Articles by "А.П. - 5/13 - Блог о португальском портвейне"
14 Янв
2014
Опубликовано в: Виноградник
От    Нет комментариев

Phylloxera. Зловредная тварь, напакостившая портвейноводству в 19 веке: как это было

Поговорим об этой заокеанской заразе. Вот старая, столетней давности, карикатура: сидит, паскуда, и попивает лучшие вина Старого Света. Здесь, на блоге, я уже много раз рассказывал о печальной истории гибели (почти полностью) виноградников долины Доуру во второй половине 19 века. Эти события провели черту «до» и «после».

Мы уже никогда не узнаем, каковы были портвейны дофиллоксерной эпохи. Те немногие супер старые тони и колейты, которые попадают сейчас на рынок по умопомрачительной цене, ничего нам не скажут – за полтораста лет в бочке вино настолько трансформировалось, что уже представляет «вещь в себе», а не предмет для оценки и/или сравнения.

Винтажи за этот срок просто умерли в бутылке – изменения в вине зашли слишком далеко. Слишком долго, слишком. Осталось только гадать и верить тем людям, которые жили в мире портвейна в те годы и оставили о вине некоторые сведения…

Существует ещё один оригинальный способ, вполне напоминающий машину времени: попробовать винтажи Noval National, которые производятся из непривитых местных лоз, уцелевших на этой кинте. Чем не попытка сравнить? Но думаю, что проблема сильно преувеличена … даже для старого ворчуна и пассеиста Андрея Портвейныча. Современные авторитетные виноделы говорят, напротив, что никогда за всю историю портвейн не обладал такими выдающимися характеристиками, как сейчас. О филлоксере: прекрасную статью написал Михаил Бабинский (на ресурсе Why Why Wine‎ ). Привожу полностью.

Филлоксера

«Если отмечать главные вехи в истории вина, 1863 год будет одним из определяющих моментов. Именно тогда появились первые сообщения, что на европейских виноградниках обнаружили насекомое Phylloxera vastatrix или филлоксеру — опустошителя, который навсегда изменил лицо мирового виноделия.

Это маленькое насекомое, разновидность желтой корневой тли из отряда равнокрылых, длиной 1-3 мм имеет необыкновенно сложный жизненный цикл в виде многочисленных форм, включая мужские и женские личинки и различные крылатые состояния. Она может взбираться на растения, перелетать с одного на другое, зарываться под корни лозы. Она легко адаптируется: крылатые формы распространены в Северной Америке, но это насекомое может прекрасно существовать и без крыльев в другой обстановке. Она чрезвычайно плодовитая, потомство появляется чаще, чем раз в месяц. За год жизни на винограднике рождается и умирает множество поколений. 

Те формы насекомого, которые зарываются под корни, особенно любят виноградную лозу. Используя длинный хоботок, тля высасывает сок растения и впрыскивает токсины. Пораженный корень засыхает и отмирает, оставляя виноградную лозу без питательных средств. Зеленые листья становятся желтыми, увядают и отпадают. С лозы на лозу насекомые переползают через трещины в почве, переносятся по ветру или людьми за счет прилипания к обуви, инструментам и механизмам, по оросительным каналам или вместе с корневищами.

Если филлоксера облюбовала лозу, то рано или поздно растение погибнет. Хотя летальный исход не всегда наступает по вине этой тли: когда со временем давление растительного сока в лозе падает, филлоксера покидает это растение и переходит к новому, свежему. А вот поврежденная лоза — отличная мишень для различных вирусов, грибков и болезней. В результате ослабевшее растение в конечном итоге погибает. Своевременно распознать признаки появления этого вредителя чрезвычайно трудно. Заметить, что на винограднике появилась филлоксера, можно только, когда лозы начинают увядать и темнеть. Но это означает, что им уже нанесен серьезный вред.

До своего турне по Европе филлоксера существовала уже многие тысячи лет. Район ее обитания находился в Северной Америке между Восточным побережьем и Скалистыми горами. Тля питалась корнями и листьями местных, аборигенных сортов Vitis, у которых за многие тысячи лет эволюции выработалась невосприимчивость к этому насекомому. Так они и сожительствовали вместе — американские сорта винограда и филлоксера. И продолжалось бы оно так и дальше, если бы не любопытство людей и их страсть к экспериментам.

