Просматриваемая рубрика: "Он, родимый"
25 Ноя
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Португальский портвейн Sandeman Single cask 33

Мода на комеморативные релизы не обошла и Дом портвейна Sandeman. Я вот думаю, откуда это поветрие взялось? Мне кажется, что производители портвейнов тесно общаются с хозяевами лучших шотландских вискикурен. Те настолько увлеклись редкими релизами, что рядовой поклонник бренда задвигается на третий план и ощущает себя нищебродом и лузером, неспособным заработать на амброзию во флаконе из горного хрусталя, упакованном в ящик из дерева тысячелетнего баобаба и обшитого кожей самки единорога, непременно девственницы. Но редкие релизы создают отличную рекламную шумиху, что на руку любым производителям.

В 2015 году Sandeman отмечает юбилей — 225 лет с даты основания. Вторая причина не столь очевидна: скорее это желание объявить городу и миру, что подвалы Дома хранят великолепную коллекцию бочек со старыми тони, заложенную на хранение ещё в середине XIX века.

Более того, в подвалах Гайи было отведено специальное место для хранения “Tawnies Velhos” и особо там ничего не перестраивалось, сохранился даже земляной пол. В этом помещении сохраняется уникальный микроклимат: влажность выше, температура ниже. Там и зрела бочка № 33, пока не приняли решение прервать её сон.

Бочка № 33 объёмом 635 литров была изготовлена в 40-х годах ХХ века, а портвейн, составившие купаж, родом из начала 1960-х. Всего в подвалах Дома покоится 40 бочек этого тони, но была выбрана бочка № 33. Все мы знаем стандартный датированый тони 40 лет, имеющийся в линейке многих производителей портвейна, всем нам известны колейты более чем столетней давности.

Португальский портвейн Sandeman тони 40 лет считается одним из лучших среди сверстников. Средний возраст нашего купажа в итоге составил около 50 лет. Минимальный возраст вина составил 30 лет, максимальный — 70. Дело в том, что старые тони регулярно переливают и доливают более молодыми лотами, чтобы восполнить испарившееся естественным образом вино и «освежить» букет. Да и не в возрасте дело, конечно, а в качестве вина.

Винодел Луиш Соттомайор пишет о своём творении так: «я немедленно ощутил пряные ноты, перец, имбирь, мускатный орех и карри, подкреплённые ароматами сигарного ящика и экзотических пород дерева, как сандаловое и африканское розовое. В букете есть ноты миндаля и лесного ореха, а финиш очень долгий и гармоничный».

Из бочки 33 разлили 685 бутылок портвейна. Разумеется, разлили не в простые бутылки. Создатели вдохновились формой старых британских бутылок для винтажного портвейна конца XIX века. Кстати, Дом Sandeman владеет одной из лучших в мире коллекций бутылок для портвейна. Бутылки были изготовлены вручную, в стеклодувной мастерской, как в старину. Никакой штамповки! Каждая бутылка по сути уникальна, украшена инициалами отца — основателя компании Джорджа Сандемана, а этикетка подписана лично главным виноделом Дома.

На сайте, посвящённом этому портвейну, указано, что из 685 бутылок релиза доступными для заказа остаются 572. Но вот цену не знаю, нужно уточнять. Наверное, около 600 — 700 Евро. Такие портвейны не продаются быстро из-за высокой цены, поэтому тем, кто в состоянии позволить себе такое вино, можно не торопиться.

17 Авг
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Португальский портвейн от Quinta da Romaneira: приятное с полезным

Конечно же, осторожному новичку в мире портвейна ваш покорный слуга советует покупать известные бренды и в правильных местах, а не на уличных развалах. Что такое «высшая лига»? Это те производители, качество вин которых (а особенно если идёт речь о недешёвых винтажных портвейнах) находится на высочайшем уровне многие десятилетия и даже столетия. Как говорилось, «жена Цезаря вне подозрений». Джеймс Саклинг в своём монументальном исследовании о винтажном портвейне «Vintage Port» даже «разбил» большинство известных производителей на пять ярусов. Высший из них состоит из “Fonseca”, “Graham’s”, Quinta do Noval National и “Taylor Flatgate”. На втором ярусе уютно расположился винтажный португальский портвейн “Cockburn”, “Dow”, “Niepoort”, опять-таки Quinta do Noval (но не винтажи National, а классические) и “Warre”. Третий ярус также хорош, а среди его обитателей есть “Croft”, “Ferreira” и “Sandeman”… В четвёртом и пятом ярусе – тоже знакомые всё «лица»!

Однако Джеймс ведёт речь только о винтажах; книга же, страницы которой я так люблю полистывать, была издана ещё в 1990. Время идёт: кое-что изменилось, кто-то поднялся, кто-то опустился в этой иерархии. Но в целом, состав «высшей лиги» остаётся без изменений. А вот мне кажется, что такое ранжирование производителей не совсем этично. Если бы это была памятка для инвестора, который до этого инвестировал в телекоммуникации, а в портвейне ни бельмеса не соображает – тогда да.

Но всё-таки новичку лучше не рисковать, а ориентироваться на известные бренды. А ведь среди малоизвестных производителей есть настоящие жемчужины! Всё дело в том, что их бюджет на рекламу и продвижение своих портвейнов не составляет и десятой доли от тех возможностей, которыми обладают гиганты мира портвейна. Среди не слишком известных хозяйств – кинта da Romaneira.

Забавный (но не до конца подтверждённый) факт о выдающемся винтаже 2011 года: третье место по объёму производства этого вина занимает как раз Romaneira! Якобы было задекларировано 7000 коробок вина – это очень, очень много! Но не в количестве дело, качество также на высоте.

 Немного истории: португальский портвейн и римский след?

Известно, что виноградную лозу в благословенные португальские края принесли ещё древние римляне. Есть версия, что название кинты – Romaneira – несёт в себе отголоски античных времён, однако никаких доказательств тому не имеется… Кинта старая, её история прослеживается до 17 века. В те времена имение принадлежало роду Sousa Guimaraes, чьи инициалы выбиты на великолепных воротах 1854 года. Ворота превратились в символ кинты и красуются на логотипе. Очень красивый и глубокий символ, связывающий прошлое с будущим, словно приглашающий переступить пагубное пристрастие к водочке и наконец-то приобщиться правильных напитков. Открытые ворота по законам геральдики символизируют радушие и гостеприимство – но об этом позже – как раз тот случай.

До 1986 года кинтам, не имеющим своих подвалов в Гайе, не разрешалось экспортировать вино. Полный цикл производства был примерно таков – вырастили – собрали урожай – сделали вино – продали его крупному производителю для последующего купажирования, немного оставив себе – в основном для выдержанных тони. Бочки хранились там же, на хозяйстве. Мелкие кинты даже не имели помещений для хранения бочек. Говорить о коммерческом бутилировании не приходилось.

Подробнее…

3 Авг
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн Grahams «в натуре»

На некоем форуме я когда-то прочитал рассуждения одной тётки, долгие годы прожившей в Америке, о т.н. органических, «здоровых» продуктах. Тётка, судя по её тексту, отменная домохозяйка, любительница поколдовать на кухне и вкусно покушать, соответственно. Вот эта тётка утверждает, что покупают «органические продукты» не потому, что они так уж хороши, «а потому, что все остальные у них продукты ну настолько отвратительные, что хуже некуда…». Имеется в виду не только фаст-фуд! И ведь не поспоришь! Действительно, как шутит моя сестра – увлечённая дачница — вся еда делится на вкусную и полезную. Но с винами всё совсем не так – и я об этом когда-то начирикал большой пост о биодинамических и органических винах.

Однако, секта фанатичных поклонников эко-питания на планете стремительно пополняется сообразно с ростом доходов людей. Если уж кто-то стал кушать только «органически» выращенные овощи и прочие продукты, то подавай ему и вино, созданное по таким же принципам. Виноделы следят за изменением спроса и, не мешкая, предлагают вина, происходящие с сертифицированных виноградников, земледельческие практики на которых не допускают пестицидов, гербицидов и даже удобрений. Что матушка природа подарит – то и хорошо. Но дорого выходит…

Портвейн Grahams Naturа Reserve для любителей вина а-ля натюрель

Появился в 2011 году. Семья Симингтонов владеет 126 га органических виноградников, расположенных в регионе верхней Доуру в долине de Vilariça, где расположены три кинты Симингтонов: Quinta do Ataide, Quinta da Canada и Quinta de Assares. Судя по фотографии, эти виноградники расположены на равнине, а не на склонах.

Эта долина, Vilariça, имеет чуть более плодородные почвы, а не голый сланцевый щебень, как обычно – потому что долина: со склонов гор потоки воды смывают всё. И микроклимат долины отличается: зимы холоднее, а лето — посуше. Виноградники были разбиты в 70-х и в начале 80-х. Всё это даёт вино с характерным вкусом, а Симингтоны нацеливались на производство столовых вин, но и портвейн не был забыт.

Кстати, под органическое виноделие сертифицированы далеко не все эти виноградники, но только их часть, несмотря на то, что принципы органического виноделия внедрены везде. Так бывает: сертифицирующие организации «натуралистов» (в нашем случае португальская «SATIVA») страдают паранойей в лёгкой форме и длинным перечнем жестоких требований, которые можно исполнять долгие годы… пока вожделенный сертификат не окажется в руках. А дальше – проверки каждый год. И то правда, я бы поработал там инспектором – какие чудные открываются перспективы по командировкам!

А ещё, в долине речушки Torto, на кинте das Lages, несколько гектаров виноградников (3,7) отведены под органическое земледелие, причём, в отличие от трёх кинт, виноградники расположены повыше – до 350 метров. Долина Rio Torto, к слову, одно из самых лучших мест для порвейноводства.

Наш органический портвейн Grahams Natura Reserve делается из традиционных и известных сортов винограда: Touriga Nacional (более 30 %), Touriga Franca, Tinta Roriz, Tinta Barroca и Tinta Amarela. Доля сорта Туриги Националь довольно велика! Портвейн получился с более свежим и мягким букетом, чем, допустим, Graham’ Six Grapes – такая же категория Special Reserve. Какой-то уклон букета в сторону столового вина действительно есть: может быть, это вклад Touriga Nacional. Хороший, добротный портвейн скромного класса, продаётся всего за 15-20 Евро.

Странные эти люди – поклонники здоровой пищи… Но хорошо, что хоть не трезвенники, хотя такое радикальное крыло у них наверняка есть. Мол, алкоголь – это яд и всё такое… Другие считают, что алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах, ха. Пусть себе.

Кстати, портвейн Grahams Natura – не первый органический портвейн, попавший ко мне в блог. Помнится, я ещё писал о продукции Ньюпорта – портвейне Pisсa, также созданном по принципам органики, но это уже настоящий винтажный портвейн – по высшему разряду.

7 Июл
2014

Колейта «Graham’s» по умопомрачительной цене

На страницах блога много писано о брендах, о винах, и о истории семьи – династии Симингтонов – пожалуй, самой влиятельной семьи в мире портвейна. Напомню только один факт. В 1882 восемнадцатилетний Эндрю “AJ” Симингтон прибыл в Португалию и начал строить свою карьеру в качестве рядового сотрудника дома портвейна Graham’s. Тёзка Андрея Портвейныча, однако. Биография этого человека – это история большого труда и большого успеха. По прошествии 40 лет, в 1920-х годах, Эндрю Симингтон решил купить 4 бочки портвейна счастливого для него и для семьи 1882 года.

