Просматриваемая рубрика: "Португалия"
10 Сен
2017
Опубликовано в: Португалия
От    Нет комментариев

С Днём портвейна — 2017!

Сегодня 10 сентября – День портвейна, установленный самими же португальцами несколько лет назад, Институтом вин Доуру и портвейна. Ничего удивительного нет – у большинства известных региональных напитков по всему миру есть свой праздничный день. Ясное дело, сделано это в том числе с целью привлечь побольше туристов и создать соответствующий информационный шум, или как говорят нынче, «хайп». Всё равно, идея хорошая.

день портвейна 10 сентября

У Дня портвейна есть свой собственный сайт, где перечисляются праздничные мероприятия и всё такое. Их много, поэтому тем, кто оказался в Порту сегодня, можно только позавидовать и пожелать успеть везде, где есть интересные события. Ну а мы, энтузиасты портвейна, поднимем сегодня бокальчик любимого напитка, будучи за тысячи километров от его родины. С праздничком!

англичане любят чайА теперь не совсем о портвейне и даже совсем не о портвейне. Всем известно, что своей мировой славой портвейн обязан англичанам: если бы не их потребители и шустрые торговцы, густое и терпкое вино Доуру так бы и осталось обычным региональным феноменом. Недавно наткнулся на очень интересную статью BBC (на русском) – вот ссылка. Оказывается, англичане обязаны португальцам не только портвейном, но и своими истинно британскими традициями чаепития. Не стоит объяснять, что такое чай для англичан. Нет, лучше так: не стоит объяснять, что такое чай и портвейн в английской традиции и культуре.

Прочитали? Вот как оно было, оказывается! Добавлю свои пять копеек. Муженёк Екатерины Брагансской был точно отмороженным на всю голову, недаром его прозвали «Весёлым монархом». За Екатериной дали невероятное приданое: города Танжер и Бомбей (ныне Мумбаи), а еще 50 000 фунтов золотом (французский король прибавил еще столько же). Карл II только и делал, что пьянствовал с друзьями и любовницами, прожигал жизнь и транжирил деньги направо и налево. Денежки из приданого он быстро промотал, веселиться было не на что. Недолго думая, Карл продал французскому королю Дюнкерк, который принадлежал англичанам в те времена. Место для англичан какое-то … невезучее. У Карла была тьма тьмущая любовниц и подружек, зачастую самого низкого происхождения и дурного воспитания. Девок из своей тусовки король осыпал титулами и золотом, а несчастную Екатерину заставлял поддерживать хорошие отношения с этими вульгарными ничтожествами. Можно только представить, какую бездну унижений испытала эта молодая женщина, привыкшая к рафинированным манерам португальского двора… К тому же, она была католичкой и в почти протестантской Англии ей пришлось ох как несладко.

портрет королевы Екатерины из династии БраганчаВесёлый король прижил 14 бастардов, от брака с Екатериной у них никто не родился, престол после смерти гуляки перешёл к его брату. Как пишет Чарльз Диккенс в своей «Истории Англии для юных», королева Екатерина сослалась на нездоровье и не пришла к умирающему королю, прислав пажа (или фрейлину) с извинениями. На что король ответил: «Несчастная женщина, она просит прощения у меня! Это я прошу у неё прощения от всей души. Так и передайте». Раскаялся, гад!

Королева-вдова после смерти супруга ещё пожила в Англии и пользовалась достаточным уважением и статусом, после чего вернулась в Португалию, умерла в 1705 году.

Кстати, династия Браганча живёт и здравствует, даже 20-летний тони в их честь выпущен. Я писал о нём, вот здесь.

Ну что же, еще раз с праздником всех случайно и неслучайно заглянувших на мой блог. Что может быть лучше, чем хороший портвейн и правильный крепкий чай, каждый в своё время!

22 Май
2014
Опубликовано в: Португалия, Разное
От    Нет комментариев

Роскошный отель для ценителей портвейна, но не только

  Отпускной сезон, однако, надвигается неумолимо. Это радует! Есть один отель в Португалии, который связан с портвейном буквально всем: судьбой, деньгами, историей… Расположен отель в самом центре Порто, а если точнее, города, раскинувшегося на противоположном берегу Доуру – Вила Нова де Гайи. Сразу хочу предупредить, что этот отель подходит тем путешественникам, в кошельках которых звенят золотые дукаты, луидоры и прочие пиастры.

отель Yeatman португалия

   Роскошный “The Yetman”  построен на средства Адриана Бриджа, владельца Taylor, Fonseca, Croft и прочих великих, и не очень, брендов портвейна, угнездившихся под зонтиком компании “Flatgate Partnership”. Отель раскинулся над подвалами с портвейном десятков производителей и торговцев: он как бы венчает вид из отеля Yeatman Портопланетарное средоточие портвейновых бочек, красуется среди черепицы крыш, которой выложена многовековая история портвейна… Отель был открыт в августе 2010. По слухам, обошёлся он в сумму около 32 млн. евро. Назвали отель в честь семьи Yeаtman, члены которой заняты в портвейновом бизнесе аж с 1838 года и до сегодняшнего дня. Кое-что я о них я писал в статье о великом Доме портвейна “Taylor”.

   Всего в отеле 82 номера, из них 11 сьютов – люксов по нашему, и один суперлюксовый номер “Bacchus suite” площадью 150 м.кв., с джакузи из меди, вращающейся гигантской кроватью, огромной террасой с потрясающим видом на Порто… Ночка в таком номере обойдётся в 1100 евро.

бахус сьют отель yeatman в порто

   Остальные сьюты также тематические – интерьер многих содержит элементы винной тематики. Кровать в огромной бочке – поражает. Кстати, владельцы отеля придумали хитрый шаг: заключили договора с десятками известных производителей портвейна и столового вина о сотрудничестве, которое подразумевает наличие вин этого производителя в карте отеля и возможность декорирования номера отеля. А ещё производитель имеет право организовывать «винные обеды» — дегустации, которые проходят обычно по вторникам. Такой «абонемент» стоит для сторонних производителей 3650 евро в год. Недорого, в целом.