Подробнее…

7 Янв
2014
Опубликовано в: Он, родимый
От    1 комментарий

Рождество с Graham’s : портвейн под ёлочкой

Ну вот, наконец, и Рождество Христово! Тихий, светлый, семейный праздник, который окутывает всех любовью, высшими, неземными смыслами и радостью. Андрей Портвейныч помнит этот праздник чуть ли не с колыбели, потому как, несмотря на безбожную эпоху советов, традиции в семье блюли.

В компанию всяких вкусностей, заботливо приготовленных дражайшей половиной, собственноручно и в соавторстве тож, было решено откупорить — по случаю праздника — десятилетку тони от Грэмс (Graham’s). Я и сам люблю тони, а супруга моя более, чем остальные портвейны, поэтому откупорили – и не пожалели! О, этот орехово – медово – фИговый эфир, струящийся из бокала! Водишь носом вверх и вниз, как заправская гончая, внезапно почуявшая батальон зайцев в шаговой доступности. То есть немного обалдеваешь, после второго бокала уже расслабляешься и впадаешь в состояние сытой неги. Ведь не только портвейном богат Рождественский стол! Начинаешь всех любить. Да, да, да — на расстоянии, но и что же? Это же не каждый день такие высокие чувства касаются уже огрубевшей в житейском плавании души? Ведь ты такой себе нравишься, правда? Да-с, истинная правда. Нужно ещё налить…

Вкус у этого тони очень богатый, цвет уже уплывает в янтарные тона, но ещё сохраняет коньячный оттенок. Финиш долгий, послевкусие приятное. Хотя, надо признать, 10 лет – не 20. Вот там тони становиться настоящим тони, зрелым, пышным. Умолчим про 30 и 40 лет… С чем же бочковой Graham’s 10 years old Tawny port подружился?

Был у меня кусочек обычного голубого noname сыра – с ним было хорошо. С десертиком – фруктово-сметанным желе — тоже хорошо. Как ни странно, очень подружился портвейн с яйцами, фаршированными белыми грибами. Неплохо с горьким шоколадом и миндалём. Всё десертное – хорошо, в той или иной степени.

Наступили святки, радостные Рождественские деньки. По-хорошему в этот период по домам и дворам ходят ряженые, группки детей с Вифлеемской звездой, поют Рождественские колядки: всем радостно. Ну а я вам Рождественский стишок расскажу, вот. От Дмитрия Пригова:

29 Дек
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    4 комментария

Праздники продолжаются: на столе портвейн великого года!

Год 1994… Последний «классический», или выдающийся винтаж ХХ века. Прошло почти 20 лет с тех пор, как было создано это вино. Итак, на столе «Warre’s» 1994, и мы с моим другом Максимом решительно, но с волнением приступили к дегустации.. Декантировали заранее, как положено. Осадка оказалось довольно много. Цвет у портвейна уже не такой чернильно-рубиновый, но всё ещё тёмный, красивый.

Это очень «фруктовое» вино. На меня из бокала накатывали волны ежевики и ещё чего-то ягодного. Вишня или лакрица? Распробовав винтаж как следует, мы с Максимом поняли, что имеют в виду, когда говорят «отличная структура», «превосходный баланс» или «комплексность». Надо сказать, однако, что вино уже не было таким ярким, как молодые винтажи, но вот неизреченная гармония вкуса, которая ощущалась явно, сразу обозначала великий 1994 год.

Зима 1993/1994 была очень влажной, осадков выпало почти в два раза больше, и виноделы с оптимизмом стали считать деньки и наблюдать за погодой. Влага, которой напиталась почва зимой и весной, вызвала энергичный рост лозы тёплой весной. Майские дожди во время цветения стали причиной небольшого урожая – это тоже хорошо. Лучше меньше, да лучше! Лето было тёплым, но экстремально жарких периодов не было. В сентябре покропил небольшой дождик, но не навредил, как бывает во время сбора урожая, а скорее освежил ягоды.

Сбор урожая в долине Доуру начался как обычно – около 20 сентября, а на кинте Cavadinha, откуда происходит винтажный портвейн «Warre’s», 29 сентября, но это почти всегда так, с опозданием в недельку. Портвейн находится сейчас в оптимальном для употребления сроке выдержки. Отличный, элегантный винтаж, один из лучших у «Warre», а по баллам 93-95. Хранить можно пару десятилетий с гарантированно красивым старением.