 

Вино сохранилось… Правда, уже не четыре бочки, а три (550 литров каждая). Почему? Основная причина – естественное испарение, которому и стенка бочки не помеха. Сорокалетний тони теряет 25 % своего объёма! Вторая причина – портвейн время от времени дегустировали. Винный мастер обязан следить за тем, как развивается вино в бочке. А может быть, владельцы кому-то из близких рюмашку подносили – кто знает? Возможно, небольшое количество вина использовали для купажей редких и старых тони. Но факт – осталось три бочки.

Было принято решение пустить портвейн на продажу …

Колейта Graham’s «Ne Oublie»

Колейта – это бочковой портвейн выдающихся лет. В бочках может существовать очень долго, чему потверждением наш случай. Назвали портвейн «Ne Oublie». Переводится эта латынь как «не забудем не простим» «не забывай» или «никогда не забывай». Это девиз клана Грэмов – шотландского равнинного рода, ведущего своё происхождение из Нормандии. Известен Уильям де Грэм (De Graeme), норманнский дворянин, который прибыл на берега туманного Альбиона в 1128 году.

Итак, колейта была разлита в 656 хрустальных графина производства португальской фирмы «Atlantis». Серебряные кольца на горлышке декантера и ободок пробки с гравировкой изготовлены шотландскими серебряных дел мастерами «Hayward & Stott», a коробка ручной работы с отделкой кожей была заказана у английской компании «Smythson». Всё это было не случайно: три страны, с которыми связана судьба династии Симингтонов, участвовали в создании шедевра. Коробочка, кстати, одна стоит полтысячи британских фунтиков.

 

колейта

Но это всё гламурный внешний образ, упаковка, обрамление… А что внутри? Внутри портвейн необычайной глубины и концентрированности с пышным букетом. Это всё, что известно. Продегустировать шансов у Андрея Портвейныча нет никаких… Подробную информацию о колейте можно почерпнуть на спецсайте, только ей и посвящённой. Есть прекрасно отснятые промо-ролики, с любовью к стране, земле, вину… Рекомендую!

Эпилог: за что платят?

Вот примерная отпускная цена колейты: 7500 долларов США за графинчик. Это абсолютный рекорд (пока) для мира портвейна. Далеко не первый сверхдорогой, коммеморативный (памятный) портвейн. Были примеры. С 2009 года рекордсменом была колейта Taylor’s Scion 155-летней выдержки, которую всё ещё можно купить за сумму в 3000+ долларов. Есть юбилейные колейты стоимостью в несколько сотен, которые были встречены коллекционерами благожелательно.

Продажи этих дорогих напитков, как думает Андрей Портвейныч, были настолько успешны, что у портвейновых маркетологов родилось ощущение беспредельности цены в сегменте luxury. Выпустили портвейн за тысячу – его размели. Выпустили за три – отлично пошёл. Где предел? Чем измеряется тщеславие, насколько глубока жажда обладания эксклюзивом? На простом языке – где предел понтов? Колейта за 7000 лучше колейты за 1000 не в семь раз, а на шесть тысяч. На деньги. Не на вкус – вот этого вы даже не ощутите при сравнении, если будете честны сами с собой. Впрочем, есть коллекционеры и есть инвесторы, со своей логикой.

Ах, не помню, где читал … правда это или байка, но история такова (деталей не помню): один московский предприниматель средней руки встречал француза-партнёра, в Москве. Перед этим он разжился пустой бутылкой «Петрюс» (полная бутылка стоила несколько тысяч у.е.), которую бросил на заднее сиденье под ноги и пару пластиковых стаканчиков туда же, несвежих. Французик по дороге из Шереметьево бутылочку нащупал, потому как мешала, осознал марку и выслушал ответ от нашего предпринимателя: «да так, вчера с клуба ехали, раздавили на посошок. Делов-то…». Глаза у французика стали квадратные и подписал он всё, что у него просили.

Что касается инвестиций: а я думаю, что это уже зона риска. Лучше купить три-пять ящиков Noval National и наблюдать за динамикой цен 20 лет. Не спеша. А покупать портвейн по 7 килобаксов за 1 графин/бутылку… Не будет он расти в цене такими же темпами, а может и вообще не будет. Но, есть у меня ощущение, что мы увидим ещё портвейн и за 10 тысяч…

Кстати, не все три старинные бочки были разлиты по декантерам! Ещё осталось: для подрастающего поколения Симингтонов и наследников. Через многие десятилетия они будут стоять у руля бизнеса и определять судьбу этого редкого портвейна.

23 Июн
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Белый портвейн – сухой как ветер…

Как гласит старая португальская пословица, «у портвейна два предназначения – быть красным и быть выпитым». Действительно, красные портвейны по объёму производства безусловно лидируют, но и у белого портвейна есть и были свои почитатели.

Кстати, Российская империя импортировала почти исключительно дешёвый белый портвейн. До 1907 года это были существенные объёмы, но в том году царское правительство решило защитить крымского производителя и ввело на португальский портвейн заоблачную, немыслимую пошлину в 60 фунтов за 1 бочку – пипу (550 литров). По сути, запретительная пошлина. Можно даже поиграть в историка и подумать, кто пролоббировал это решение и кто был конечным выгодополучателем в торговле крымскими портвейнами, но не буду пока.

Наверное, после 1907 года тоненький ручеёк португальского портвейна состоял почти полностью из премиальных вин и был ориентирован на потребителя, у которого патриотизма в голове было поменьше, а вкуса к жизни поболей, и для которого цена не имела значения.

Гораздо интереснее помыслить, почему жители Российской империи, русские, всегда предпочитали белый портвейн красному, в отличие от британцев, датчан и прочих? Нет ли здесь какой-нибудь мистической подоплёки? Или всё проще: с Петровских времён, когда первые вина стали проникать в Россию, это были преимущественно рейнские, мозельские, и прочие исключительно белые вина, посему сложился стереотип: белое вино – пианства ради, а красное – токмо церковных нужд для? Что в Крыму, что на Ставрополье выращивали преимущественно белые сорта винограда…

Да вот ещё: совсем не понятно, какой белый портвейн привозился до 1907 года в Россию. Дело в том, что тогда в долине Доуру обильно выращивался виноград сортов Muskatel de Hamburgo и Muscatel de Jesus, из которого тогда и делали креплёные вина, которые даже непонятно как назвать: по географическому принципу это будет белый портвейн, по вкусовой гамме – португальский мускат. Вот это вино, портвейн-мускат, почти полностью экспортировалось в Бразилию и Россию. В 21 веке только крохотные участки долины Доуру отведены под посадки сортов мушкатель, хотя португальские мускаты из других регионов великолепны! Если интересно, адресую вас к моей доброй знакомой Валерии Зеферино, которую я считаю ведущим русскоязычным экспертом по Португальским мускатным винам. Устроит вам роскошную экскурсию, если пожелаете.

Сейчас почти весь белый портвейн долины Доуру производится из сортов Codega (6 % всех виноградников долины) и Мальвазия фина (4 % всех посадок долины). Codega выращивают в основном в регионе верхней Доуру. Сорт устойчив к жаре и даёт хороший урожай по 2-3 кг с лозы. Некоторые, совсем мало распространённые сорта, как Rabigato (придаёт вину свежую кислотность), Fernao Pires, Moscatel Galego Branco и другие белые сорта также используют для производства белых же портвейнов.

Особенности производства белого портвейна

Белый портвейн в целом производится точно также, как и красный. Однако, при производстве красного, колоссальное внимание уделяется тщательной мацерации. В бродильной ёмкости, будь то лагар, в котором топчутся радостные граждане, или стальной бак – не важно, во время брожения сусла последнее должно быть в контакте с мезгой по максимуму. Это нужно, чтобы из кожицы и косточек в сусло попало большинство красящих веществ, танинов, и прочего и прочего хорошего и ценного.

При производстве белого винограда этот процесс, наоборот, стараются сократить, отделяя сок от мезги, чтобы тот побродил потом отдельно. Зачем? Ну, затем, что белые портвейны по стилю должны быть лёгкими, более сухими, цвета бледного, а не золотого. Такой метод называется bica aberta. Чтобы получить сухой портвейн, срок ферментации удлиняют, чтобы сахара сусла переработались дрожжами по-максимуму. Брожение, происходящее при температуре меньшей, чем принято для красных портвейнов, останавливается добавлением агуарденте – бренди, после чего юный белый портвейн отправляется на отдых в стальные чаны, иногда – в бочки.

Обычный белый портвейн, судьба которого быть выпитым на аперитив или найти себе пару в шейкере, не выдерживается долго… Но крохотная часть белых портвейнов высшего качества отправляется на десятилетия в бочки, бывает выдержка 10, 20, 30 и 40 лет, есть колейты у тех нескольких производителей, которые занимаются выдержанными белыми портвейнами. Я писал о них – вот здесь (Dalva) и здесь (кинта Св. Ефимии).

Белый портвейн условно подразделяется на ряд категорий по критерию содержания сахара: «Lagrima» – очень сладкий портвейн, за ним идут сладкий, полусладкий, сухой и очень сухой (extra dry). Все они по крепости 19 – 22 % алкоголя, за исключением специальной категории, известной как портвейн leve seco (полусухой, я думаю), который по крепости 16,5 % алкоголя. Это просто так сложилось исторически.

Очень сухой портвейн, аперитив в чистом виде, когда-то подававшийся в Португалии перед трапезой, а теперь ставший популярным по всему миру напитком, особенно хорош, как ингредиент коктейлей. О таком портвейне и пойдёт речь ниже.

Белый портвейн Fonseca Sirocco

Ветерок, рождающийся в африканских пустынях, приносит в страны южной Европы пыль из Сахары, зверскую жару, томление души и нервные расстройства… В Рагузской республике, которая когда– то существовала на Адриатическом побережье (теперь это Хорватия), судьи давали более мягкое наказание для преступников, совершавших свои злодеяния в период сирокко… Иссушающий южный ветер, имя которому – Sirocco. Символ всего сухого, образ. Не удивительно, что маркетологи Дома Fonseca решили так назвать свой экстра — сухой портвейн.

Этот портвейн – классический аперитив. Купажированное вино лотов из разных хозяйств. Основной сорт винограда — Malvasia Fina, небольшая доля других сортов: Gouveio, Viosinho, Rabigato и Arinto. Созревал в небольших бочках; срок выдержки мне неизвестен, но он не слишком велик, несколько лет. Цвет нежно соломенный, букет деликатный, фруктово – древесный.

Пить охлаждённым! В жару – самое то. Можно налить в бокалы для белого вина. Недорог. Идеален для коктейлей, а вот самый простой рецепт:

  • В высокий бокал (хайболл) щедро бросить кубики льда;
  • Налить по 100 мл (или иное количество, но доверху) портвейна и тоника (хорошего);
  • Добавить дольку лайма и пару листиков мяты.

Похоже на мохито? Да, похоже, но вкус всё-таки другой, портвейн и ром всё-таки разные напитки. В качестве лёгкого сопровождения к портвейну уместны солёные орешки, но может подойти и к некоторым блюдам.