тэйлор сьют отель етмен в порто португалия

   Самые обычные номера, коих большинство, стоит 250-290 евро за ночь в низкий сезон и 310-360 в высокий. Предлагаются различные программы, предлагающие не только проживание. Ресторан курирует «мишленовский» шеф-повар Ricardo Costa. Кормят высокой кухней, но с португальским уклоном. Имеются «комнаты для приватных обедов», что в переводе на советский язык означает «банкетные залы». Винная карта содержит 1200 вин, а всего в погребе отеля ждёт своего часа коллекция из 20 тысяч бутылок лучших портвейнов и вин Португалии, но другие страны также присутствуют. Поговаривают, что там есть такие винтажи, которые и купить невозможно в свободной продаже, редкости.

спа центр отеля Yeatman

    В отеле расположен роскошный SPA центр площадью 2000 кв. метров. К услугам посетителей римская баня, хамам, сауна, бассейн, бочки с виноградным экстрактом, массаж и куча всего. Отличная задумка! Жену или спутницу нужно спровадить в спа, а самому отправиться в бар, который назван в честь Дика Етмена. Это скорее не бар, а клуб, судя по дизайну. Взять там портвешка, уютно устроится в кресле и «пусть весь мир подождёт»… Включая супругу, разумеется.

Портвейн и революция

   Просмотр последних новостей вверг меня в тяжкие раздумья, может ли портвейн, хоть теоретически, быть революционным напитком, а если да, то какой… Попробуем разобраться. Если говорить пафосно и бессмысленно, то у любой Революции всего один революционный напиток, и этот напиток — кровь. Если  же говорить буднично и практично, то нужно подумать о том, может ли портвейн служить революционным массам и примкнувшим к ним сочувствующим и просто участвующим в перераспределении финансовых потоков массам. Андрей Портвейныч считает, что революционеру алкоголь совсем, то есть абсолютно, не нужен — его заменяет адреналин и ненависть. Или вместе, или раздельно. И то, и другое посильнее любых удовольствий, а пламенным революционерам чужды удовольствия. Ненависть и месть – вот их удовольствие, хотя декларируют, что ими движет возвышенная любовь к Родине или идее, или ещё чему там. А удовольствия – это вечное «потом, когда мы (….)». Даже в Интернационале : «…разрушим до основанья, а затем, мы наш, мы новый мир построим, …». Тьфу, пакость какая!

революция в португалии    Как правило, на баррикадах действует сухой закон. Все взвинчены и находятся на пределе человеческих сил, а если поливать это алкоголем, добра не жди. Старшие ответственные товарищи следят, чтобы никто из бойцов не нажрался. Обычно этого и не происходит, потому как бойцы проявляют революционную сознательность. Им всё-таки плечо к плечу стоять: жизнь на кону. Хорошо, а как насчёт использования бутылок из портвейна для коктейлей Молотова? То же не очень. Бутылки из под винтажного портвейна совсем непрозрачны – жутко неудобно следить, сколько налилось вонючей горючей жидкости, полная или неполная бутылка. Во вторых, наполненная горючкой, с торчащим грязным куском бинта, заляпанная бутылка винтажа великого 1977 года на выщербленном деревянном ящике (в соседстве с парочкой шато лафит 1963 года, хи-хи) выглядит несколько кощунственно и наводит на размышления о спонсорах революции… Но прозрачные бутылки от других портвейнов можно использовать для коктейлей Молотова вполне успешно, равно как и от других напитков. Ах да: портвейн в принципе редкий напиток среди планетарного океана алкоголя. Статистически, шансы у портвейновой бутылки геройски погибнуть во имя Революции, разбившись после полёта и озарив окрестности ярким пламенем, ничтожно малы! Хотя такой судьбе можно позавидовать – миллионы товарок свозят на стекольные заводы для переработки. Унизительное прозябание в мусорном контейнере и гибель на ленте конвейера – вот закономерный и жалкий конец обычной бутылки! Вспоминают ли они, как сияли блики на их боках под яркими солнцами супермаркета, вспоминают ли они ласковые руки мерчандайзера и жадные, масляные взгляды малобюджетных посетителей магазина? Помнят ли они то, взаимно вспыхнувшее чувство, ту первую любовь покупателя и бережное покачивание корзинки, а потом – волнение на кассе, а дальше накрытый стол и … душат слёзы…  не могу …

революция гвоздик в Португалии народ на улицахА что же народ, те самые примкнувшие и сочувствующие революционным массам т.н. слои населения? Пассивные пьют от страха, активные занимаются грабежами. И те и другие вряд ли будут глушить или тащить портвейн, разве что случайно. Но революции ведь рано или поздно заканчиваются, правда? Ну, такой повод, ну такой, что аж челюсти сводит! Во время торжеств у портвейна есть некоторые шансы поучаствовать если не в Революции, то в праздновании её итогов. Кстати, в Португалии тоже была революция в апреле 1974 – Революция Гвоздик. Замутили её военные, которые решили свернуть режим Марселу Каэтану, верного ленинца последователя Салазара – португальского упыря-диктатора, сидевшего на должности почти полвека. Революция была бескровной и длилась 14 часов (48 лет диктатуры и конец власти за 14 часов – каково?). Кстати, по Салазару. Португалия, благодаря ему, не вписалась во Вторую Мировую и к 1945 году сохранила все колонии. Державно и хорошо, а вот простой народ, хоть и не сложил голов на поле боя, но шибко бедствовал. Португалия на протяжении нескольких послевоенных десятилетий была самой бедной страной Европы, а на смуглых гастрайбайтеров брезгливо фыркали по революция гвоздик Португалиявсему континенту, вот примерно также, как сейчас на таджиков с киргизами.

  Ну а откуда «цветочное» название у Революции гвоздик? Рассказывают, что в революционные дни некая девица из лиссабонского супермаркета выбежала на улицу и воткнула гвоздику в ствол винтовки солдатика. Не поцеловала, не обняла, не налила стакан портвейна, не вынесла мозг, не угостила салом, не кокетничала, а просто подошла решительно и воткнула растение в дуло боевой солдатской подруги. По Фрейду – нейтрализовала соперницу. Такой необычный, эффектный и, я бы сказал, постмодернистский поступок поразил окружающих, широко разошёлся и обрендил ту португальскую Революцию. Несомненно, во время празднования победы портвейн лился рекой. Но то было на родине портвейна.