Кстати, мы пробовали его в компании нескольких сыров, орешков, шоколада и даже нежнейшего стейка – и не могу сказать, что из перечисленного составило бы идеальную пару. Мягкий сыр типа камамбер лучше других подчёркивал достоинства винтажа, как нам показалось.

Я вспоминаю этот год в своей жизни. Странно, в 1994 я достиг самых вершин своей профессиональной карьеры, был окрылён новыми идеями и полон планов, но именно в этом году зародились невидимые тогда зёрна грядущих падений… Ну что же тут удивительного? Ничего. Удивительно сейчас воспринимать пережитое благодушно-философски – а бокал хорошего портвейна, доложу я вам, ох как хорошо способствует такому восприятию!

26 Дек
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Праздники стартовали!

И на высокой ноте, доложу я вам! Любуясь в окошко мигающими огоньками машин, уносящихся московским вечером в сторону Севастопольского проспекта, ваш покорный слуга, будучи в гостях у своего друга Максима, начал праздничный забег-заплыв с поздравления всех католиков планеты под бокал LBV 2007 года от Quinta do Noval. Портвейн Новаль всегда интересно продегустировать!

На повестке дня стоял один существенный для миллионов вопрос: а вот отчего бы не унифицировать календари и отмечать Рождество Христово вместе с католиками, начиная с сочельника вечером 24 декабря и далее до 2 января, как собственно было до советской власти (чтоб её…)? Всё было бы логично: 19 декабря Никола зимний, то есть Николай Угодник, он же Санта-Клаус, он же просто Санта: уже может смело радовать детишек в компании оленя Рудольфа или местных снеговика, зайца, Снегурочки…

А дальше, а дальше сочельник, семья, оплывающие свечи и тихая радость. Праздник !!! Ну а потом разгуляй, от 25 до … первого января включительно, конечно. Не фашисты ведь. И Новый Год уже как-то хорошо вписывается, уже в устало – похмеляторном режиме. Можно и в компании оторваться перед рабочими буднями!

А у нас праздники похожи на алко-графики у Венички. Альпы в чистом виде. Начало – уже. Окончание фестиваля просматривается 14 января, у некоторых 19-го, на Крещение.

Портвейн, кстати, под разговоры активно убывал в бутылке, знаменуя лихой старт всё-таки этих длинных, наших праздников. Очень мощный, яркий портвейн! Кинту Новаль представлять не нужно, это родина первоклассных вин, в том числе и самого знаменитого и баснословно дорогого винтажа National. Цвет вина тёмно-гранатовый, а букет поражал разнообразием ярких тонов фруктов, шоколада и пряностей. Послевкусие длиннющее. Вино как будто продолжало кататься под языком. Вкусно! Есть и умеренная сладость, не забыты танины – однако всё сбалансировано.

По субъективной шкале Андрея Портвейныча 6 баллов и хочется ещё плюсик накинуть! Ах да, забыл: этот LBV бутилируется без фильтрования или какой-либо очистки. Как винтаж. Натуральное вино, способное созревать в бутылке. Осадка, кстати, было совсем мало – ну так и 2007 год, всего то несколько лет прошло…

Кстати, Quinta do Noval была в числе пионеров, выпустивших LBV на рынок на рубеже 50-60 годов ХХ века. По моему мнению, LBV — самый лучший тип портвейна по соотношению цена/удовольствие! Вино изготавливается из винограда кинты, никаких сторонних поставщиков или удалённых виноградников.

Зреет в бочке обычно 4, иногда 5 лет, после чего бутилируется и поступает в продажу. Виноделы кинты нежно прозвали этот портвейн Baby Vintage. Младшенький, мол. Кстати, известнейшая британская газета The Telegraph рекомендовала его как один из лучших вариантов на Рождество 2013! Вторым была 20-летка тони от «Taylor’s». Праздники продолжаются, а я поздравляю всех празднующих Рождество и гадаю: какой ещё портвейн ждёт меня?