Белый портвейн Fonseca Sirocco многие знатоки считают самым сухим портвейнов из всех производящихся. Ближайший достойный соперник: Churchill’s White Port Dry Aperitif, но у других именитых производителей также можно встретить сухие и очень сухие белые портвейны.

14 Июн
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Португальский портвейн для любителей коктейлей

Несмотря на то, что Андрей Портвейныч — убеждённый алко-пурист, он с уважением относится к любителям коктейлей. Если посмотреть незашоренным взглядом, то вся история еды и напитков, это история смешивания… Да что далеко ходить, а сам португальский портвейн: ведь бренди — агуарденте добавляют в сусло, правда? Агуарденте в своём роде уже сам по себе напиток, не так ли? Ну вот и получаем смешивание… В пору щенячей юности мне довелось пережить моду на коктейли, а в памяти остался лишь один: «Северное сияние». Убойная смесь водки и шампанского достаточно быстро действовала на юный организм, но также быстро эффект коктейля улетучивался во время энергичных дискотечных конвульсий под Smokie, или АBBA, или что там ещё было… Но бывают ли настоящие, вкусные коктейли с портвейном?

Я думаю, что для любого коктейля, помимо удачного рецепта, очень важно качество составляющих его ингредиентов. Это залог того, что смешивание даст новый вкус, новую гармонию и новые эмоции.

Во время блужданий сети наткнулся на вполне себе профильный американский сайт, который посвящён коктейлям на основе портвейна. Сайтом владеет авторитетная виноторговая компания «Kobrand» из Нью-Йорка, которая была основана в далёком 1933 году. Компания — эксклюзивный дистрибьютор на территории США брендов, принадлежащих «Taylor Fladgate» Адриана Бриджа: портвейнов «Taylor’s» , «Fonseca» и «Croft».

На этом сайте, который я горячо рекомендую любителям коктейлей, имеется чудно оформленная и подробная рецептура — коктейли не только с белым или розовым портвейнами, которые чаще всего используют, но и с другими типами портвейна. Разумеется, никому в голову не придёт делать коктейль с винтажным портвейном или старой колейтой — эти напитки шедевральны сами по себе. Но всё остальное в коктейлях вполне уживается.

Кстати, известно, что Франция — один из основных потребителей белого португальского портвейна. А вот пьют его как аперитив, часто — в виде коктейля. Популярен в мире «портоник» — белый сухой портвейн + тоник + лайм. Проще некуда, а вкусно!

  Часть рецептов на сайте представлены «от» David Wondrich — это такой прикольный чувак, которого называют «ходячей энциклопедией» коктейлей. Эксперт, могучий американский эксперт по этому делу. Колумнист в Эсквайр, пишет в «Bon Appetit», «Wine & Spirits», «Marie Claire» и ещё много где, издаёт книжки о коктейлях.

В футере (то есть «подвале») этого американского сайта, рядом с социальными кнопками, есть ссылочка — можно закачать гид по коктейлям с портвейном в формате PDF. Небольшой, но милый. Рекомендую, если английский вас не смущает.

26 Май
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Просто хороший португальский портвейн. Но разве этого мало?

Хорошие, добротные вещи по честной цене сейчас — редкость. Куда не глянь, везде тебе пытаются впарить какую-то фигню с конским ценником. Я, кстати, до сих пор не могу понять, как можно платить полтышши и больше полноценных у.е. за плоскую прямоугольную коробочку, которая сделает тебя СВОИМ приложением, заменит тебе семью, лучшего друга, собаку и радость живого общения. Да-да, когда говорят «мобильное приложение», подразумевают программу для смартфона, но это не так! Вы сами — и есть мобильное приложение к мигающей коробочке. Потратьте полтышши на собаку, право. Или на португальский портвейн – хватит на годовой запас! За эти деньги можно взять один винтаж (для особых случаев), пару старых бочковых тони или LBV плюс дюжину бутылок special reserve или хороших руби… Это даст вам минимум 50 часов/год искреннего и приятного общения с близкими вам людьми, да за хорошим столом…

Среди множества портвейнов есть класс хороших середняков – Late Bottled Vintage (сокращённо LBV). О портвейнах этого класса — «поздно (позже) бутилированный винтаж» — я писал на блоге множество раз и считаю эти портвейны достойными самого пристального внимания и вот почему:

  1. Для человека, никогда раньше не пробовавшего португальский портвейн, это идеальный выбор, где качество ого-го, а цена невысока. Не понравиться – не жалко небольшой потраченной суммы.
  2. Для ценителя LBV хороши тем, что многие из них очень близки по вкусовой палитре (и по удовольствию при питии) к винтажным портвейнам, а стоят в два раза дешевле минимум. Даже очень обеспеченные люди не настолько глупы, чтобы делать винтажные портвейны напитком «на каждый день». Смысла нет. Винтаж – это повод, это праздник или встреча. За повседневным столом влиятельных, и уж совсем не бедных владельцев лучших домов портвейна, подают рядовые портвейны reserve или нечто близкое, но хорошего качества. Что касается LBV, то нефильтрованый вариант может хорошо храниться и даже красиво стареть в бутылке.
  3. Тем, кто собирается привезти из Португалии жидкий сувенир или подарок: почти все португальские производители имеют LBV в своём ассортименте, качество примерно ровно и хорошо у всех, за редким исключением. Лучше обратить внимание на производителей из «высшей лиги», попросту взглянув на ценник, и взять бутылку дороже на пятёрку – десятку, по сравнению с основной группой на полке. И ещё: нефильтрованые обычно немного лучше, хотя опять — таки это не догма, а для новичка и вовсе не имеет значения.

Португальский портвейн “Croft” LBV

Дом Крофт представлять не нужно. Очень авторитетный производитель. Обычно LBV бутилируют в диапазоне от 4 до 6 лет от года урожая. «Croft» предпочитает делать это на шестом году, что смещает вкусовую гамму вина к фруктовым и пряным тонам. Доминируют ароматы чёрной смородины, вишни и сливы, ноты чёрного шоколада, какао. Сейчас доступен портвейн урожая 2009 года, но наверняка в продаже можно встретить и 2008 или 2007, а то и 2005, 2003.

Вино производится в основном из лотов Quinta da Roêda но, будучи купажированым, включает в себя лоты с других кинт Крофт. Портвейн готов к употреблению, в бутылке нет смысла его выдерживать. Фильтрованый, но в случае Крофт это ничего не значит. Алкоголь 20%. Автор вина — винодел Дэвид Гимараенш – профессионал такого уровня, что с его лёгкой руки рождаются купажи исключительно высшего класса. Вино хорошо пойдёт с сырами типа Гауда, Рокфор и Стилтон, а ещё различными десертиками, орешками или даже молочным шоколадом. Хороший, добротный португальский портвейн.

13 Апр
2014

Портвейн Дома Sandeman собирает урожай медалей

В марте месяце, во Франции, состоялся очередной престижный винный конкурс, который ежегодно организуется влиятельным Союзом энологов Франции (Union des Oenologues de France), под эгидой Международного союза энологов (UICE), Всемирной федерации международных конкурсов вин и спиртных напитков (VINOFED) и Международной организации винограда и вина (OIV). Просто жуть, как солидно! В числе судейских свыше сотни авторитетных энологов и винных экспертов со всего света. В 2014 году им пришлось продегустировать около 3000 кандидатов на награду, а их по сути два вида: золотая и серебряная медали. Есть ещё что-то типа гран-при: Trophées Vinalies Internationales, для лучшего в своей категории напитка.

Среди портвейнов, большинство наград отхватил (модное сейчас слово), но лучше – заслуженно завоевал, ибо соревнование, Дом портвейна Sandeman. Итак, вот что вышло:

  • Sandeman Vau Vintage bottled in 1999 – серебро;
  • Sandeman Vau Vintage bottled in 2002 – тоже серебро;
  • Sandeman LBV bottled in 2013 – золото;
  • Sandeman Imperial reserve – золото;
  • Sandeman Founders reserve – золото.

О винтаже Vau я уже как-то писал. 1999 год бутилирования – это урожай 1997 года: первый винтаж с Quinta do Vau, которую купили в 1988. Кстати, некоторые эксперты считали и считают, что этот портвейн лучше пить молодым – он не заряжен на красивое старение десятилетиями. Получается, не совсем правы: уже прошло порядком лет, а вино только раскрылось. Нужно посмотреть, что будет ещё лет через десять.

Но гораздо более интересны другие награды. Любимый Андреем Портвейнычем за честное соотношение цена/качество портвейн категории Late Bottled Vintage (LBV) тоже взял золото. Бутилирован в 2013, а по регламентам коридор бутилирования LBV составляет 4-6 лет от года урожая. Этот портвейн – урожая 2009 года. Замечу, что 2009 год считается хорошим годом, ну не такой, как 2011, но многие производители декларировали винтаж в этом году. Лето в том году было очень жаркое, настолько, что созревание гроздей шло очень быстро. Урожай был невелик, но ягоды набрали сахаров и кое-где перезрели (на склонах пониже, южной экспозиции); всё это дало концентрированные, мощные вина с интенсивным ароматом и глубоким цветом.

Винодел: Luís Sottomayor. Сортовой состав: 35% Touriga Franca, 35% Touriga Nacional, 15% Tinta Roriz, 15% Tinta Amarela. Портвейн созревал в огромных бочках подвалов Сандеман в Гайе, заботливо мониторился, периодически купажировался. Кстати, в даташите пишут, что произвели лишь небольшую (надо полагать, механическую) фильтрацию – это очень гут, нефильтрованые LBV как то вызывают больше доверия. Пить лучше при 16-18 о С, открытая недопитая бутылка может хранится 4-5 дней. Ноты имбиря и гвоздики, сухофруктов, кедра и табака. Почти непрозрачный, настолько густой цвет портвейна 2009 года. Судя по всему, золотая медаль вышла «по чину».

А вот два других интересных портвейна, также взявших золото, относятся к категории Speсial Reserve, по сути, второклашки, если считать первоклашками рядовые руби и тони. Sandeman Founders Ruby Reserve – руби, купаж бочковых лотов среднего возраста 3-5 лет. Резерв Отцов – основателей, если так можно интерпретировать маркетинговое название. Это, конечно, и так, и не так. Отцы – основатели, с одной стороны, страшно гордятся и трясутся над запасами лучших винтажных и старых бочковых портвейнов, но вот с другой стороны, 80-90% прибыли отцам- основателям, как правило, дают дешёвые портвейны, разливаемые и продаваемые в огромных количествах. Молодой, добротный, задорный портвешок с фруктовым букетом.

Второй портвейн – второклашка – это тони янтарного цвета со словом Imperial в названии… Замахнулись, однако. Составление финального купажа этого портвйена (как и многих других, впрочем) напоминает замысловатую схему на листе формата А1 со множеством квадратиков, стрелочек и прочего (по примеру схем по отмыванию денег через оффшоры). То есть, на протяжении нескольких лет во время взросления вина, множество лотов возраста от 4 до 12 лет затейливо и в разных пропорциях смешивались, а потом снова старели, а потом в свою очередь смешивались… Вино с ароматами сухофруктов и ванили. А вот Андрею Портвейнычу не везло с тони моложе десятилетки. Все как-то не очень попадались, откровенно невкусные… Надо Sandeman пробовать.