 Тем не менее, есть у Портвейныча предположение, каким образом портвейн может быть причастен к революциям, переворотам, путчам и всяким немирным мероприятиям, причём речь идёт о самых лучших портвейнах… Бокалы с таким портвейном теоретически могут стоять на столах, за которыми ведётся неспешный и негромкий разговор непростых парней, которые принимают непростые решения, будучи за тысячи километров от грядущих событий. За этим столом даже слово «революция» не произносится, всё больше какие-то финансовые намёки, покерные переглядывания и шуточки дурацкие. Вот только их шуточки через какое то время оборачиваются кровью…

26 Янв
2014
Опубликовано в: Основы, Португалия
От    Нет комментариев

Регулятор и часовой

Немного истории     

Португальцы первыми начали устанавливать правила виноделия и винной торговли, опередив французов, итальянцев и прочих на доброе столетие. Началось всё с реформ Маркиза де Помбала, в середине 18 века, когда была проведена первая демаркация региона Доуру, производящего портвейн, и были определены первые правила производства портвейна и торговли им: аутентичность вина, квотирование экспорта, контроль качества и многое другое. Впоследствии правила не раз корректировались и успешно нарушались. Во второй половине  XIX века три напасти подорвали  портвейноводство: оидиум в 1850-х, десятилетием позже филлоксера, опустошившая виноградники «старого» региона и вынудившая фермеров выйти за его пределы, а ещё  подделки портвейна, наводнившие традиционные рынки сбыта по демпинговым ценам – из Франции, Германии и других стран. Последнее было наиболее болезненным, имиджевые потери были огромны, не только финансовые. На рубеже веков регион пришёл в полный упадок… Надо было что-то делать, и реформы начались как сверху, так и снизу. 10 мая 1907 года тогдашний правитель Португалии João Franco издал декрет, закрепляющий и уточняющий принципы, заложенные маркизом Де Помбалом. Была произведена новая демаркация, регион производства портвейна был расширен на верхнюю Доуру. Были закреплены правила оборота бренди, используемого для фортификации (декрет от 27 июня).  Всё это сопровождалось бурными дебатами, изменениями и уточнениями в дальнейшем, но в целом ситуация исправилась, был наведён элементарный порядок в отрасли, что привело к бурному росту производства и экспорта. Республиканское правительство в 1926 году создало т.н. «зону маркировки»  (Entreposto) в Вила табличка института портвейнаНова де Гайе, только там и нигде более могли располагаться подвалы торговцев и производителей, только там мог вызревать портвейн. По статусу эта зона приравнивалась к «филиалу» демаркированного региона; был положен конец неконтролируемому экспорту портвейна непосредственно из региона виноделия. Чуть позже родились две гильдии: Casa do Douro (Объединённая федерация фермеров региона Доуро) – 1932, и Гильдия поставщиков портвейна – в 1933. Понятно, интересы каких сторон они представляли, и также понятно, почему особой любви между этими организациями не наблюдалось, что плохо сказывалось на делах. От греха подальше в 1933 году был учреждён Институт вин Доуру и портвейна (Instituto dos Vinhos do Douro e do Porto (IVDP)), которому были делегированы широкие полномочия регулятора и координатора. Если коротко, «смотрящий» за портвейном  (и др. винами региона). Такой вот институт хороший. Без студенток… зато с портвейном. Тоже хорошо.

 здание института портвейна в регуаМиссия института:

  • Разработка стратегий производства вин и торговли в интересах региона;
  • Контроль происхождения вин – чтобы никто не вылазил за пределы демаркированной зоны и не ввозил левака;
  • Контроль и надзор за производством и торговлей винами, произведёнными в регионе, контроль и подтверждение их качества;
  • квотирование объёмов на основе анализа производства предыдущих лет и имеющихся складских запасов;
  • Содействие внедрению новейших агротехнических, винодельческих и технологических практик в регионе;
  • Маркетинг, образование, просвещение, популяризация и т.д. 

Институт подчиняется Правительству, возглавляется Президентом (сейчас – Manuel de Novaes Cabral) и состоит из четырёх подразделений: Межпрофессиональный Совет, в котором равно представлены производство и торговля, Правление, Комитет по надзору и Консультативный комитет. Штаб-квартира расположена в Peso da Régua (Rua dos Camilos, 90), а филиал – в Порто. Всё имеется: оснащённые лаборатории по сертификации и тестированию, в которых оценивается качество вин и виноградного спирта для фортификации,   лучшая в мире библиотека портвейновой тематики (меня бы туда), лучшие специалисты в отрасли – от энологов до юристов.

марка на бутылке портвейнаНа каждой бутылке портвейна, которую вы покупаете в магазине или где бы то ни было, имеется «привет» от Института Портвейна – номерная марка (или бандероль), Selo de Garantia, запаянная под термоусадочный колпачок, каждая бутылка нумеруется индивидуально. Её функция проста – удостоверить подлинность портвейна. Конечно, прежде чем выдать производителю пачку марок, происходит полная процедура тестирования образцов вина, особенно это важно в тех случаях, когда производитель намерен декларировать винтаж. Могут и завернуть, у них власть. Бывает, до половины заявленных образцов заворачивают! Институт не только квотирует производство и экспорт, раздаёт марки и проводит инспекции хозяйств и подвалов, то есть не только определяет правила игры, но и ведёт большую информационную, просветительскую, если угодно, работу, принимает участие в выставках, организует по всему миру мастерклассы для сомелье, импортёров. В Регуа, Порто и в Лиссабоне можно продегустировать портвейны и вина региона, есть интересные экскурсии. Там же можно купить приглянувшуюся бытылку – другую… Издательское дело также присутствует, а уж в библиотеке Института старый книгочей Андрей Портвейныч пропал бы однозначно… Сайт в англоязычном варианте небогат на информацию, документация вся на португальском, разумеется. Жаль, очень. На сайте чудная галерейка подделок портвейна со всего света, а вот из наших, постсоветских стран – только пару бутылочкек родом из Молдовы. Не дорабатывают однако, или опасаются, что дисковое пространство на хостинге не вместит?  Но всё-таки стоит Институт на страже портвейна и нашего удовольствия, за что спасибо.