21 Дек
2013
Опубликовано в: Он, родимый
От    Нет комментариев

Портвейн и Полтинник

Ах, друзья мои! 50- летний юбилей это, что ни говори, круглая дата. А в человеческой жизни это своего рода рубеж, который переходят с удивлением и благодарностью (большинство) или с горечью и страхом (всё-таки меньшинство). Или нечто посередине…

Знаю только, что у человека, дожившего до полтинника или около того, появляются удивительные отношения со временем. Оно ощущается, уже виден его масштаб, его неравномерная текучесть. Время становиться личным – «моё» и «их». Прошлое начинает то улыбаться, то непрошено скалиться из тумана — не из вчера, а из другой страны, в которой ты будто жил когда-то. Или не ты? Вот тот патлатый и джинсатый школьник с магнитофоном «Весна» в худых руках, на маленьком нерезком чёрно-белом снимке – это ты? Или не может быть? Время смотрит на тебя лицами твоих сверстников, и ты начинаешь не любить своё отражение. Думаешь: «я, наверное, как они, но не такой». Глупый протест! В шкафу тихонько постукивают костями семейные скелеты. Лет десять назад не беспокоили, тихо сидели, а теперь нет. Да ведь это же твоих рук дело и шкаф твой – теперь встречай компанию. Научат тебя ночным мыслям типа «Ах, ну зачем я тогда не …» — и щемяще сосёт под ложечкой. Вздыхаешь. Удивительно то, что прожил полвека. Что прошло полвека. Что тебя терпели полвека. Хочется свести дебет с кредитом: не сводится, зараза. Это хорошо, значит, есть смысл жить дальше.

А юбилей можно отметить, отчего ж. Тут вот какое дело – насчёт подарка юбиляру. Ну, чтобы по душе и символически было, а под это дело хорошо подходит вино одного с юбиляром года рождения. Портвейн на юбилей – отличный вариант. Но есть некоторые сложности.

Выбираем портвейн на юбилей

Возьмём, например, винтажный портвейн. Известно, что винтаж декларируется массово всего раза три в десятилетие – так статистика утверждает. В оставшиеся годы отдельные производители решаются на декларацию, только если на их кинтах уродится действительно стоящий урожай отличного качества. Принцип микрорегиона работает. Возьмём 60-е годы, потому что сейчас полтинник отмечают родившиеся в ту весёлую эпоху. Выдающихся винтажа два: 1963 и 1966, чуть похуже 1967. Что касается 1964 и 1965 – беда. В 1965 только один производитель декларировал: «Wiese & Krohn». В 1964 ситуация была чуть получше, однако потенциал хранения у винтажей этого года оказался невелик. Даже Noval National 1964 уже на излёте своих качеств. Получается, с винтажами для граждан 1964-1965 г.р. полный провал…

Остаются колейты – старые бочковые портвейны одного урожая и высшего качества. Найти можно кое-что, например для 1964 года есть в продаже тот же «Krohn», «Quinta do Noval», «Kopke»… Но это искать нужно, разбираться нужно, а что делать потребителю, который не хочет или не имеет времени на изучение вопроса? Или для тех, кто считает, что «Kopke» недостаточно статусное вино? Есть и такие.

Но вот у людей из группы компаний «Flatgate Partnership» родилась здравая мысль выпускать 50 летку с датой урожая, то есть колейту, на регулярной основе – ежегодно, а начать решили с 2014 года. Датированные тони бывают до сорока лет условно, но там купаж разных лет. На этикетке пятидесятилетнего «Taylor’s» написано «ОЧЕНЬ СТАРЫЙ ПОРТВЕЙН ОДНОГО УРОЖАЯ» (имеется в виду 1964).

Портвейн будет выпущен в количестве 2000 бутылок, каждая упакована в деревянный ящичек. Стоимость ожидают около 200 Евро. Адриан Бридж, владелец и управляющий «Taylor’s», говорит, что у Дома на складах имеется внушительный запас старых бочковых портвейнов выдающегося качества, что позволит ежегодно делать такие релизы. Интересно, что в классификацию портвейна проникает термин, более типичный для виски и коньяка — «Very Old» — очень старый. Хм, так всё-таки получается, что 50 лет — это очень старый? Или нет ещё?

15 Дек
2013

Портвейн Quinta do Bomfim

Почти год назад я делился своими восторгами, сопровождавшими меня во время пития винтажного портвейна «Dow’s» 2000. Я и сейчас помню этот вкус, букет и свои эмоции — особенно. А вот о самом бренде «Dow’s» я как-то не очень и упоминал на блоге, может за исключением того, что это одна из самых выдающихся марок портвейна и что такое сокровище принадлежит Симингтонам. Так-с, обещаю это безобразие исправить (я имею в виду не права собственности Симингтонов, а свои упущения) и рассказать о «Dow’s» самым подробнейшим образом. А начну, пожалуй, с кинты Бомфим, потому что портвейн Dow’s, прежде всего винтажный, рождается на этой кинте.

