 года. Прах его покоится в Сантарене, в готической церкви Igreja da Graca, в общей могиле. Скромное надгробие, обнаруженное в XIX в., демонстрирует очень малое значение, которое придавалось в XVI в. открытию Бразилии. Зато потом имя выдающегося земляка португальцы увековечили где только можно, и портвейн – не исключение.

as353porto2Кстати: огромные богатства колоний, открывавшиеся Португалии, не могли найти себе достойного вложения и применения, как это случилось впоследствии в Англии, и не способствовали дальнейшему развитию страны. Богатства утекали сквозь пальцы португальских королей и дворян, использовавших для получения новых богатств свои привилегии и должности и переставших интересоваться собственными землями. Исчезали же эти богатства быстро. Привозимые из колоний ценности и диковины продавались в другие страны, попадая в руки услужливых перекупщиков, которых было полным-полно в Лиссабоне, с давних времен являвшемся центром международной торговли. Золото шло на приобретение товаров повседневного спроса или предметов роскоши, в производстве которых Португалия отставала. Подробнее…

28 Авг
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн капитана. William Warre и освобождение Опорто.

Пиренейская Война (1808-1814) была крупным вооруженным конфликтом в эпоху Наполеоновских войн. В войне принимали участие вооруженные силы Испании и Португалии, и их союзники – британцы против французов. Освобождение Опорто в мае 1809 года – лишь локальный и не самый важный эпизод этой долгой войны, в которой удача попеременно улыбалась то одной, то другой стороне. Если бы не вторжение Наполеона в Россию с последующим разгромом, то неизвестно, какова была бы судьбы Португалии вообще. Однако в истории сослагательное наклонение не применимо. До войны в самой Португалии ситуация была скверной во всех отношениях…  Народ прозябал в невежестве и нищете. Знать была бездеятельна и распущенна, духовенство безнравственно и суеверно. Принц-регент в ипохондрии и праздности бродил по своему дворцу, заложив руки в карманы, и безучастно смотрел на упадок своего государства. Он признавался англичанину Бекфорду, что королевство находится в руках монахов и что половина этих монахов совершенно потеряла здравый смысл. Регент признавал только одну политику — противодействовать вторжению французских идей в королевство. Робеспьер был для властей Португалии первым антихристом, Наполеон — вторым. Утешение в своем упадке португальцы находили в тех выгодах, какие доставляло им их нейтральное положение. Лиссабон служил передаточным пунктом для испанской и для одной части европейской торговли. Но мир сохранить не удалось. Эпизод с освобождением Опорто произошёл весной 1809 года: сначала французский маршал Сульт вторгся в Португалию 24 февраля, разбил с 20000 человек 45000 португальцев под стенами Опорто, отнял у них 197 орудий и проник в город (29 марта). Но, имея мало боевых запасов и беспокоясь за целость своих сообщений, он не решался идти далее…

    В Военной галерее в Петербурге помещен портрет единственного британского подданного, имевшего звание генерал-фельдмаршала и Англии, и России, победителя Наполеона при Ватерлоо — Артура Веллингтона. В1826 г. по поручению своего правительства он приезжал в столицу Российской империи для участия в похоронах Александра I. Знаменитый полководец пользовался необычайной популярностью у петербуржцев. Но великие подвиги и слава были впереди, а в 1809-м войска под его командованием 22 апреля высадились в Лиссабоне, совершили смелый переход через р. Доуру и неожиданно напали 12 мая на Сульта у Опорто,  отбросив его в Галисию, затем в Леон.  Под началом Веллингтона служил 25-летний капитан  William Warre, который отличился в сражении при Опорто и даже был награждён высшим португальским военным орденом Ordem de São Bento d’Aviz за отвагу (изображение ордена помещено на этикетку портвейна).   Подробнее…