Кроме Sandeman, на этой престижной выставке медаль получил винтаж Offley Vintage Boa Vista (золото), Ferreira LBV, бутилирован в 2013 (серебро), и ещё золотую медаль получил винтажный портвейн Terras do Grifo. О нём – в следующий раз.

9 Мар
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Смотр резервистов: пятёрка портвейнов от «Croft»

В ассортименте авторитетного производителя портвейна, «Croft», есть аж целых пять портвейнов категории Reserve:

  • Distinction special reserve port, выдержка в бочках 4-5 лет;
  • Purple Velvet finest reserve port, выдержка в бочках до 3 лет;
  • Extravagance finest reserve port, выдержка в бочках 4-5 лет;
  • Indulgence finest reserve port, выдержка в бочках около 3 лет;
  • Platinum reserve port, выдержка в бочках до 3 лет.

Ну вот, имеем сразу три типа: special reserve, finest reserve, и просто reserve. Всё таки, в чём разница между ними? Ответ: особо разницы нет. Не то что бы все были одинаковы на вкус, но очень близки, это точно. Обратимся к первоисточнику, к регламенту Института вин и портвейна от 2002 года. Регламент Института расплывчато обозначает границы этой категории, мол, купаж хороших вин разного возраста с комплексным ароматом и вкусом и специфическими органолептическими характеристиками. Если вино густо-красного или красного цвета, то оно может быть названо reserve ruby.

Очень важный момент — срок выдержки в бочке не является определяющим или важным для категории reserve. Решающим критерием является качество, а это остаётся целиком на совести винодела. Иными словами, для портвейна этой категории отбирают виноград лучший, чем для руби, и лоты вина лучшие, чем для купажа руби, самого рядового портвешка. Это в теории.

Второй момент: по этой же причине средняя выдержка вина может быть короткой: от 2.5-5 лет, тогда получим красный портвейн категории reserve, и до 5-7 лет даже, в этом случае получим тони резерв.

Третий момент: Институт даёт только одну категорию: Reserve (на португальском языке Reserva). Все остальные прилагательные: finest и special – это креатив маркетологов -портвейноделов. На практике это вина чуть лучшего качества (попробуй определи это «чуть») и чуть большей выдержки, чем просто reserve.

Хотя категория портвейнов Reserve официально была признана лишь в начале 21 века, такой портвейн делался давно. Достаточно вспомнить Сockburn’s Special Reserve, первый портвейн подобного рода, или Fonseca Bin 27, или Graham’s Six Grapes. Обращаю ваше внимание, господа! Эти портвейны – пример того, какое качество можно получить за смешные деньги! Так что не нужно относится к категории reserve пренебрежительно! Но, откровенно говоря, Андрею Портвейнычу попадались вина противные на вкус, и это были reserve тони, но может у меня вкус такой… Эти тони могут до 7 лет в бочке выдерживаться.

«Снизу» портвейны категории reserve подпирают рядовые портвейны руби, если вообразить некую лестницу качества. Не самое удачное сравнение! Многие лучшие рядовые руби именитых производителей (иногда их называют Fine Ruby) на голову выше официальных «резервных» портвейнов других портвейноделов. Лично убеждался не раз.

Что касается Croft, то авторитет Дома так высок, что качество в любой категории портвейна остаётся на высоте. Это относится и к пятёрке «резервистов». Все – красные, ароматные, фруктовые, молодые, повседневные, дешёвые. «Distinction» — самый лучший из пяти, а «Platinum» — ординарный простецкий. Зачем было называть Платиновым, непонятно в этом случае. У нас если что «платиновое», то уж подразумевается самое лучшее.

Повеселило, что другой портвейн назвали «Индульгенцией». Может имели в виду дословный перевод с английского «поблажка, потакание своим слабостям» — но тогда ещё прикольней выходит. Хорошая отмазка для страждущего выпить чувака: тут и себя, несчастного, ублажил и кары за грех сей избавился. Кстати, практика выдачи индульгенций была и в православии, но распространения не получила.

1 Мар
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Терруарный портвейн от «Taylor’s»: доступный шедевр

Сегодня — портвейн Taylor’s, да непростой. Долина речушки Пиньяу, северного притока Доуру, расположена в самом сердце региона производства португальского портвейна, Cima Corgo. Самые именитые производители, такие как «Noval» и «Fonseca», имеют там виноградники, там же родина лучших портвейнов «Warre’s» — кинта da Cavadinha . Склоны гор обе стороны речушки, на протяжении примерно 10 километров от впадения в Доуру, покрыты виноградниками. Практически все виноградники на высотах 150-350 метров, относятся к классу «А» — высшему. Комбинация почвенных и микроклиматических условий в долине даёт необыкновенно сбалансированные портвейны.

У дома «Taylor’s» всего три кинты: Vargellas, Terra Feita и Junco. Как говорил Элистер Робертсон, бывший управляющий «Flatgate Partnership» (владельцы «Taylor’s»), купаж лотов с кинты Варжеллас и лотов с кинты Terra Feita составляют то, что называется стилем Дома: это и есть суть премиальных винтажей Тэйлорс. Вот о кинте Terra Feita и пойдёт речь.

В вольном переводе Terra Feita означает «созданная (сделаная) земля». Такое название прилепилось к хозяйству потому, что многие виноградники были пересажены, реконструированы и т.д. Кинта известна уже два с половиной столетия и входила в район первичной демаркации, установленный ещё при маркизе Помбале. Исторически, территория кинты сложилась из четырёх владений, принадлежавшим разным хозяевам.

К сожалению, история виноградников долины Пиньяу плохо документировалась, в отличие от кинт вдоль Доуру. По Доуру в прошлом осуществлялся сплав портвейна в Гайю, соответственно там, где погрузка – разгрузка, там учёт мат. ценностей и цивилизация, да и масштабы куда значительней. В итоге мы мало знаем о прошлом кинты, а я имею в виду прежде всего не фамилии прошлых владельцев, а статистику по урожайности, записи и заметки виноделов, карты…

Дом «Taylor’s» стал покупать виноматериал с виноградников кинты ещё в конце 19 века. Качество было очень хорошим, и в начале 20 века сотрудничество укрепилось. Интереснейший факт: с 1904 и по 1930-е годы бутилировалось крохотное количество винтажа происхождением исключительно с кинты. До сих пор в подвалах «Taylor’s» хранятся несколько бутылок. Категории Single Quinta Vintage тогда и в помине не было, равно как и регламентов Института вин и портвейна, да и самого Института тоже. Фактически это были одни из первых образцов такого рода терруарного портвейна. Ведь винтаж — это вино хоть и одного года, но в классическом понимании купажированое, состоящее из лотов разных хозяйств. Андрей Портвейныч считает, однако, что практически на любой кинте такие розливы «для себя» делались, в маленьких объёмах. Просто этому никто особо не придавал «рыночного» значения.

К сожалению, несмотря на потрясающее качество вин, кинта потихоньку приходила в упадок: снижалась урожайность. Виноградарство требует большого труда и инвестиций, а уж в местных условиях — тем более. Видимо, чего-то не хватало. Начиная со средины 1970-х кинта по частям (от разных владельцев участков) переходила в руки Дома «Taylor’s». Этот процесс закончился только в девяностых. Разумеется, новые владельцы навели порядок и не пожалели на это средств.

Всего кинта занимает 48 гектар. Имеются две винодельни с лагарами, винификация происходит только в них. В добавок к традиционному топтанию ягод ногами, лагары оборудованы механическими плунжерами, которые обеспечивают дополнительное перемешивание сусла. Штатный винодел — David Guimaraens. Подробнее о кинте можно почитать на оф. сайте.

Винтажный портвейн Terra Feita

Терруарные портвейны (равно как и другие терруарные вина, например Бордо) считаются немного «мистическими». До сих пор непонятно, почему на двух хозяйствах, расположенных в нескольких километрах друг от друга, могут получаться отчётливо разные напитки. Почва одинакова, микроклимат почти одинаков, сорта винограда и их пропорция не сильно отличаются, возраст лоз примерно тот же… Разгадка наверное лежит во множестве этих «не сильно», «примерно» и «почти». Ни один из этих факторов не сделает погоды, но их совокупность сыграет. Плюс, как говорят сами виноделы, тот неясный, непонятный, мистический «фактор Х».

Как правило, в годы, когда декларируется классический винтаж, виноматериал кинты отправляется после зимовки в Гайю и там купажируется с элегантными и утончёнными лотами кинты Варжеллас, чтобы превратиться в великий винтажный портвейн «Taylor’s», придать вину чувственность и основательность.

В невинтажные, но удачные годы, на кинте производится Single Quinta Vintage. Если совсем «плохой» год, в основном из-за аномальных погодных условий, то производятся рядовые портвейны. Всё просто: качество исходника, как говорят технари, определяет результат.

Портвейн Terra Feita имеет крепость в 20,5 градусов, сахар 94,8 г/л. Производился в 1982, 1986, 1987, 1988, 1991, 1995, 1996, 1999, 2001, 2005, 2008. Вина восьмидесятых и начала девяностых находятся сейчас на пике своих вкусовых свойств, но и юные портвейны хороши. Описывать вкус, довольно бессмысленно, нужно пробовать. Доминируют мощные фруктовые ноты, очень полнотелое, ароматное вино. Но ещё и не слишком дорогое – это тоже аргумент в наше непростое время.

Всё-таки портвейн хорош тем, что в любом ценовом диапазоне, даже среди обычных руби можно найти очень достойный, качественный вариант! Попробуйте купить за 15-20 евро хоть какой-нибудь приличный Single Malt виски! Ничего не выйдет. А вот более, чем хороший портвейн – пожалуйста. Что касается героя сегодняшней статьи, то цены на классический винтажный портвейн дома Taylor’s традиционно высоки, по простой причине: это одни из лучших, если не самые лучшие, портвейны среди подобных, однако Terra Feita стоит вменяемых денег, жалко только «у них», там. Вот в Лондоне можно купить 1999 год фунтиков за 35-40. А классический винтаж, к примеру, 2000 года, обойдётся в два раза дороже…

16 Фев
2014

Винодельня — отель или наоборот?

Хорошие новости пришли с небольшого хозяйства Quinta da Pacheca : линейка портвейнов пополнилась 10, 20 и 30-летними датированными тони. Старые бочковые портвейны отменного качества, разлитые в бутылки модной нынче формы. Мода эта родилась благодаря стараниям парней из Graham’s, но бутылка хороша: форма подчёркивает эксклюзивность и основательность, что ли, продукта.

На кинте имеются большие и старые подвалы, с немалыми запасами выдержанного портвейна. Почему было принято решение о розливе и каков объём, не знаю. Ещё два года назад у них был довольно скудный ассортимент вин, а вот сейчас – другое дело! Не сомневаюсь, что качество старых тони заслуживает похвалы. Кстати, не так уж много хозяйств долины могут похвастаться тридцатилеткой тони в своём ассортименте. Не то, чтобы запасов у них недостаточно, но вот создать такой купаж тони – это уже серьёзно.