здание институра портвейна в ПортоЛюбой солдат и командир

Вам скажет очень точно:

Стране портвейна нужен мир:

Хороший, долгий, прочный!

Вот почему наш часовой

Всегда стоит на страже.

Он охраняет мир, покой,

И автомат заряжен.

                                                  Как-бы В.Суслов

Интереснейшие детали о повседневной работе Института можно почерпнуть на сайте моей доброй знакомой Валерии Зеферино. Крайне рекомендую: информация из первых уст, Валерия сама брала интервью у Бенту Амарала, руководителя Дегустационной палаты Института .

 

1 Дек
2013
Опубликовано в: Португалия
От    Нет комментариев

День восстановления независимости Португалии

     Отмечается 1 декабря и нам, любителям благословенного напитка земли Португальской, не грех разделить главный праздник — O Dia da Restauração da Independência — с жителями этой далёкой и красивой страны. Обратим свой взор во времена былинные. Худо, очень худо, доложу я вам, приходится маленькому народу в тени могучего и  агрессивного соседа (а ещё хуже – двух). Так и маялись португальцы с испанским соседством на протяжением многих веков, хотя было по  разному – то мирились, то ссорились, но всё же калибр соседей был не равен… не тот. Недаром хитрые португальцы подружились с вечными испанским соперником — Британией – для баланса, и не без помощи портвейна, кстати.

     Если коротко, дело было так: в 1580 году испанский король Филипп II завладел португальской короной, в результате унии сама Португалия и (самое сладкое) её колонии перешли к испанцам. Этих грандов, идальго и всяких кабальерос так раздуло от собственной крутизны (ещё бы – такие владения, помимо своих), что толковый колониальный менеджмент был сразу же заброшен. В итоге проиграли все, кроме британцев и as495_портвейнголландцев, которые потихоньку стали отщипывать территории в свою пользу. На радостях испанцы обложили португальских братьев непомерными налогами, чтобы те «не расслаблялись». В Португалии дела пришли в упадок, что местным парням, страдающим ностальгией по тучным временам, пришлось не по нраву. Испанцы сделали ещё одну глупость – сильно прищучили марранов (местных крещёных евреев), ибо хотели поживиться их добром (это главное) и винили евреев во всех бедах (это вторичное). Кстати, великий Диего Веласкес происходил из семьи португальских марранов и творил аккурат в описываемое время. Марраны вынуждены были уносить ноги, отчего в экономике и финансах дела пошли ещё хуже. Последовала череда восстаний и бунтов, которые получили название войны за независимость (1637—1668). Началось всё с восстания в Эворе 21 августа 1637 года, а закончилось дворцовым заговором. «Утром 1 декабря 1640 г. без четверти девять заговорщики встретились у дворца; четырьмя группами, с оружием в руках, они вошли во дворец, быстро справившись с охраной. Из защитников дворца один был убит и трое ранены. Заговорщики между тем прошли во внутренние покои и предложили наместнице Маргариде отречься от должности. Понимая, что сопротивляться бесполезно, Маргарида вынуждена была уступить. Ее помощник и фаворит, португалец Мигел де Вашконселуш, однако, не был пощажен: его труп тут же выбросили из окна дворца на площади. Маргарида отдала приказ кастильскому гарнизону крепости Сан-Жорже сдаться. Заговорщики, выйдя на балкон, а затем и на улицы Лиссабона, провозгласили Жоана Брагансского королем Португалии – Жоаном IV. Возбужденные известием о перевороте и провозглашении нового короля, лиссабонцы высыпали на as496портвейнулицы. Заговорщики пытались удержать толпу от беспорядков и бесчинств. Архиепископ Лиссабона с распятием объезжал улицы города, призывая к порядку. Надо признать, что это почти удалось. Были сожжены лишь несколько домов – нелюбимого народом епископа Лейрии, братьев Мигела де Вашконселуша. Через три дня Жоан въехал в Лиссабон в сопровождении нескольких всадников. С первых же часов новой жизни, еще до коронации, он был вынужден заботиться прежде всего о защите королевства. В Эвору, Элваш, Алгарве были посланы верные люди для организации обороны на случай нападения соседней Кастилии. 15 декабря 1640 г. в Лиссабоне состоялась пышная церемония коронации Жоана IV. Город единодушно приветствовал своего короля». Эта длинная цитата – из книги  О. И. Варьяш, А. П. Черных «Португалия: дороги истории»; занимательный экскурс в историю страны, изложенный доступным языком. К сожалению, никак не могу раздобыть бумажный вариант этой книги – пользуюсь электронной версией – есть в сети, поищите – рекомендую. Ну что ж, а чем же  Андрей Портвейныч солидарно сбрызнет праздничную дату? Догадайтесь с трёх раз! Нет, с двух…

23 Июн
2013

Барон Джозеф Джеймс Форрестер

as419portoБыли в истории личности, благодаря которым портвейн из обычного вина превратился в явление – гастрономическое, культурное, историческое, определяющее жизнь целого региона Португалии на протяжении столетий. Об одном из таких людей, обаятельном человеке с многосторонними дарованиями, и пойдёт речь. Джозеф Джеймс Форрестер  (Joseph James, Baron de Forrester), происходил из старинного шотландского рода. Я обнаружил в сети сайт клана Форрестеров — история клана прослеживается аж до 1200 года.  Родился в 27 мая 1809 года в Англии, в городке Кингстон-на-Халле. Есть сведения, что парень впервые потянул портвешка в очень юном возрасте (знакомая история), будучи в гостях у своего дяди в Лондоне. Судя из последующих событий его жизни, это была любовь с первого взгляда.  Надо сказать, что дядя уже активно занимался портвейновым бизнесом – владел винодельней и торговал вином. Будучи 22 лет от роду Джозеф прибыл к дяде в  Португалию, имея собственные планы. Вот что получилось в итоге:

Путешественник и картограф: Форрестер организовал экспедицию в регион Доуро и составил первую карту этих земель, которая спустя 5 лет – в 1840 была напечатана в Лондоне под заголовком «Карта вин округа Альто-Доуро». В 1848 году он издаёт вторую, дополненную карту – «Douro Portuguez e Paiz Adjacente até Espanha», издание которой финансировалась Ратушей Порто, а также промышленной организацией, основателем и членом которой он являлся. Кроме того, неоспоримой заслугой Форрестера было изучение и картографирование судоходства на самой реке Доуру,  чем до него никто не занимался. Кстати, на аукционах первый вариант уходит за 1000 — 2000 USD в зависимости от состояния, а вот вторая, большая — около 3 метров длиной полоса бумаги – не меньше чем за 10000 USD, и то, если очень повезёт. Вещь редкая. Однако в 2006 году нашлись энтузиасты (г-н Isaac Oelgart из США, известный ценитель и знаток портвейна), которые оцифровали и переиздали карты в безупречном полиграфическом качестве, заключив их в здоровенный роскошный футляр и сопроводив текстом, написанным гуру портвейна Ричардом Мейсоном. Тираж 200 экземпляров, а цена без стоимости пересылки 950 USD.

as420porto

Винодел,  коммерсант и реформатор: прибывши в Португалию, Джозеф присоединяется к бизнесу своего дяди в компанию «Offley Forrester». Первое, что он сделал по прибытии – это выучил португальский, что в те времена было необычно, и свёл многочисленные знакомства среди местных жителей разных as421portoсословий, что было ещё необычнее. Джозеф занялся торговлей и экспортом портвейна в Великобританию, изучив бизнес со всех сторон. Надо сказать, что в те времена в местном виноделии хватало бардака. Обладая типично шотландским упрямством и несгибаемой уверенностью в своей правоте, Форрестер начал истово бороться с такими безобразиями, как добавление в портвейн вин из других регионов при купаже, с масштабной коррупцией «генералов» портвейна, с доливанием скверного бренди в портвейн, нарушениями в налогообложении. Дошло до того, что Джозеф разругался со своим дядькой и вышел из компании. В 1844 году он публикует анонимный памфлет A Word or two on Port Wine, постоянно пишет статьи, эссе и пытается всеми способами урегулировать спорные вопросы производства и торговли портвейном. Джозеф отчаяно боролся с фортификацией портвейна  — но это было его ошибкой и не встретило поддержки. Он считал, что портвейн крепок сам по себе (бывало до 15-16 % безо всякого крепления), а добавление бренди в вино его только портит и убивает естественность, натуральность.

Агроном и исследователь: во время своих путешествий Форрестер изучает виноградарство как опытный агроном и ботаник. Результатом этих работ стала публикация «Memória sobre o Curativo da Moléstia nas Videiras»  о болезнях виноградной лозы и борьбе с ними. Также он исследовал выращивание оливок в регионе,   занимаясь этим делом самостоятельно и технологии их переработки.

Художник и фотограф: в 1935 году молодой Форрестер продемонстрировал свои способности как художника, опубликовав серию литографий видов Португалии, иногда  с текстовым сопровождением. Вот фрагмент одной из литографий с великолепным изображением barco rabelo:

  as422porto

После своих путешествий по долине Доуру в 1840-х, и издания в 1848 году  знаменитой карты, Форрестер  начал работу над  220 снимками долины, которые он делал в разные времена года,  как иллюстрации к своим as423portoпутешествиям.  Кстати,  он одним из первых в мире стал использовать фотографию в качестве вспомогательного средства при картографировании местности. Обучался барон искусству фотографии у доктора Даймонда. Работал Форрестер в технике калотипии, изобретённой  Уильямом Генри  Тальботом в 1835-39 годах.  На заре фотографии требовалось немало прибамбасов  (помимо громоздкой камеры), которые нужно было носить с собой. Поскольку калотипия обходилась минимумом оборудования и химии, фотопринадлежности занимали сравнительно мало место в лодке, и по этой причине выбор был остановлен именно на этом процессе. Снимки, сделанные Форрестером, неоднократно выставлялись  клубом Фотографического общества (очень престижным в то время), членом которого состоял барон. За огромный вклад в развитие виноделия, разработку маршрутов речных грузоперевозок и составление подробных карт земель Доуру, король Педро V пожаловал ему титул Барона. А королева Мария II предоставила его компании полный иммунитет от таможенных пошлин на вывоз продукции в Англию. Эти знаменательные события произошли в 1855 году, когда Джозефу Джеймсу Форрестеру было 46 лет. Всего через 7 лет барон Форрестер трагически погиб во время речного путешествия. Его лодка перевернулась и 53-х летний барон утонул. Говорят, это произошло из-за его привычки носить с собой крупные суммы денег в as424portoзолотом поясном кошеле, который и утащил его на дно. Тело так и не нашли, что послужило поводом для легенд и вымыслов. Чудом спаслась его спутница — Антония Аделаида Феррейра. К счастью, она спаслась благодаря своей юбке – модному в те времена жесткому кринолину, который и удержал ее на поверхности. Вот как шаржировал Форрестера современный португальский художник Agosto Santiagu — справа. Никакого чинопочитания …. Что за времена… А вообще-то мне  в добродушном выражении лица барона читается «ни хрена вы не понимаете в портвейне»…