22 Июл
2012

Магеллан: точка невозврата

Мелки пошли людишки в наше время… Безопасность, комфорт и ещё раз безопасность – вот устремления нынешних двуногих. А ведь были времена, когда опасность искали… Опасность сопутствовала достижению славы и богатства.  В чести были доблесть, отвага, мужество и прочие неактуальные сейчас понятия.  Недавно закончил читать Стефана Цвейга «Подвиг Магеллана», зацепил меня один отрывок, цитирую: «Уже отплытие Колумба в безбрежный простор воспринимался его временем, да и всеми последующими временами, как беспримерно отважное деяние. Но даже этот подвиг, хотя бы по числу жертв, ему принесённых, нельзя приравнять к победе, которую Магеллан, ценою неслыханных лишений, одержал над стихией. Ведь Колумб со своими только что спущенными, заново оснащёнными, хорошо провиантированными судами в общей сложности пробыл в пути всего тридцать три дня, и ещё за неделю до того, как ступить на землю, носившийся на гребнях волн тростник, плывущие по воде стрволы неиданных деревьев и лесные птицы утвердили его в предположении, что вблизи находится какой-то материк. Экипаж Колумба состоит из здоровых, неутомлённых людей, корабли так обильно снабжены провиантом, что в крайнем случае он может, и не достигнув цели, вернуться на родину. Теперь перед ним расстилается неизвестность, но позади его – надёжное прибежище и пристанище: родина. Магеллан же устремляется в неведомое, и не из родной Европы, не с насиженного места плывёт он туда, а из чужой, суровой Патагонии. Его люди изнурены многими месяцами жестоких бедствий. Голод и лишения оставляют они позади себя, голод и лишения сопутствуют им, голод и лишения грозят им в будущем. Изношена их одежда, в клочья изодраны паруса, истёрты канаты. Месяцами они не видели ни одного нового лица, месяцами не видели женщин, вина, свежего мяса, свежего хлеба….  Так плывут эти корабли – двадцать дней, тридцать дней, сорок, пятьдесят, шестьдесят дней, и всё ещё не видно земли, всё ещё никаких признаков её приближения! И снова проходит неделя, за ней ещё одна и ещё – сто дней, срок, трижды более долгий чем тот, в который Колумб пересёк океан! Тысячи и тысячи пустых часов плывёт флотилия Магеллана среди беспредельной пустыни.»  Да, даже представить себе такой экстрим тяжело, не то что поучаствовать…    Подробнее…

27 Июн
2012

Реформы Маркиза де Помбала

маркиз Помбал Описать всю жизнь – от невероятного взлёта до такого же падения и совершённое в жизни этим человеком не хватит и тысячи страниц. Этакий граф Потёмкин или граф Орлов португальского розлива (ведь всё современники – а какова разница: «потёмкинских деревень» не было – это факт, и бюджет не пилил, хотя мог — при почти ничем не ограниченной власти). Итог жизни: модернизировал отсталую страну, умер в опале. Классика жанра. Остановимся только на том, что он сделал для Портвейна.

Португальская жизнь и судьба

Себастья́н Жозе́ Помба́л, полное имя Себастья́н Жозе́ ди Карва́лью-и-Ме́лу, граф ди Оэ́йраш, марки́з ди Помба́л (порт. Sebastião José de Carvalho e Melo, Conde de Oeiras, Marquês de Pombal;13 мая 1699 —8 мая 1782) родился в семье мелкого дворянина, потом был университет, армия, альковные похождения на высоком уровне, удачная женитьба, дипломатическая карьера в Лондоне и Вене.

В 1750 при короле Жозе I Себастьян становиться премьером, а будучи человеком образованным, невероятно энергичным и честолюбивым, повидавшим английские буржуазные преобразования в экономике и видевшим необходимость перемен в полуфеодальной Португалии неудивительно, что он начал масштабные преобразования на Родине. Трудно найти сферу жизни народа в то время, не затронутую реформами этого человека – это и образование, реформа полиции, армии и флота, конфискация церковных земель, восстановление полностью разрушенного после землетрясения в 1755 году Лиссабона – по новым градостроительным стандартам, а ещё – существенные экономические реформы, вызвавшие невиданный всплеск деловой активности.