Кинта расположена напротив городка Регуа, на южном берегу Доуру, рядом с другим древним городком, Ламего. Если посмотреть чуть правее буквы «А» в шапке моего блога, можно увидеть этот город на старинной карте. Как утверждают владельцы кинты, они были чуть ли не первыми, кто стал бутилировать вино под своим брендом, что отмечено в документе апреля 1738 года: вино обозначено как Pachecas, потому что имение принадлежало D. Mariana Pacheco Pereira. В 1903 José Freire de Serpa Pimentel решил заняться виноделием и купил кинту. В 1916 году были обустроены каменные лагары, используемые и сейчас.

До сих пор кинта в собственности семьи Пиминтель, а хозяев зовут Мария (заведует виноделием), Катарина (по гостиничной части) и Жозе. Владельцы решили сделать акцент на винном туризме – обустроили комфортабельную гостиницу на 15 номеров и ресторан – с видом на бочки. Получилось здорово! Тереза Пиментель (мама хозяев) слывёт одним из лучших поваров в долине Доуру. Часто привозят экскурсии – покушать и потусить на тру кинте. На Quinta da Pacheca и хлеб пекут, и блюда местной кухни готовят, не только вино делают. Можно взять мастер-класс от Терезы. Всё очень по-домашнему, семейная обстановка для гостей, мило.

Виноградники занимают около 40 га, выращиваются сорта (красные) Tinto Cão, Tinta Amarela, Touriga Nacional, Touriga Francesa, Tinta Barroca, Tinta Roriz (Tempranillo) и белые Malvasia Fina, Esgana Cão, Verdelho, Gouveio, Rabo de Ovelha, Cerceal, Viosinho и Códega. На кинте экспериментируют, поэтому высажены поразительно нехарактерные для Долины Доуру сорта: Рислинг и этот, как его, Гевюрцтра… ну, вы поняли. 

Вот характерный отчёт одной туристки о посещении кинты: «Мы остановились на Quinta da Pacheca, маленькой винодельне, принадлежащей семье Пименталь больше века. Хозяева открыли небольшой ресторан и переделали здание 18 века в гостиницу с 15 номерами. Отель полон во время сбора урожая, а множество людей приезжают чтобы посмотреть, как давят виноград – говорит Таня, которая проводила экскурсию.

«Мы нанимаем 50 мужчин для первого дня дробления» говорит она, когда мы стояли в больших гранитных ваннах – лагарах. Мужчины в шортах, они выстраиваются плечом к плечу, руки друг другу на плечи. Только лидер говорит: «вправо, влево, 1-2-3-4, и они методично топчут виноград под музыку. «Топтание может продолжаться в течение нескольких дней, сказала она, но с меньшим числом мужчин и без музыки и танцев». Она налила мне белого портвейна, который оказался не таким сладким и более похожим на традиционное вино.

В кухне ресторана я получила бонус, за который любой гурман был бы признателен: урок о том, как сушеная, соленая треска восстанавливается и превращается в съедобную рыбу. Затем Фернандо и я съели наш обед с жареной треской возле большого окна с великолепным видом на виноградники, оливковые деревья, и виноградные лозы, которые поднялись на склон на противоположной стороне реки. Потягивая портвейн с роскошным шоколадным тортом, я задавалась вопросом, могу ли я изменить планы своего путешествия и остаться здесь».

А что же портвейн?

Кроме упомянутых в начале благородных старых бочковых тони, на кинте было выпущено несколько винтажей – 2000, 2004 и 2005 года. Почему же так немного, а что раньше? Поговаривают, что на протяжении некоторого времени кинта была аффилирована с соседями: домом Sandeman: возможно, часть урожая продавалась для производства их портвейнов, не иначе.

Не нашёл я информации о винтаже 2011 года. Это странно, очень странно, почему же не декларировали? Есть информация, что урожай на кинте был мал (в 2011) из-за атаки милдью (это такое грибковое заболевание винограда) в июле. Мол, 80 % урожая потеряли… Почему своевременно не приняли меры (опрыскивание после цветения) – не знаю, ведь можно было защитить растения при первых признаках болезни.

Кроме винтажей, в портфеле хозяйства имеются один LBV 2009 года, розлитый в 2013 (обратите внимание: не фильтрованный, что хорошо), обычный тони, и портвейн категории reserve. Пару слов о последнем: это очень достойный купаж вин возрастом от 6 до 10 лет выдержки, с орехово — фруктовым букетом.

На кинте делают немалый ряд вин категории DOC, а также оливковое масло (это много где делают) и … джем. Ну а что вы хотели? У руля кинты — женщины, значит имеем: номера с перинами, вкусный джем, уют, ужины при свечах и кулинарные изыски… Не имеем: винтаж 2007, 2009, винтаж 2011.

19 Янв
2014

Наследие Ордена цистерцианцев

Полторы тысячи лет назад в Италии родился человек, изменивший не только лицо тогдашнего монашества, но и повлиявший на Европейские традиции и культуру — Бенедикт Нурсийский. Основная его заслуга была в создании нового устава для монашествующих, «Правил монашеской жизни». Основной посыл правил – нестяжание, послушание и труд, плюс правильная организация монашеской общины. У монаха не должно быть ничего в собственности, абсолютно ничего – «ни книг, ни табличек для письма, ни стилета» — всё это он получал от аббата во временное пользование.

Важный для нас момент: Бенедикт Нурсийский крепко внедрил принцип, что труд, физическая работа братии, также ведёт к познанию Бога и способствует спасению. До того труд для монахов не был обязательным правилом, ну разве что для тех бедных братьев или отшельников, которые вынуждены были заниматься каким-либо рукоделием, чтобы не умереть с голодухи. Зато в народе образ толстого монаха – бездельника укоренился прочно. Настоящим и искренним подвижникам веры такое некрасивое явление было отвратительно.

Основанный св. Бенедиктом на горе Монте-Кассино монастырь стал образцом для подражания, и впоследствии все монастыри Западной Европы были устроены по его подобию. Работа на земле стала источником богатства монастырей и причиной расширения владений.

Но, как известно, любое благое начинание со временем тускнеет, обрастает исключениями и искажениями. Главный принцип Ордена Бенедиктинцев – “Ora et labora!” — «молись и работай!» был за несколько веков забыт, не говоря уже о бедности, удалении от мирских благ и нестяжании. Снова обленились и разжирели, чего уж там.

В 11 веке рыцарь из Шампани по имени Роберт, принявший монашество в 15 лет, долго скитался по обителям, нигде не находя идеала, одни лишь безобразия. В конце концов, вместе с двумя десятками единомышленников – братьев он основал обитель на севере Бургундии – Сито (отсюда название ордена Цистерцианцев). В монастыре были введены правила такие же простые и строгие, как Устав караульной службы, допустим. Аскеза торжествовала во всём. Спали монахи коротко, даже не раздеваясь, на молитву уходило около шести часов в день, остальное время – работа. Скудное питание и лохмотья вместо одежды, отказ от украшения интерьеров храмов, пышной архитектуры и драгоценной утвари.

Однако дело было в Бургундии! Цистерцианцы много работали, владели технологиями, землями и средствами. Стоит ли удивляться, что именно им мы обязаны вином под названием Бургундское! В те времена монастыри были ещё и очагами знаний и мысли, владельцами огромных библиотек. Достаточно перечитать «Имя розы» Умберто Эко или посмотреть фильм с блистательным Шоном Коннери в главной роли: действие романа развивается, между прочим, в монастыре Бенедектинцев!

Мой старый приятель, Владимир Иванович С., когда-то рассуждал, что такое положение вещей, мол, было бы неплохим для человечества в дальнейшем его не-развитии, но тут на сцену явились французские энциклопедисты со своей энциклопедией и сделали знание доступным широким массам трудящихся. Кому сказать спасибо за интернет и атомную бомбу? Скажите Дени Дидро и его подельникам.

Хотя, всё-таки, по мнению Андрея Портвейныча, знание, агрегированное в монастырях, по мере накопления стало бы бесполезным даже для монахов, будучи мало систематизированным и осмысленным. Что, собственно, исправили энциклопедисты со своим универсальным научным подходом, выпустив джина из бутылки.

Энциклопедия была не только безобидным справочником: это был манифест о роли торжествующего разума, но не религии в развитии человечества. Итог: Французская революция и море кровищи. Дальше – ещё больше.

Но наконец-то сейчас, в 21 веке все всё поняли и решили отмотать обратно! Наступает ЭРА НОВОЙ НЕГРАМОТНОСТИ! Финансовый аналитик с дипломом = средневековому гончару! Почему? Потому что они оба они – ремесленники. Владеют ремеслом, к знаниям в стороне от ремесла не стремятся, никак. Мыслить не желают, а зачем, собственно? Один когда-то на комедиантов таращился и бродячим менестрелям в харчевне подпевал, второй нынче в клубе (харчевне, да?) развлекается, по актуальным сайтам бродит, в сетях над собратьями глумится. Что дадут, то и сжуёт. Разницы – ноль. Оба для прогресса бесполезны. Остаётся только помозговать, кто же сейчас играет роль средневековых Клюни или Санкт-Галлена?

Цистерцианцы стали широко использовать водяные мельницы, экспериментировали с селекцией сортов винограда, привоями, приёмами агрономии, придумали систему «cru» и терруарные принципы. Слава цистерцианцев как виноделов росла благодаря знаниям и опыту, бургундскому, ликёру «Бенедиктин» и винам Эльзаса, где они также преуспели. Добрались братья и до Португалии.

Кинта de Ventozelo

В неких средневековых манускриптах написано, что цистерцианцы купили эту землю аж в 1288 году; разумеется, не просто так, а для возделывания винограда. Расположена кинта недалеко от Пиньяу, вверх по течению Доуру, напротив кинты Роэда Дома “Croft”.

Площадь впечатляет: около 600 га, кинта растянулась на 2 км вдоль реки – одна из самых больших в долине! C 16 века кинтой владели некие люди из Ламего. В 1826 границы кинты были окончательно определены. После 1958 года собственность перешла к Edmundo Alves Ferreira; в 1999 году довольно запущенное хозяйство было продано некой винодельческой группе из северной Испании, которая инвестировала значительные суммы для восстановления старых террас и посадок новых виноградников, в основном сорта Touriga National.

Примечательно, что кинта никогда не была аффилирована ни с кем из крупных и старых производителей портвейна, а лишь поставляла им виноматериал. На кинте сохранились старые террасы различных типов, винодельня с лагарами, а механизация как таковая и всякая хитрая автоматика отсутствует. Так уж повелось, что виноградари кинты придерживаются традиционных «чистых» технологий, хотя кинта не получала никаких «органических» сертификатов. Есть собственные подвалы, где зреет портвейн кинты.

Судя по информации, нынешние хозяева делают упор на  винах категории DOC: их ассортимент довольно широк, а некоторые получали хвалебные отзывы известных экспертов. Но не обойдён и портвейн Ventozelo. Винтажи декларировались в 1998, 1999, 2000, 2001-03, 2005 и, вроде бы в 2007. В крайне удачном 2011 – нет, причина этого непонятна, но скорее всего это решение новых хозяев, нацелившихся на другие рыночные ниши.