старые террасы на кинте

История кинты не так уж глубока. Известно, что она была куплена и обустроена Джорджем Уорре в середине 1890-х, который в те времена владел Домом «Silva & Gosens»: собственно им принадлежал бренд «Dow’s». Ещё с начала ХХ века члены семьи Симингтонов были причастны к деятельности «Silva & Gosens», а с 1961 года получили полный контроль над этим бизнесом и брендом «Dow’s».

Кинта расположена в регионе «Cima Corgo», имеет ориентацию на юго-запад, виноградники получают «правильное» освещение в течение дня, перепад высот виноградников 120-340 метров, но угол подъёма довольно плавный. Есть некоторые особенности. Участки на кинте в основном засажены каждый своим сортом винограда, который во время сбора урожая винифицируется отдельно. Сорта созревают по разному, и сбор каждого на пике своих качеств даёт наилучший результат. Логично, да?

Основные сорта винограда таковы: Touriga Franca (30 %), Touriga Nacional (21 %), Tinta Barroca, Tinta Roriz и старые смешанные лозы. Возраст: две трети лоз 20-30 лет, одна треть 30-40 лет, есть и более молодые посадки, но их немного. «Главные» виноградники расположены внизу склонов, что также является особенностью. Виноградари активно экспериментируют с сортами, агротехническими приёмами и методами производства вина (есть «микровинификаторы» из стали). Как не странно, целью всего этого является не открытие чего-то нового, но поиск способов сохранения старого: реноме винтажей «Dow’s». Это же звезда первой величины… Всего площадь кинты 61 гектар, под лозой 49 га.

На кинте расположена большая винодельня, это один из крупных центров у Симигтонов, где производится до 40 % их портвейнов. На винодельне установлены 11 автовинификаторов из стали и 25 емкостей – из бетона. Во время сбора урожая эти мощности могут произвести до 10000 пип вина (700 000 коробок) – не только с кинты Бомфим (344 пипы в 2010 году), но и с других окрестных владений Симингтонов, плюс винодельня перерабатывает урожай сторонних хозяев, больших и малых. Часть объёмов давальческие, а часть покупается Симингтонами.

Преимущества и недостатки автовинификации обсуждаются уже лет 50. Сильные стороны — это большие объёмы, хороший контроль (особенно температуры) и стабильность процессов производства вина, а ещё более эффективная экстракция красящих веществ из кожуры винограда – то есть того, что определяет густой цвет портвейна. Вроде бы какие-то крохотные объёмы лучшего из лучших материала делается по старинке в лагарах – но это непроверенная информация.

Портвейн Bomfim

Неукоснительно соблюдается правило: классический винтаж «Dow’s» всегда приоритетен. В годы, когда классический винтаж не декларируется, то есть когда качество урожая не столь высокое или количество пригодного высококачественного винограда невелико, выпускается винтаж кинты: «Quinta do Bomfim» — практически каждый год.

Первый портвейн категории Single Quinta Vintage Port был произведён из урожая 1978 года. Мнение таково: «винтажный потвейн Бомфим всегда уступает винтажу «Dow’s», потому что у последнего больше свобода купажа лучших лотов из лучших хозяйств, а портвейн категории Single Quinta ограничен в выборе лотов одной кинтой. Но винтаж Бомфим часто лучше классических винтажей других брендов». Поверим, потому что мнение подкреплено авторитетом и талантами Симингтонов. (иногда я ловлю себя на мысли, что поры бы им уже проставиться Андрею Портвейнычу за все эти дифирамбы чуть ли не в каждом посте. Разумеется, портвейном.).

Годы винтажей: 1978, 1979, 1980, 1982, 1984, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1992, 1995, 1996, 1998, 1999, 2001, 2002, 2004-06, 2008-2010.

В чём же вкусовые различия винтажей «Dow’s» и«Quinta do Bomfim», за исключением того, что последний дешевле на 30-40 %? Вроде бы основа и там и там из одного места и на той же винодельне теми же людьми делается. Джеймс Саклинг считает, что портвейн «Quinta do Bomfim» лишён той комплексности, которой обладает «Dow’s». Комплексность – довольно трудно определяемый критерий, так сказать гармоничность сочетаний вкусов и ароматов вина. Это как в оркестре: отдельно могут быть хороши струнные, или фагот, но комплексность, это когда весь оркестр играет слаженно. Андрей Портвейныч эту самую комплексность улавливает только тогда, когда не заметить её сложно – у очень качественных и дорогих портвейнов: к сожалению, дегустационный опыт невелик.