18 Апр
2013

ПОРТУГАЛИЯ – путеводитель по обычаям и этикету

as356portoКниженция карманного формата, из серии «Быт. Традиции. Культура!», издана АСТ / Астрель (Москва) в 2006 году. 159 страниц. Автор: Санди Гедеш ди Кейрош, писательница и переводчик, получила образование в Лондоне и Монреале, в настоящее время проживает в Порту с мужем и двумя детьми. Книжка довольно содержательна, судя по оглавлению разделов, вот некоторые: «Отношения и ценности», «Португальцы дома», «Заводя знакомства». Читается легко. Иллюстрирована отвратительно – у меня поначалу сложилось впечатление, что мне достался бракованный экземпляр… Кислотно – оранжевые монохромные рисунки и мелкие фотографии, на некоторых почти ничего не разглядишь. Бумага серенькая, плохонькая – но и цена грошовая. Ну да ладно, обратимся к тексту. Для человека, впервые заинтересовавшегося португальской тематикой, так сказать, для знакомства с предметом, путеводитель очень неплох. Хорошо даны географический и исторический очерки. Но среди всего остального встречаются перлы… Например стр. 81 «о манерах»: «за столом держите нож в правой руке, вилку — в левой, ешьте ножом и вилкой в европейской манере», «сидите за столом правильно, держите руки на столе, а салфетку на коленях».  Спасибо, Санди… Стр. 77: «Если вы говорите с кем-то лично или по телефону, начните разговор с вопроса о том, как поживает ваш собеседник и как дела у его семьи, а только потом приступайте к решению деловых вопросов». Ну и так далее. Андрею Портвейнычу непонятно, для кого писалась сия книга: то ли для суровых мужиков с техасских ранчо, чего-то вдруг собравшихся навестить Португалию («никогда не ставьте ноги на мебель» — стр. 81), или для деклассированного элемента из деревни Гадюкино. С другой стороны, очень часто текст напоминает пособие для разведчика – нелегала, чьей задачей стоит втереться в доверие к португальским аборигенам (чтобы выведать секреты портвейна, я полагаю). Это нехило забавляет во время чтения.  А на странице 144 авторша утверждает, что португальский язык по звучанию напоминает «русский или польский». Ну знаете ли, Ваш покорный слуга худо-бедно знаком с польским;  смею утверждать —  фонетически между русским и польским языками — пропасть. Или это она решила только по обилию шипящих в португальском? О портвейне: а тут провал. На всю книгу – 2 (два) предложения, в первом из них утверждается, что в регионе Доуро вино «стали производить ещё в 1756 году». Без комментариев… хотя эта дата имеет отношение к реформам маркиза Помбала, и с натяжкой можно сказать – да, официально портвейн стал портвейном в это время…

Резюмирую: а ждали то чего? Таких мини — путеводителей и описательных книжечек по всем странам и городам – мегатонны, и у них есть своя аудитория – невзыскательный среднестатистический отдыхающий. Нафига ему сложное чтиво? Хорошо если пару человек из сотни и такое проглотят, да ещё и запомнят несколько фактов. Путешествие сейчас, к сожалению, не способ познания мира (или себя), а способ тюленьего отдыха с отключенными мозгами. Я, кстати не говорю, что это плохо, помилуй Бог. Даже любимые мною путеводители Дорлинг Киндерсли весом по полкило я ни разу не прочитывал в дороге хотя бы наполовину, скорее – пролистывал, разглядывая великолепные иллюстрации и карты.

Портвейн морехода

as352portoСвыше пятисот лет назад народ, живший в самом западном углу Европы, явил миру невиданный пассионарный скачок, открыв взорам (и шаловливым жадным ручкам) европейцев целые страны и континенты, о существовании которых не было известно ничего. Португальцы построили империю, продвинулись в технологиях и временно разбогатели. Одним из действующих лиц той эпохи был Педру Алвареш Кабрал. Родился первооткрыватель Бразилии  примерно в 1467-м году, родители были люди известные и знатные. Папа – губернатор. Мальчонка преуспел в науках, среди которых были картография и языки, а после пошёл по военной стезе. Папа, я думаю, помогал сынку, в любом случае карьера Алвареша шла как по маслу, и в конце 15 века  король Мануэль Первый поручил Кабралу возглавить новую экспедицию в качестве адмирала второго португальского флота. 9 марта 1500 г. отплыли (1200 безбашеных человек, ибо в те времена плыть в Индию, всё равно что сейчас в экспедицию на Марс записаться) на пятнадцати кораблях. Однако бес попутал, или в навигации ошиблись, в результате чего открыли Бразилию. Тоже неплохо, кстати сказать. 21-го апреля 1500-го португальцы увидели большую землю, только это была вовсе не Индия, а берега Южной Америки. Оголодавшие мужики увидели там обнаженных туземок и нашли золотишко, поэтому часть экспедиции уже «приплыла» и в Индиях всяких не нуждалась, а Кабрал двинул на восток и, обогнув мыс Доброй Надежды, 13-го сентября 1500-го года наконец-то высадился в Калькутте. Плавание было крайне изнурительным, не обошлось без потерь: минус 4 корабля; по иронии судьбы на одном из них находился Бартоломеу Диаш, открывший этот самый мыс за 13 лет до происшествия. Да и в Индии нехорошо получилось. Европейцы всегда лукавили, прикрывая чисто коммерческие интересы миссией обращения в католичество всех, кто на пути попадался. Индусы были явно не готовы к такому сценарию, началось кровопролитие, так что отбросив идеологию, пришлось наконец-то вплотную заняться коммерцией, а уж здесь индусы были «рады стараться». Уже 31-го июля, 1502-го года, корабли Кабрала, нагруженные пряностями, тканями и слонами, вошли в порт Лиссабона.  Больше Кабрал никуда не плавал, а пожинал плоды своего путешествия, был награждён королём и мирно почил около 1520 года. Прах его покоится в Сантарене, в готической церкви Igreja da Graca, в общей могиле. Скромное надгробие, обнаруженное в XIX в., демонстрирует очень малое значение, которое придавалось в XVI в. открытию Бразилии. Зато потом имя выдающегося земляка португальцы увековечили где только можно, и портвейн – не исключение.

as353porto2Кстати: огромные богатства колоний, открывавшиеся Португалии, не могли найти себе достойного вложения и применения, как это случилось впоследствии в Англии, и не способствовали дальнейшему развитию страны. Богатства утекали сквозь пальцы португальских королей и дворян, использовавших для получения новых богатств свои привилегии и должности и переставших интересоваться собственными землями. Исчезали же эти богатства быстро. Привозимые из колоний ценности и диковины продавались в другие страны, попадая в руки услужливых перекупщиков, которых было полным-полно в Лиссабоне, с давних времен являвшемся центром международной торговли. Золото шло на приобретение товаров повседневного спроса или предметов роскоши, в производстве которых Португалия отставала. Подробнее…