Нужно сказать, что винтажи кинты в рейтингах всегда получали весьма скромные оценки, но и стоят они недорого. Есть LBV 2007 года: хорош, встречаются в продаже и постарше. Очень неплохо удаются виноделам датированные тони 10 и 20 лет – на них стоит обратить внимание. Выпускаются симпатичные подарочные наборы с вином в декантере. В ассортименте нашлось место и добротному Ruby Reserva.

Кстати, орден цистерцианцев существует и поныне. Монастыри есть в Европе и США, общее число братьев Ордена чуть более полутора тысяч. В некоторых странах их называют белыми монахами, траппистами или бернардинцами, по имени аббата Бернарда Клервосского, стараниями которого Орден цистерцианцев достиг могущества ещё в 12 веке…

7 Янв
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    1 комментарий

Рождество с Graham’s : портвейн под ёлочкой

Ну вот, наконец, и Рождество Христово! Тихий, светлый, семейный праздник, который окутывает всех любовью, высшими, неземными смыслами и радостью. Андрей Портвейныч помнит этот праздник чуть ли не с колыбели, потому как, несмотря на безбожную эпоху советов, традиции в семье блюли.

В компанию всяких вкусностей, заботливо приготовленных дражайшей половиной, собственноручно и в соавторстве тож, было решено откупорить — по случаю праздника — десятилетку тони от Грэмс (Graham’s). Я и сам люблю тони, а супруга моя более, чем остальные портвейны, поэтому откупорили – и не пожалели! О, этот орехово – медово – фИговый эфир, струящийся из бокала! Водишь носом вверх и вниз, как заправская гончая, внезапно почуявшая батальон зайцев в шаговой доступности. То есть немного обалдеваешь, после второго бокала уже расслабляешься и впадаешь в состояние сытой неги. Ведь не только портвейном богат Рождественский стол! Начинаешь всех любить. Да, да, да — на расстоянии, но и что же? Это же не каждый день такие высокие чувства касаются уже огрубевшей в житейском плавании души? Ведь ты такой себе нравишься, правда? Да-с, истинная правда. Нужно ещё налить…

Вкус у этого тони очень богатый, цвет уже уплывает в янтарные тона, но ещё сохраняет коньячный оттенок. Финиш долгий, послевкусие приятное. Хотя, надо признать, 10 лет – не 20. Вот там тони становиться настоящим тони, зрелым, пышным. Умолчим про 30 и 40 лет… С чем же бочковой Graham’s 10 years old Tawny port подружился?

Был у меня кусочек обычного голубого noname сыра – с ним было хорошо. С десертиком – фруктово-сметанным желе — тоже хорошо. Как ни странно, очень подружился портвейн с яйцами, фаршированными белыми грибами. Неплохо с горьким шоколадом и миндалём. Всё десертное – хорошо, в той или иной степени.

Наступили святки, радостные Рождественские деньки. По-хорошему в этот период по домам и дворам ходят ряженые, группки детей с Вифлеемской звездой, поют Рождественские колядки: всем радостно. Ну а я вам Рождественский стишок расскажу, вот. От Дмитрия Пригова:

29 Дек
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    4 комментария

Праздники продолжаются: на столе портвейн великого года!

Год 1994… Последний «классический», или выдающийся винтаж ХХ века. Прошло почти 20 лет с тех пор, как было создано это вино. Итак, на столе «Warre’s» 1994, и мы с моим другом Максимом решительно, но с волнением приступили к дегустации.. Декантировали заранее, как положено. Осадка оказалось довольно много. Цвет у портвейна уже не такой чернильно-рубиновый, но всё ещё тёмный, красивый.

Это очень «фруктовое» вино. На меня из бокала накатывали волны ежевики и ещё чего-то ягодного. Вишня или лакрица? Распробовав винтаж как следует, мы с Максимом поняли, что имеют в виду, когда говорят «отличная структура», «превосходный баланс» или «комплексность». Надо сказать, однако, что вино уже не было таким ярким, как молодые винтажи, но вот неизреченная гармония вкуса, которая ощущалась явно, сразу обозначала великий 1994 год.

Зима 1993/1994 была очень влажной, осадков выпало почти в два раза больше, и виноделы с оптимизмом стали считать деньки и наблюдать за погодой. Влага, которой напиталась почва зимой и весной, вызвала энергичный рост лозы тёплой весной. Майские дожди во время цветения стали причиной небольшого урожая – это тоже хорошо. Лучше меньше, да лучше! Лето было тёплым, но экстремально жарких периодов не было. В сентябре покропил небольшой дождик, но не навредил, как бывает во время сбора урожая, а скорее освежил ягоды.

Сбор урожая в долине Доуру начался как обычно – около 20 сентября, а на кинте Cavadinha, откуда происходит винтажный портвейн «Warre’s», 29 сентября, но это почти всегда так, с опозданием в недельку. Портвейн находится сейчас в оптимальном для употребления сроке выдержки. Отличный, элегантный винтаж, один из лучших у «Warre», а по баллам 93-95. Хранить можно пару десятилетий с гарантированно красивым старением.

Кстати, мы пробовали его в компании нескольких сыров, орешков, шоколада и даже нежнейшего стейка – и не могу сказать, что из перечисленного составило бы идеальную пару. Мягкий сыр типа камамбер лучше других подчёркивал достоинства винтажа, как нам показалось.

Я вспоминаю этот год в своей жизни. Странно, в 1994 я достиг самых вершин своей профессиональной карьеры, был окрылён новыми идеями и полон планов, но именно в этом году зародились невидимые тогда зёрна грядущих падений… Ну что же тут удивительного? Ничего. Удивительно сейчас воспринимать пережитое благодушно-философски – а бокал хорошего портвейна, доложу я вам, ох как хорошо способствует такому восприятию!

26 Дек
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Праздники стартовали!

И на высокой ноте, доложу я вам! Любуясь в окошко мигающими огоньками машин, уносящихся московским вечером в сторону Севастопольского проспекта, ваш покорный слуга, будучи в гостях у своего друга Максима, начал праздничный забег-заплыв с поздравления всех католиков планеты под бокал LBV 2007 года от Quinta do Noval. Портвейн Новаль всегда интересно продегустировать!

На повестке дня стоял один существенный для миллионов вопрос: а вот отчего бы не унифицировать календари и отмечать Рождество Христово вместе с католиками, начиная с сочельника вечером 24 декабря и далее до 2 января, как собственно было до советской власти (чтоб её…)? Всё было бы логично: 19 декабря Никола зимний, то есть Николай Угодник, он же Санта-Клаус, он же просто Санта: уже может смело радовать детишек в компании оленя Рудольфа или местных снеговика, зайца, Снегурочки…

А дальше, а дальше сочельник, семья, оплывающие свечи и тихая радость. Праздник !!! Ну а потом разгуляй, от 25 до … первого января включительно, конечно. Не фашисты ведь. И Новый Год уже как-то хорошо вписывается, уже в устало – похмеляторном режиме. Можно и в компании оторваться перед рабочими буднями!

А у нас праздники похожи на алко-графики у Венички. Альпы в чистом виде. Начало – уже. Окончание фестиваля просматривается 14 января, у некоторых 19-го, на Крещение.

Портвейн, кстати, под разговоры активно убывал в бутылке, знаменуя лихой старт всё-таки этих длинных, наших праздников. Очень мощный, яркий портвейн! Кинту Новаль представлять не нужно, это родина первоклассных вин, в том числе и самого знаменитого и баснословно дорогого винтажа National. Цвет вина тёмно-гранатовый, а букет поражал разнообразием ярких тонов фруктов, шоколада и пряностей. Послевкусие длиннющее. Вино как будто продолжало кататься под языком. Вкусно! Есть и умеренная сладость, не забыты танины – однако всё сбалансировано.

По субъективной шкале Андрея Портвейныча 6 баллов и хочется ещё плюсик накинуть! Ах да, забыл: этот LBV бутилируется без фильтрования или какой-либо очистки. Как винтаж. Натуральное вино, способное созревать в бутылке. Осадка, кстати, было совсем мало – ну так и 2007 год, всего то несколько лет прошло…

Кстати, Quinta do Noval была в числе пионеров, выпустивших LBV на рынок на рубеже 50-60 годов ХХ века. По моему мнению, LBV — самый лучший тип портвейна по соотношению цена/удовольствие! Вино изготавливается из винограда кинты, никаких сторонних поставщиков или удалённых виноградников.

Зреет в бочке обычно 4, иногда 5 лет, после чего бутилируется и поступает в продажу. Виноделы кинты нежно прозвали этот портвейн Baby Vintage. Младшенький, мол. Кстати, известнейшая британская газета The Telegraph рекомендовала его как один из лучших вариантов на Рождество 2013! Вторым была 20-летка тони от «Taylor’s». Праздники продолжаются, а я поздравляю всех празднующих Рождество и гадаю: какой ещё портвейн ждёт меня?

21 Дек
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн и Полтинник

Ах, друзья мои! 50- летний юбилей это, что ни говори, круглая дата. А в человеческой жизни это своего рода рубеж, который переходят с удивлением и благодарностью (большинство) или с горечью и страхом (всё-таки меньшинство). Или нечто посередине…

Знаю только, что у человека, дожившего до полтинника или около того, появляются удивительные отношения со временем. Оно ощущается, уже виден его масштаб, его неравномерная текучесть. Время становиться личным – «моё» и «их». Прошлое начинает то улыбаться, то непрошено скалиться из тумана — не из вчера, а из другой страны, в которой ты будто жил когда-то. Или не ты? Вот тот патлатый и джинсатый школьник с магнитофоном «Весна» в худых руках, на маленьком нерезком чёрно-белом снимке – это ты? Или не может быть? Время смотрит на тебя лицами твоих сверстников, и ты начинаешь не любить своё отражение. Думаешь: «я, наверное, как они, но не такой». Глупый протест! В шкафу тихонько постукивают костями семейные скелеты. Лет десять назад не беспокоили, тихо сидели, а теперь нет. Да ведь это же твоих рук дело и шкаф твой – теперь встречай компанию. Научат тебя ночным мыслям типа «Ах, ну зачем я тогда не …» — и щемяще сосёт под ложечкой. Вздыхаешь. Удивительно то, что прожил полвека. Что прошло полвека. Что тебя терпели полвека. Хочется свести дебет с кредитом: не сводится, зараза. Это хорошо, значит, есть смысл жить дальше.

А юбилей можно отметить, отчего ж. Тут вот какое дело – насчёт подарка юбиляру. Ну, чтобы по душе и символически было, а под это дело хорошо подходит вино одного с юбиляром года рождения. Портвейн на юбилей – отличный вариант. Но есть некоторые сложности.

Выбираем портвейн на юбилей

Возьмём, например, винтажный портвейн. Известно, что винтаж декларируется массово всего раза три в десятилетие – так статистика утверждает. В оставшиеся годы отдельные производители решаются на декларацию, только если на их кинтах уродится действительно стоящий урожай отличного качества. Принцип микрорегиона работает. Возьмём 60-е годы, потому что сейчас полтинник отмечают родившиеся в ту весёлую эпоху. Выдающихся винтажа два: 1963 и 1966, чуть похуже 1967. Что касается 1964 и 1965 – беда. В 1965 только один производитель декларировал: «Wiese & Krohn». В 1964 ситуация была чуть получше, однако потенциал хранения у винтажей этого года оказался невелик. Даже Noval National 1964 уже на излёте своих качеств. Получается, с винтажами для граждан 1964-1965 г.р. полный провал…

Остаются колейты – старые бочковые портвейны одного урожая и высшего качества. Найти можно кое-что, например для 1964 года есть в продаже тот же «Krohn», «Quinta do Noval», «Kopke»… Но это искать нужно, разбираться нужно, а что делать потребителю, который не хочет или не имеет времени на изучение вопроса? Или для тех, кто считает, что «Kopke» недостаточно статусное вино? Есть и такие.