Сходство же этих портвейнов в том, что они чуть суше по сравнению с винтажами других хозяйств. Это результат чуть более растянутой по времени ферментации: большее количество сахаров сусла превращается в алкоголь. А ещё общая черта – в чёрном и строгом оформлении бутылочных этикеток. Как чёрный лак рояля, как чёрный Роллс-Ройс или безупречный фрак. Одного класса вещи…

7 Дек
2013

Портвейн старых террас

Недавно бродил по интернету и наткнулся на один из сайтов любителей бонсаи – миниатюрных деревцев. С удивлением узнал, что даже из виноградной лозы делают бонсаи. Лет тридцать назад бонсаи были в моде – хотя информации о них совсем не было. Это казалось удивительным явлением, тонкой красоты. Потом мода сошла на нет – занятие бонсай требует невероятного терпения и скрупулёзности на протяжении многих лет, а это мало у кого осталось, только у фанатов, у которых это занятие созвучно их характеру, я думаю. Недаром сами японцы считают, что бонсай – это удел пожилых людей, у которых есть время на созерцание, есть мудрость и терпение…

Глядя на довольно – таки мощное растение (пусть и маленьких размеров), растущее буквально в двух горстях земли, поневоле поражаешься. Вот уж, воистину, красота через страдание: и я бы не сказал что это исключительно японская средневековая эстетика. «Страдание есть сила, творящая изумруд из глины и алмаз из угля» — византийские, и не только, богословы, отполировали эту идею до совершенства в своих многочисленных трудах.

Но вернёмся к растениям. Так же, как карлик бонсай испытывает рукотворную стеснённость в росте, так и виноградная лоза на склонах благословенной Доуру растёт в условиях балансирования между жизнью и смертью… Сами посудите: летом – температуры за +40, дождей бывает в некоторые годы всего три капли в жаркое время года, палящее солнце и буквально щебёнка вместо почвы -сланец. Представили? Растения вырастают коренастые, с гигантской корневой системой для добычи влаги, ягод бывает всего пару небольших гроздей на кусте. Но какого качества! И какое вино получается из этих гроздей! Портвейн рождается в муках, как и всё хорошее. Вот вам и красота через страдание.

Главная проблема в этом засушливом регионе – это влага. Издавна виноградари старались удержать дождевую воду на склонах, а сделать это можно при помощи террас, которые также делают удобным уход за растениями и сбор урожая. Обустройство системы террас — дело жутко трудоёмкое, долгое и дорогое даже сейчас. Самым старым типом остаются socalcos нескольких типов.

высадка виноградной лозы на террасах

Ширина таких террас бывает от трёх до шести-семи метров, на которых кусты растут максимум в четыре ряда – в зависимости от угла склона горы: чем круче, тем меньше рядков – до одного. В 19 веке нашествие филлоксеры произвело такое опустошение, что до сих пор иногда встречаются запущенные socalcos. После нашествия подлой тли террасы новые террасы стали строить более широкими – до десяти рядов лозы (плотность 5-6 тысяч кустов на гектар). Сегодня доля socalcos в регионе составляет около 50 %.

В 60 годах ХХ века ручной труд стал дорог, а руки камнетёсов крайне дефицитны: на смену им пришли бульдозеры и, как следствие, другой тип террас – patamares. Отличаются от традиционных быстротой «изготовления» и отсутствием подпорной стены, что иногда приводит к эрозии.

Плотность посадки на таких террасах – 2400 -3500 лоз на гектар. Достаточно широки, чтобы позволить мелкой технике проезжать между рядами для ухода за растениями — опрыскиванием и тому подобное.

Кстати, когда-то такие тракторочки — тарахтелки делались для этих целей Ламборджини. И то правда, ведь не за брюквой ухаживаем! В конце 70 и начале 80 годов прошлого века с подачи Дома «Феррейра» и ребят из «Рамош Пинто» начались эксперименты с устройством вертикальных посадок рядками по склону — vinha ao alto. Преимущества: дёшево, плотность до 5000 лоз/га, виноградники пригодны к механизации.