24 Янв
2013
Опубликовано в: Основы, Португалия
От    Нет комментариев

Граничные столбы Компании и демаркация региона производства портвейна

txt real10 сентября 1756 года под крылом тогдашнего премьера Португалии Маркиза де Помбала была создана  «Companhia Geral da Agricultura das Vinhos do Alto Douro», (Компания для возделывания виноградников на верхней Доуру). Поздней её переименовали в «Real Companhia Velha», а сейчас она известна как «Royal Oporto». В 18 веке португальцы называли её фамильярно и просто – Компания.  Хотя учредительная Хартия была подписана королём Португалии, контролировал госкомпанию железный маркиз – реформатор. Цель у компании в широком смысле была одна – навести порядок в производстве и торговле портвейном. Одной из задач стала  демаркация винодельческого региона Доуру, то есть определение границ региона, производящего портвейн. Поскольку после Метуэнского договора 1703 года с Англией торговля портвейном начала бурно развиваться и приносить сверхприбыли, в этот бизнес подтянулось много жулья, которые под видом портвейна втюхивали доверчивым англичанам и голландцам плохонькие вина, в том числе из других регионов Португалии, которые перед отгрузкой крепились отвратным самогоном для лучшейas277porto сохранности в пути – причём как Бог на душу положит. Это подрывало доверие. Реформы назрели.  Демаркация началась с изучения региона и картографических работ, а продолжилась уже в 1760-х учётом каждого виноградника и присвоение ему, в зависимости от его качества, рейтинга от А до F. Первая демаркация охватила традиционные области, в основном Baixo Corgo и Cima Corgo, и только в 1788-1792 распространилась на зону Верхнего Доуру (Superior). Итак, зона портвейноводства была зафиксирована. Комиссия по установлению границы была создана, нужно было обозначить границы на местности, что и было сделано при помощи гранитных маркеров – столбиков,  между 1758 и 1761. Кстати, в области демаркации регион Доуру – первый в мире, французы подтянулись гораздо позже. Королева Мария I расширила регион портвейна в 1793. Корректировки демаркационной зоны производились в 1788, 1907, 1908, 10 декабря 1921, а последний раз – 26 июня 1986. Всего было поставлено 335 больших прямоугольных, плоских или полукруглых гранитных камней с надписью «Feitoria» (это означает регион портвейна) и датой, вырезанных на стороне, обращенной к дороге.  До дня сегодняшнего дожили 103 «Feitoria». 201 столб устанавливается в период между 4 октября и 9 ноября 1758, а остальные  134 маркеров — между 17 апреля и 4 мая 1761 года. Прозывают их Marco Pombalino – перевод понятен сразу.  Ну и небольшая фотогалерея, надёргал с разных сайтов, простите уж – во имя портвейна…  Правый — с Кинты Св. Евфимии. Вот eщё и на марке запечатлели – в память о демаркации Доуру, а филателистам на радость:

as276porto    as278porto   as281porto

as282porto

22 Ноя
2012
Опубликовано в: Португалия
От    2 комментария

Карта Северной Португалии

Вот, заказал на амазоне и успешно получил карту Северной Португалии. Стоит 7,99 фунтиков. Искал в Интернете крупный масштаб – здесь мы имеем в 1 см 2,5 км, неплохо. Попадались мне карты Португалии вообще, но по понятным причинам интересовала родина портюши – северная часть страны. Издательство «TURINTA» разбило территорию страны на 5 зон, соответственно издало 5 карт. Дополнительно шестая карта включает в себя Алгарве (южное побережье) плюс Испанская его часть. Ещё две карты – острова Мадейра и Азорские. Всего 8 карт получается. Обложка у карты картонная, чтобы карта не мялась во всяких баулах, это хорошо. Полиграфия – на высшем уровне. На обратной стороне – алфавитный указатель и планы городов: Porto, Guimaraes, Braga, Braganca и Vila Real, также даётся таблица расстояний между основными городами. На самой карте хорошо показана сетка дорог и также указано расстояние в километрах между соседними населёнными пунктами. Что не понравилось (а ложка дёгтя всё-таки есть) : эта карта идеальна для  путешественников – автомобилистов,  даже на обложке написано “GPS Friendly”, а мне бы хотелось физическую карту с речушками, рельефом, горами и т.д. На этой карте всё это вроде как есть, но сетка дорог визуально «перекрывает» всё остальное. Во-вторых, интересующий Андрея Портвейныча регион портвейноводства мелковат на карте. У меня нет претензий,  он и в реале невелик – верховья реки Доуру занимают малую площадь в северной Португалии, но хотелось бы поподробнее, и чтобы хоть основные кинты были указаны. Осуществить, так сказать, привязку к местности. Будем искать… или заказывать репринт карты 19 века — барона Форрестера.  Однако в целом очень доволен, хорошая карта. В этом же издательстве есть план-схема Порто и Гайи – must have! Сейчас все пользуются навигаторами — удобная штукенция, но ведь навигатором не пошуршишь!

23 Авг
2012

Классификация виноградников долины Доуру. Почвы и климат.

Классификация виноградников в этом регионе сложилась исторически, поэтому кратко повторю известные факты из истории виноделия в регионе: Ряд археологических находок подтверждает, что вино здесь изготавливалось уже, как минимум, в III — V веках. Однако своей широчайшей известности; более того — славы, местная продукция добилась в XVII веке. Она экспортировалась в Голландию и Англию и пользовалась там определенным спросом, хотя конкурировать с французскими винами не могла. Но начало войны между Англией и Францией изменило все: французские напитки уже не поставлялись на обширный рынок Туманного Альбиона, и возникший дефицит необходимо было чем-то заполнить. Одним из выходов из сложившейся ситуации стал рост импорта в Англию вин из города Порто; виноделие в регионе стало расцветать пышным цветом. Затем между Португалией, Англией и Голландией был заключен союз против Франции и Испании; подписание так называемого Метуэнского договора в 1703 году стало одной из важнейших вех в винодельческой истории страны. Объемы продаж портвейнов в Англии продолжали расти в геометрической прогрессии; и, надо сказать, что Порто оставалось здесь самым популярным вином на протяжении двух веков. Португальские виноделы, разумеется, старались заработать на этом как можно больше; скажем так, производством вин в то время здесь не занимался только самый ленивый. Появился переизбыток продукции; рынок сбыта же при этом не расширялся. К тому же у покупателей стали возникать претензии (и справедливые) к качеству определенной доли продукции. Защищая свои интересы, ряд крупных виноделов Доуру обратились к правительству (если поточнее – телеги шли на стол Маркиза де Помбала)  с предложением об организации некоей структуры, призванной контролировать качество продукта, стабилизировать цены и т.д. Так, в 1756 году, была учреждена Генеральная компания вин Верхней Доуру (Companhia Geral dos Vinhos do Alto Douro).   Подробнее…