Но вот у людей из группы компаний «Flatgate Partnership» родилась здравая мысль выпускать 50 летку с датой урожая, то есть колейту, на регулярной основе – ежегодно, а начать решили с 2014 года. Датированные тони бывают до сорока лет условно, но там купаж разных лет. На этикетке пятидесятилетнего «Taylor’s» написано «ОЧЕНЬ СТАРЫЙ ПОРТВЕЙН ОДНОГО УРОЖАЯ» (имеется в виду 1964).

Портвейн будет выпущен в количестве 2000 бутылок, каждая упакована в деревянный ящичек. Стоимость ожидают около 200 Евро. Адриан Бридж, владелец и управляющий «Taylor’s», говорит, что у Дома на складах имеется внушительный запас старых бочковых портвейнов выдающегося качества, что позволит ежегодно делать такие релизы. Интересно, что в классификацию портвейна проникает термин, более типичный для виски и коньяка — «Very Old» — очень старый. Хм, так всё-таки получается, что 50 лет — это очень старый? Или нет ещё?

15 Дек
2013

Портвейн Quinta do Bomfim

Почти год назад я делился своими восторгами, сопровождавшими меня во время пития винтажного портвейна «Dow’s» 2000. Я и сейчас помню этот вкус, букет и свои эмоции — особенно. А вот о самом бренде «Dow’s» я как-то не очень и упоминал на блоге, может за исключением того, что это одна из самых выдающихся марок портвейна и что такое сокровище принадлежит Симингтонам. Так-с, обещаю это безобразие исправить (я имею в виду не права собственности Симингтонов, а свои упущения) и рассказать о «Dow’s» самым подробнейшим образом. А начну, пожалуй, с кинты Бомфим, потому что портвейн Dow’s, прежде всего винтажный, рождается на этой кинте.

старые террасы на кинте

История кинты не так уж глубока. Известно, что она была куплена и обустроена Джорджем Уорре в середине 1890-х, который в те времена владел Домом «Silva & Gosens»: собственно им принадлежал бренд «Dow’s». Ещё с начала ХХ века члены семьи Симингтонов были причастны к деятельности «Silva & Gosens», а с 1961 года получили полный контроль над этим бизнесом и брендом «Dow’s».

Кинта расположена в регионе «Cima Corgo», имеет ориентацию на юго-запад, виноградники получают «правильное» освещение в течение дня, перепад высот виноградников 120-340 метров, но угол подъёма довольно плавный. Есть некоторые особенности. Участки на кинте в основном засажены каждый своим сортом винограда, который во время сбора урожая винифицируется отдельно. Сорта созревают по разному, и сбор каждого на пике своих качеств даёт наилучший результат. Логично, да?

Основные сорта винограда таковы: Touriga Franca (30 %), Touriga Nacional (21 %), Tinta Barroca, Tinta Roriz и старые смешанные лозы. Возраст: две трети лоз 20-30 лет, одна треть 30-40 лет, есть и более молодые посадки, но их немного. «Главные» виноградники расположены внизу склонов, что также является особенностью. Виноградари активно экспериментируют с сортами, агротехническими приёмами и методами производства вина (есть «микровинификаторы» из стали). Как не странно, целью всего этого является не открытие чего-то нового, но поиск способов сохранения старого: реноме винтажей «Dow’s». Это же звезда первой величины… Всего площадь кинты 61 гектар, под лозой 49 га.

На кинте расположена большая винодельня, это один из крупных центров у Симигтонов, где производится до 40 % их портвейнов. На винодельне установлены 11 автовинификаторов из стали и 25 емкостей – из бетона. Во время сбора урожая эти мощности могут произвести до 10000 пип вина (700 000 коробок) – не только с кинты Бомфим (344 пипы в 2010 году), но и с других окрестных владений Симингтонов, плюс винодельня перерабатывает урожай сторонних хозяев, больших и малых. Часть объёмов давальческие, а часть покупается Симингтонами.

Преимущества и недостатки автовинификации обсуждаются уже лет 50. Сильные стороны — это большие объёмы, хороший контроль (особенно температуры) и стабильность процессов производства вина, а ещё более эффективная экстракция красящих веществ из кожуры винограда – то есть того, что определяет густой цвет портвейна. Вроде бы какие-то крохотные объёмы лучшего из лучших материала делается по старинке в лагарах – но это непроверенная информация.

Портвейн Bomfim

Неукоснительно соблюдается правило: классический винтаж «Dow’s» всегда приоритетен. В годы, когда классический винтаж не декларируется, то есть когда качество урожая не столь высокое или количество пригодного высококачественного винограда невелико, выпускается винтаж кинты: «Quinta do Bomfim» — практически каждый год.

Первый портвейн категории Single Quinta Vintage Port был произведён из урожая 1978 года. Мнение таково: «винтажный потвейн Бомфим всегда уступает винтажу «Dow’s», потому что у последнего больше свобода купажа лучших лотов из лучших хозяйств, а портвейн категории Single Quinta ограничен в выборе лотов одной кинтой. Но винтаж Бомфим часто лучше классических винтажей других брендов». Поверим, потому что мнение подкреплено авторитетом и талантами Симингтонов. (иногда я ловлю себя на мысли, что поры бы им уже проставиться Андрею Портвейнычу за все эти дифирамбы чуть ли не в каждом посте. Разумеется, портвейном.).

Годы винтажей: 1978, 1979, 1980, 1982, 1984, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1992, 1995, 1996, 1998, 1999, 2001, 2002, 2004-06, 2008-2010.

В чём же вкусовые различия винтажей «Dow’s» и«Quinta do Bomfim», за исключением того, что последний дешевле на 30-40 %? Вроде бы основа и там и там из одного места и на той же винодельне теми же людьми делается. Джеймс Саклинг считает, что портвейн «Quinta do Bomfim» лишён той комплексности, которой обладает «Dow’s». Комплексность – довольно трудно определяемый критерий, так сказать гармоничность сочетаний вкусов и ароматов вина. Это как в оркестре: отдельно могут быть хороши струнные, или фагот, но комплексность, это когда весь оркестр играет слаженно. Андрей Портвейныч эту самую комплексность улавливает только тогда, когда не заметить её сложно – у очень качественных и дорогих портвейнов: к сожалению, дегустационный опыт невелик.

Сходство же этих портвейнов в том, что они чуть суше по сравнению с винтажами других хозяйств. Это результат чуть более растянутой по времени ферментации: большее количество сахаров сусла превращается в алкоголь. А ещё общая черта – в чёрном и строгом оформлении бутылочных этикеток. Как чёрный лак рояля, как чёрный Роллс-Ройс или безупречный фрак. Одного класса вещи…

7 Дек
2013

Портвейн старых террас

Недавно бродил по интернету и наткнулся на один из сайтов любителей бонсаи – миниатюрных деревцев. С удивлением узнал, что даже из виноградной лозы делают бонсаи. Лет тридцать назад бонсаи были в моде – хотя информации о них совсем не было. Это казалось удивительным явлением, тонкой красоты. Потом мода сошла на нет – занятие бонсай требует невероятного терпения и скрупулёзности на протяжении многих лет, а это мало у кого осталось, только у фанатов, у которых это занятие созвучно их характеру, я думаю. Недаром сами японцы считают, что бонсай – это удел пожилых людей, у которых есть время на созерцание, есть мудрость и терпение…

Глядя на довольно – таки мощное растение (пусть и маленьких размеров), растущее буквально в двух горстях земли, поневоле поражаешься. Вот уж, воистину, красота через страдание: и я бы не сказал что это исключительно японская средневековая эстетика. «Страдание есть сила, творящая изумруд из глины и алмаз из угля» — византийские, и не только, богословы, отполировали эту идею до совершенства в своих многочисленных трудах.

Но вернёмся к растениям. Так же, как карлик бонсай испытывает рукотворную стеснённость в росте, так и виноградная лоза на склонах благословенной Доуру растёт в условиях балансирования между жизнью и смертью… Сами посудите: летом – температуры за +40, дождей бывает в некоторые годы всего три капли в жаркое время года, палящее солнце и буквально щебёнка вместо почвы -сланец. Представили? Растения вырастают коренастые, с гигантской корневой системой для добычи влаги, ягод бывает всего пару небольших гроздей на кусте. Но какого качества! И какое вино получается из этих гроздей! Портвейн рождается в муках, как и всё хорошее. Вот вам и красота через страдание.

Главная проблема в этом засушливом регионе – это влага. Издавна виноградари старались удержать дождевую воду на склонах, а сделать это можно при помощи террас, которые также делают удобным уход за растениями и сбор урожая. Обустройство системы террас — дело жутко трудоёмкое, долгое и дорогое даже сейчас. Самым старым типом остаются socalcos нескольких типов.

высадка виноградной лозы на террасах

Ширина таких террас бывает от трёх до шести-семи метров, на которых кусты растут максимум в четыре ряда – в зависимости от угла склона горы: чем круче, тем меньше рядков – до одного. В 19 веке нашествие филлоксеры произвело такое опустошение, что до сих пор иногда встречаются запущенные socalcos. После нашествия подлой тли террасы новые террасы стали строить более широкими – до десяти рядов лозы (плотность 5-6 тысяч кустов на гектар). Сегодня доля socalcos в регионе составляет около 50 %.

В 60 годах ХХ века ручной труд стал дорог, а руки камнетёсов крайне дефицитны: на смену им пришли бульдозеры и, как следствие, другой тип террас – patamares. Отличаются от традиционных быстротой «изготовления» и отсутствием подпорной стены, что иногда приводит к эрозии.

Плотность посадки на таких террасах – 2400 -3500 лоз на гектар. Достаточно широки, чтобы позволить мелкой технике проезжать между рядами для ухода за растениями — опрыскиванием и тому подобное.

Кстати, когда-то такие тракторочки — тарахтелки делались для этих целей Ламборджини. И то правда, ведь не за брюквой ухаживаем! В конце 70 и начале 80 годов прошлого века с подачи Дома «Феррейра» и ребят из «Рамош Пинто» начались эксперименты с устройством вертикальных посадок рядками по склону — vinha ao alto. Преимущества: дёшево, плотность до 5000 лоз/га, виноградники пригодны к механизации.

Надо сказать, что такие эксперименты, пусть и удачные, возможны только на склонах гор до 35 %, что в регионе встречается не часто. На рисунке из свежего издания книги Ричарда Мэйсона «Port and the Douro», которой Андрей Портвейныч недавно пополнил свою порт-библиотеку, можно визуально сравнить все эти типы террас (хотя лучше поехать и разобраться на месте, чего уж).