Надо сказать, что такие эксперименты, пусть и удачные, возможны только на склонах гор до 35 %, что в регионе встречается не часто. На рисунке из свежего издания книги Ричарда Мэйсона «Port and the Douro», которой Андрей Портвейныч недавно пополнил свою порт-библиотеку, можно визуально сравнить все эти типы террас (хотя лучше поехать и разобраться на месте, чего уж).

Портвейн «Graham’s» The Stone Terraces 2011 Vintage 

Террасы на склонах Доуру воспринимаются как аутентичный устойчивый визуальный образ, я бы сказал, почти бренд. Башковитые маркетологи не могли этого не заметить, конечно. В доме Graham решили «обыграть» своего рода артефакт кинты Мальведуш – два старых виноградника и создать «легенду» под портвейн, с них произведённый. Речь о винтаже 2011 года, который у «Graham» пошёл дуплетом – просто винтажый портвейн и «The Stone Terraces 2011» — «Винтажный Портвейн Каменных Террас 2011». Напомнило, однако: «Мускат белый Красного Камня» — эту марку назвали в 1944 так, потому что виноград рос на известняковой скале с красноватым оттенком, так и называлась – Красный Камень.

На кинте Мальведуш, сердце портвейнов «Graham» есть два участка со старыми террасами. Первый (№ 43) построен в 90 годах XIX века и назван был Порт-Артуром (на фото). Да-да, в честь того самого. Тогда это название было «на слуху». Стены террас (их всего 11) огромны и гармоничны. Мастерство каменщиков – во всей красе, это же нужно не просто всё ровно сложить из необработанных кусков камня, но и предусмотреть множество хитростей — уклоны, стоки, ступеньки… Второй участок со старыми террасами — «Vinha dos Cardenhos», размером в полгектара, имеет форму амфитеатра. Оба участка засажены преимущественно Touriga Nacional, лоза идёт в один рядок.

Выход ягод крайне мал – не более килограмма с куста. Участки ориентированы на восток и север, каменные стены террас абсорбируют тепло солнечных лучей и потом медленно отдают его растения, что приводит к медленному и деликатному созреванию ягод, которые дают вину больше аромата. Пол Симингтон сказал, что интенсивность букета портвейна так высока, что понравиться «не каждому». Пошутил так.

Henry Shotton, винодел кинты, каждое утро внимательно наблюдал созревание ягод в сезон 2011 года и заметил некую необычность вкуса и немыслимое качество ягод (специалист сразу видит потенциал). Опыт и интуиция подсказали, что может получится исключительное вино. Звёзды сошлись. Было принято решение винифицировать урожай с этих участков отдельно от собранного на остальных участках кинты. Так и родился The Stone Terraces 2011 Vintage Port, который подпадает под категорию Single Quinta Vintage Port.

Было сделано всего 250 коробок (3000 бутылок, каждая пронумерована) этого портвейна. Исключительно яркий портвейн с выраженными танинами и пурпурно-чёрным цветом. В букете доминируют фиалки, мята и чёрная смородина. Мощное и элегантное вино.

1 Дек
2013
Опубликовано в: Португалия
От    Нет комментариев

День восстановления независимости Португалии

Отмечается 1 декабря и нам, любителям благословенного напитка земли Португальской, не грех разделить главный праздник — O Dia da Restauração da Independência — с жителями этой далёкой и красивой страны. Обратим свой взор во времена былинные. Худо, очень худо, доложу я вам, приходится маленькому народу в тени могучего и агрессивного соседа (а ещё хуже – двух). Так и маялись португальцы с испанским соседством на протяжением многих веков, хотя было по разному – то мирились, то ссорились, но всё же калибр соседей был не равен… не тот. Недаром хитрые португальцы подружились с вечными испанским соперником — Британией – для баланса, и не без помощи портвейна, кстати.

Если коротко, дело было так: в 1580 году испанский король Филипп II завладел португальской короной, в результате унии сама Португалия и (самое сладкое) её колонии перешли к испанцам. Этих грандов, идальго и всяких кабальерос так раздуло от собственной крутизны (ещё бы – такие владения, помимо своих), что толковый колониальный менеджмент был сразу же заброшен. В итоге проиграли все, кроме британцев и голландцев, которые потихоньку стали отщипывать территории в свою пользу.