22 Июл
2012

Магеллан: точка невозврата

Мелки пошли людишки в наше время… Безопасность, комфорт и ещё раз безопасность – вот устремления нынешних двуногих. А ведь были времена, когда опасность искали… Опасность сопутствовала достижению славы и богатства.  В чести были доблесть, отвага, мужество и прочие неактуальные сейчас понятия.  Недавно закончил читать Стефана Цвейга «Подвиг Магеллана», зацепил меня один отрывок, цитирую: «Уже отплытие Колумба в безбрежный простор воспринимался его временем, да и всеми последующими временами, как беспримерно отважное деяние. Но даже этот подвиг, хотя бы по числу жертв, ему принесённых, нельзя приравнять к победе, которую Магеллан, ценою неслыханных лишений, одержал над стихией. Ведь Колумб со своими только что спущенными, заново оснащёнными, хорошо провиантированными судами в общей сложности пробыл в пути всего тридцать три дня, и ещё за неделю до того, как ступить на землю, носившийся на гребнях волн тростник, плывущие по воде стрволы неиданных деревьев и лесные птицы утвердили его в предположении, что вблизи находится какой-то материк. Экипаж Колумба состоит из здоровых, неутомлённых людей, корабли так обильно снабжены провиантом, что в крайнем случае он может, и не достигнув цели, вернуться на родину. Теперь перед ним расстилается неизвестность, но позади его – надёжное прибежище и пристанище: родина. Магеллан же устремляется в неведомое, и не из родной Европы, не с насиженного места плывёт он туда, а из чужой, суровой Патагонии. Его люди изнурены многими месяцами жестоких бедствий. Голод и лишения оставляют они позади себя, голод и лишения сопутствуют им, голод и лишения грозят им в будущем. Изношена их одежда, в клочья изодраны паруса, истёрты канаты. Месяцами они не видели ни одного нового лица, месяцами не видели женщин, вина, свежего мяса, свежего хлеба….  Так плывут эти корабли – двадцать дней, тридцать дней, сорок, пятьдесят, шестьдесят дней, и всё ещё не видно земли, всё ещё никаких признаков её приближения! И снова проходит неделя, за ней ещё одна и ещё – сто дней, срок, трижды более долгий чем тот, в который Колумб пересёк океан! Тысячи и тысячи пустых часов плывёт флотилия Магеллана среди беспредельной пустыни.»  Да, даже представить себе такой экстрим тяжело, не то что поучаствовать…    Подробнее…

18 Июл
2012

Портвейн Герцога

Династия Браганса — королевский род, правивший в Португалии в 1640—1853 и Бразилии в 1822—1889. Боковая ветвь Ависского дома и, следовательно, Капетинги. Титул был создан в 1442 году королем Альфонсо V для его дяди Альфонсо, графа Барселуша (внебрачного сына Жуана I Португальского). Династия здравствует и в наше время, хотя Португалия давно уж республика, и нужно сказать, португальский народ заплатил за это немалую цену. Нынешний Дуа́рте Пи́у, герцог Брага́нса (порт. Duarte Pio de Bragança) в качестве действующего главы дома Браганса является основным претендентом на португальский престол в случае восстановления монархии. Нынешний — 24-й герцог Браганса. Он родился 15 мая 1945 года в семье Дуарте Нуну де Браганса и Марии Франсиски Орлеанской-Браганса на территории посольства Португалии в Берне (Швейцария). Его крёстным отцом стал римский папа Пий XII , а крёстной матерью — вдова предпоследнего короля Португалии Карлуша I. В 1950-е годы семейству Браганса было разрешено вернуться в Португалию. Там юный герцог получил образование в колледже Нуно Алвариша в Санту-Тирсу, который окончил в 1959 году. В следующем году он поступил в военную академию, после окончания которой продолжил обучение в Агрономической школе Технического университета Лиссабона и в Институте международных отношений и развития при Женевском университете. С 1968 по 1971 год Дуарте Пиу де Браганса проходил военную службу в Анголе в качестве пилота ВВС Португалии. В 1995 году Дуарте Пиу женился на Изабел де Эредия. С 1996 по 1999 год у супругов де Браганса родились трое детей: Алфонсо де Санта Мария (носящий титул принца Бейра и инфанта Португалии), Мария Франсиска и Динис. У семьи есть собственный сайт. С хорошим вкусом, кстати, созданный.  Подробнее…

6 Июл
2012

Путеводитель BERLITZ. Португалия

Андрей Портвейныч стал обладателем вот такого путеводителя. Нюхаем, листаем и читаем. Формат карманный. Пахнет мелованной глянцевой бумагой. Толстенький и приятный на ощупь. Хорошая полиграфия, цветные иллюстрации. Есть карты: Португалии, южного побережья и план Лиссабона. Хороши, но мелковаты, лупа в комплект не входит, но для людей близоруких или с более-менее нормой зрения это не помеха.  В начале даётся короткий очерк истории страны, а потом в стиле путешествия по регионам даётся их описание с акцентом на достопримечательностях. Со страницы 77 начинаются главы, посвящённые Порто, Вила Нова-ди-Гайя, на 87 странице коротко рассказывается о портвейне, а далее о долине Доуру. Для статистики: упоминаются дома Graham’s, Taylor, Osborne, Ramos Pinto и Sandeman. Текст написан интересно, богато иллюстрирован. Постоянно подвёрстываются какие-нибудь португальские словечки, а в конце путеводителя разбросан крохотный  разговорник  для разных жизненных ситуаций – лучше чем ничего.  В путеводителе много практической информации  о поездке в Португалию – кухня, отели, что и где покупать, время работы учреждений, банков и магазинов,  о безопасности и помощи при разных неприятных случаях ну и так далее. Путеводитель издан в 2011 году. Рекомендую. Милая вещица. Надеюсь, пригодится. Куплен в Доме книги на Невском за 313 рублей.