Портвейн «Graham’s» The Stone Terraces 2011 Vintage 

Террасы на склонах Доуру воспринимаются как аутентичный устойчивый визуальный образ, я бы сказал, почти бренд. Башковитые маркетологи не могли этого не заметить, конечно. В доме Graham решили «обыграть» своего рода артефакт кинты Мальведуш – два старых виноградника и создать «легенду» под портвейн, с них произведённый. Речь о винтаже 2011 года, который у «Graham» пошёл дуплетом – просто винтажый портвейн и «The Stone Terraces 2011» — «Винтажный Портвейн Каменных Террас 2011». Напомнило, однако: «Мускат белый Красного Камня» — эту марку назвали в 1944 так, потому что виноград рос на известняковой скале с красноватым оттенком, так и называлась – Красный Камень.

На кинте Мальведуш, сердце портвейнов «Graham» есть два участка со старыми террасами. Первый (№ 43) построен в 90 годах XIX века и назван был Порт-Артуром (на фото). Да-да, в честь того самого. Тогда это название было «на слуху». Стены террас (их всего 11) огромны и гармоничны. Мастерство каменщиков – во всей красе, это же нужно не просто всё ровно сложить из необработанных кусков камня, но и предусмотреть множество хитростей — уклоны, стоки, ступеньки… Второй участок со старыми террасами — «Vinha dos Cardenhos», размером в полгектара, имеет форму амфитеатра. Оба участка засажены преимущественно Touriga Nacional, лоза идёт в один рядок.

Выход ягод крайне мал – не более килограмма с куста. Участки ориентированы на восток и север, каменные стены террас абсорбируют тепло солнечных лучей и потом медленно отдают его растения, что приводит к медленному и деликатному созреванию ягод, которые дают вину больше аромата. Пол Симингтон сказал, что интенсивность букета портвейна так высока, что понравиться «не каждому». Пошутил так.

Henry Shotton, винодел кинты, каждое утро внимательно наблюдал созревание ягод в сезон 2011 года и заметил некую необычность вкуса и немыслимое качество ягод (специалист сразу видит потенциал). Опыт и интуиция подсказали, что может получится исключительное вино. Звёзды сошлись. Было принято решение винифицировать урожай с этих участков отдельно от собранного на остальных участках кинты. Так и родился The Stone Terraces 2011 Vintage Port, который подпадает под категорию Single Quinta Vintage Port.

Было сделано всего 250 коробок (3000 бутылок, каждая пронумерована) этого портвейна. Исключительно яркий портвейн с выраженными танинами и пурпурно-чёрным цветом. В букете доминируют фиалки, мята и чёрная смородина. Мощное и элегантное вино.

Новинки от Дома «Graham»

Prince William and Kate Middleton with babyВсе помнят, сколько шума в Великобритании (и не только), создала молодёжь из Виндзорской династии, а именно принц Уильям и его Катенька, Кэтрин, то есть, родив 22 июля младенца, который в очереди на престолонаследие занял почётное третье место. Назван был принц-малютка так: Джордж Александр Луи Кембриджский. Для сверстников – просто Жора. Шучу, потому что мне как-то ближе калька с английского Георг.

Эпоху рождения и расцвета портвейна, кстати, называют «Георгианской», а не «Джорджианской». Конечно, верноподданные Её Величества такой радостный случай не обошли производством чего угодно, но обязательно памятного. Я помню, в эпоху Брежнева тоже этим увлекались – всякие там памятные медали, значки и марки и т.д. Но это было простительно, поскольку почти всё Политбюро было поражено склерозом. Думаю, что некоторые памятные даты, о которых так часто напоминали большевики, вовсе следует забыть и не вспоминать.

Вернёмся, однако, к портвейну: дом «Graham» выпустил по случаю колейту 1982 года. На этикетках пишут  «Single Harvest Tawny Port» — это и есть as492portoопределение колейты – то есть бочкового портвейна одного урожая, но кроме того, отборного. До розлива вино покоилось в бочках под неусыпным оком Симигтонов – владельцев и виноделов, которым принадлежит «Graham».

Чарльз Симингтон отобрал всего лишь 4 бочки для этого вина, из которых получилось около 4 тысяч бутылок. Портвейн предназначен в основном для британского рынка, но какая-то малая доля попадёт в Португалию и другие страны. Кроме обычных бутылок, выпущено несколько гигантов по 4,5 л., т.н. Jeroboam’ов и упакованных в дубовые ящички. Все бутылки пронумерованы, кстати.

Не могу не восхитится дизайном, особенно сочетанием густо-чайного цвета  портвейна и бирюзового в этикетке и упаковке… О букете: с нотами ванили, ирисок и айвы, в сочетании с экзотическими специями, таких, как корица и мускатный орех. Вкус бархатистый и элегантный. Оттенки мёда, изюма и карамели сбалансированы основой апельсиновой цедры и обрамлены шелковистыми танинами. Что по деньгам? Не знаю… Лимитированые серии премиальных колейт дороги… Наверное, сотни 2-3 фунтиков за бутылку в Британии, а может и больше.

Шоколад

Знающие сладкоежки утверждают, что в Порту следует ехать не только за портвейном, но и за шоколадом. Об одном производителе – «Аркадии», я уже писал; теперь хочу поведать о «Chocolataria Equador». Молодая фирма, совладелица которой по имени Тереза, ко всему прочему, дизайнер, и благодаря её великолепной дизайн-концепции самих изделий, упаковки, интерьера в стиле 40-50-х годов побуждают распахнуть кошелёк as493portoнемедленно.

Но это всё внешнее, но главное — это качество, и тут всё на высоком уровне: разумеется, только ручная работа и тщательно отобранное сырьё, похоже, эквадорское. «Chocolataria Equador» была замечена в дружбе с Домом портвейна «Рамош-Пинто», который в представлении не нуждается, и вот теперь – специальная работа для «Graham» — шоколад, изготовленный с портвейном и для портвейна. Один из самых ходовых портвейнов Дома, «Six Grapes»,  каким-то образом использовался, да. Тайну рецепта ведь никто не откроет.

Сам шоколад явно не предназначен для раздачи в ходе промо-акций направо и налево. Не тот уровень, больно хорош, а ведь шоколад отлично дружит с портвейнами!  Адрес магазина «Chocolataria Equador» в Порто: Rua Sá da Bandeira 637 и вроде бы есть второй магазинчик на Rua das Flores 298.

17 Ноя
2013

Награда нашла героев…

Сколько же всего вин производится на планете? Никто не скажет – сотни тысяч, наверное. Как потребителям и торговцам ориентироваться в этом море изобилия? Как производителям выстраивать политику ценообразования а нам, покупателям, платить справедливую цену за качество? Ответ, отчасти, таков: достижению этоих целей служат международные винные конкурсы.

Среди множества конкурсов, проходящих во многих странах, одним из самых авторитетных и масштабных является The International Wine and Spirit Competition (IWSC), учреждённый британцами (кому как не этим любителям спорта создавать конкурсы и соревнования). В конкурсе принимают участие огромное количество образцов вин из почти сотни стран. Основа конкурса – беспристрастное судейство. А судьи кто? Да можно сказать те несколько сотен людей, которые лучше остальных семи миллиардов разбираются в винах – это и эксперты, и прославленные виноделы, винные критики, журналисты, преподаватели…

Образцы вина оцениваются вслепую по системе, исключающей лоббирование и жульничество. Оценка происходит по 100 бальной шкале, но даже средненькое вино неизвестного винодела заслужит уважительное отношение и соответствующую оценку, то есть конкурс – это вовсе не ярмарка тщеславия, а скорее определение стандартов качества по отношению к наилучшим образцам вина.

В 2013 году в категории креплёных вин награду «Gold Outstanding» получили Graham’s 10 Year Old Aged Tawny, Kopke Porto Colheita 1937, Krohn Porto Colheita 1982. Просто золото: Ferreira Duque de Braganca 20 YO (это неудивительно, я писал об этом портвейне здесь), и Sandeman 30 YO Tawny Port. Обратили внимание? Ни одного винтажа в «золотой зоне». Есть удостоившиеся серебра, но и там не густо, большей частью колейты и тони, LBV. О тони Дома Сандеман я также упоминал – этот производитель в совершенстве владеет искусством производства старых бочковых портвейнов.

старый тридцатилетний бочковой портвейн тони Сандеман

Стоит ещё раз напомнить, что цифра на этикетке выдержанных тони – 30 лет, к примеру, означает не столько средний возраст лотов портвейна, составивших этот купаж, а скорее некий стиль портвейна – «то, каким должен стать портвейн, проведший в бочке 30 лет» в представлении винного мастера и традиций производителя.

Иными словами (уж простите за грубую аналогию) если конструкторы с дизайнерами планируют сотворить спортивный суперкар, то они представляют агрессивный дизайн, центрально-моторную компоновку, с двигателем, расположенным за сиденьями, огромную скорость, сумасшедшую цену, люксовую отделку и престиж – всё, что составляет понятие «суперкар», стиль «суперкар», но не механическую сумму всего вышеперечисленного. Во многом, все эти Ламборджини, Лотусы и Феррари похожи, но тем не менее не спутаешь одного с другим. Так же и у старых тони.

Купаж Сандеман 30 был составлен из лотов от 25 до 40 лет бочковой выдержки, пропорция, правда, не известна. Янтарно – золотой цвет с ароматами кураги, мёда и пряностей, фундука. Алкоголь 20 %, сахар 120 г/л. Сервировать при температуре 14-16оС, и это правильно – Андрей Портвейныч считает, что тони лучше охлаждать а потом греть в руках – как виски или коньяк – и ловить носом благоухающие волны, источаемые вином. Закатывая глазки, если портвейн хорош, а как же. Кофе, сигара и сладости – десертики (выпечка) послужат этому портвейну хорошей компанией. Но не только они. Гораздо лучше – приятные собеседники и неспешный разговор.

Коктейль с портвейном

Вот странно, практически никогда не упоминал на блоге о коктейлях. Во-первых потому, что Андрей Портвейныч во многом пурист, и не любитель смешивать напитки. Во-вторых, опыт махонький – наверно есть на свете вкусные коктейли, но я их не пробовал. В третьих – обида. Да-да. Исторически мода на коктейли, возникшая в Америке в 20-30 годах среди молодёжи и быстро распространившаяся по всему миру, сильно подорвала рынок портвейна. Смотрели «Великий Гэтсби» с Леонардо ди Каприо? Сцену мегавечеринки в его мегапоместье? Ну где там место неспешному смакованию доброго портвейна? Коктейли, чарльстон, фраппирующие шлюшки, россыпи громыхающего джаза… Хорошо зажигали; смею утверждать, что до нынешних времён такого масштаба не было. Что там Ибица или Казантип – жалкое и безвкусное подобие. Молодёжь артдекошной эпохи отвергала стиль жизни и привычки отцов, что обычно происходит с послевоенным поколением. Всё повторилось через 50 лет — с революцией хиппи и рок-н-ролла…

Дом Сандеман предлагает простой рецепт коктейля, который может составить каждый: налить в шейкер порцию 20 летнего хорошо охлаждённого тони Sandeman и плеснуть туда немного 12 летнего шотландского виски (объём не указывают). Смешать и разлить по бокалам, украсив коктейль стружкой из апельсиновой кожуры. Наверное, вкусно будет. Мой совет: аккуратнее с виски! Не пользуйтесь островным, слишком торфяно – креозотовым, а то весь вкус перебьёт.