В области экономики он был сторонником протекционизма: осыпая привилегиями португальские мануфактуры и торговые компании, он наложил запрет на экспорт необработанного сырья, что привело к становлению национального производства шёлка, стекла и керамики. Но обратимся ближе к портвейновым делам 18 века.

Спустя десятилетие после заключения Метуэнского договора с Великобританией (1703) торговля портвейном стала бурно расцветать. Английские «факторы» — торговцы шерстью и текстилем стали тесно сотрудничать с виноградарями долины Доуру и обеспечивали транспортировку и последующий экспорт портвейна в Англию. В 1727 году они объединились в Британскую ассоциацию, установили первые правила торговли портвейном и стали дружно душить производителей по ценам за вино. Не совсем удалось, а высокий спрос вызывал рост цен и расцвет жульничества всех заинтересованных сторон. Безобразия были невероятные: для придания цвета в вино добавлялись ягоды бузины, в бедное вино подмешивался сахар, при креплении без меры использовался мерзкий самогон, под видом местного богатого и насыщенного вина поставлялось худое винишко из других регионов Португалии и даже из соседних стран (Испании).

Подробнее…

14 Июн
2012

Краткая история портвейна от Сергея Смыслова

Не могу удержаться и не опубликовать статью об истории портвейна ныне покойного Сергея Карповича Елисеева (Смыслова) – замечательного, душевного  человека, энтузиаста вина, блестяще эрудированного винного критика и эксперта в области виноделия. Читаем, ведь история портвейна — это не много ни мало часть истории Европы… 

      «Современная археология не позволяет точно установить дату, когда люди, населявшие территорию современной Португалии, впервые превратили виноград в вино. Можно только предположить, хотя и с высокой степенью достоверности, что произошло это событие где-то в районе 5000 года до Рождества Христова. Увы, последующие тысячелетия не содержат каких-либо определенных свидетельств того, как развивалось виноделие в стране, но зато достоверно известно, что даже в годы владычества мавров, коим Коран, как известно, не позволяет употреблять дар виноградной лозы, в монастырях продолжали делать вино и, надо понимать, с толком употреблять его в дело.

     По мере приближения к более просвещенным векам жители современной Португалии стали значительно скрупулезнее относиться к собственной истории, фиксируя все значимые (и не очень) события, связанные с вином и виноделием, но вплоть до начала второго тысячелетия нашей эры не обнаружено упоминаний о выращивании винограда и виноделии в долине реки Дору. Дальше дело пошло веселее. Сначала в монастырях, а затем и по всей долине реки появились многочисленные виноградники и винодельни, а сама река превратилась в крупную транспортную артерию, по которой вино доставлялось к морскому побережью, откуда его можно было транспортировать в северные страны Европы.

     Опуская сведения о торговых конфликтах, результатом которых стали квоты на ввоз вина в города Порто и Вила-Нова-ди-Гайя, которые, будучи расположенным на разных берегах реки Дору, как раз и являлись пунктами перевалки вина на морской транспорт, перейдем сразу к XVII столетию, когда многочисленные английские, фламандские и голландские купцы обосновались в городке Ламего, в Верхнем Корго, занимаясь экспортом вина.

    Сначала (1675 год) вина из Дору завоевали признание в Голландии, где, собственно, и возникло название «port wine». Затем на эти вина обратили внимание англичане, причем существует занятное предание, гласящее, что в 1868 году один английский купец послал своих сыновей в Португалию на поиски вина для экспорта на берега Туманного Альбиона. Во время обеда после ночлега в одном из монастырей им предложили вино, которое сразу обратило на себя внимание своим необычным вкусом. Выяснив, что это вино создается посредством добавления в не до конца перебродившее сусло небольшого количества виноградного спирта, молодые англичане быстро сообразили, что такое вино без проблем перенесет путешествие к Британским островам, закупили первую партию вина и отправили на родину, где оно сразу стало популярным. Возможно, что-то в этом предании приукрашено, но факт остается фактом: документы таможни утверждают, что именно в 1678 году в Англию была отправлена партия вина в 408 баррелей. Подробнее…