На радостях испанцы обложили португальских братьев непомерными налогами, чтобы те «не расслаблялись». В Португалии дела пришли в упадок, что местным парням, страдающим ностальгией по тучным временам, пришлось не по нраву. Испанцы сделали ещё одну глупость – сильно прищучили марранов (местных крещёных евреев), ибо хотели поживиться их добром (это главное) и винили евреев во всех бедах (это вторичное).

Кстати, великий Диего Веласкес происходил из семьи португальских марранов и творил аккурат в описываемое время. Марраны вынуждены были уносить ноги, отчего в экономике и финансах дела пошли ещё хуже. Последовала череда восстаний и бунтов, которые получили название войны за независимость (1637—1668).

Началось всё с восстания в Эворе 21 августа 1637 года, а закончилось дворцовым заговором.

«Утром 1 декабря 1640 г. без четверти девять заговорщики встретились у дворца; четырьмя группами, с оружием в руках, они вошли во дворец, быстро справившись с охраной. Из защитников дворца один был убит и трое ранены. Заговорщики между тем прошли во внутренние покои и предложили наместнице Маргариде отречься от должности. Понимая, что сопротивляться бесполезно, Маргарида вынуждена была уступить. Ее помощник и фаворит, португалец Мигел де Вашконселуш, однако, не был пощажен: его труп тут же выбросили из окна дворца на площади. Маргарида отдала приказ кастильскому гарнизону крепости Сан-Жорже сдаться. Заговорщики, выйдя на балкон, а затем и на улицы Лиссабона, провозгласили Жоана Брагансского королем Португалии – Жоаном IV.

Возбужденные известием о перевороте и провозглашении нового короля, лиссабонцы высыпали на улицы. Заговорщики пытались удержать толпу от беспорядков и бесчинств. Архиепископ Лиссабона с распятием объезжал улицы города, призывая к порядку. Надо признать, что это почти удалось. Были сожжены лишь несколько домов – нелюбимого народом епископа Лейрии, братьев Мигела де Вашконселуша.

Через три дня Жоан въехал в Лиссабон в сопровождении нескольких всадников. С первых же часов новой жизни, еще до коронации, он был вынужден заботиться прежде всего о защите королевства. В Эвору, Элваш, Алгарве были посланы верные люди для организации обороны на случай нападения соседней Кастилии. 15 декабря 1640 г. в Лиссабоне состоялась пышная церемония коронации Жоана IV. Город единодушно приветствовал своего короля».

Эта длинная цитата – из книги О. И. Варьяш, А. П. Черных «Португалия: дороги истории»; занимательный экскурс в историю страны, изложенный доступным языком. К сожалению, никак не могу раздобыть бумажный вариант этой книги – пользуюсь электронной версией – есть в сети, поищите – рекомендую. Ну что же, а чем же Андрей Портвейныч солидарно сбрызнет праздничную дату? Догадайтесь с трёх раз! Нет, с двух…

Новинки от Дома «Graham»

Prince William and Kate Middleton with babyВсе помнят, сколько шума в Великобритании (и не только), создала молодёжь из Виндзорской династии, а именно принц Уильям и его Катенька, Кэтрин, то есть, родив 22 июля младенца, который в очереди на престолонаследие занял почётное третье место. Назван был принц-малютка так: Джордж Александр Луи Кембриджский. Для сверстников – просто Жора. Шучу, потому что мне как-то ближе калька с английского Георг.

Эпоху рождения и расцвета портвейна, кстати, называют «Георгианской», а не «Джорджианской». Конечно, верноподданные Её Величества такой радостный случай не обошли производством чего угодно, но обязательно памятного. Я помню, в эпоху Брежнева тоже этим увлекались – всякие там памятные медали, значки и марки и т.д. Но это было простительно, поскольку почти всё Политбюро было поражено склерозом. Думаю, что некоторые памятные даты, о которых так часто напоминали большевики, вовсе следует забыть и не вспоминать.

Вернёмся, однако, к портвейну: дом «Graham» выпустил по случаю колейту 1982 года. На этикетках пишут  «Single Harvest Tawny Port» — это и есть as492portoопределение колейты – то есть бочкового портвейна одного урожая, но кроме того, отборного. До розлива вино покоилось в бочках под неусыпным оком Симигтонов – владельцев и виноделов, которым принадлежит «Graham».

Чарльз Симингтон отобрал всего лишь 4 бочки для этого вина, из которых получилось около 4 тысяч бутылок. Портвейн предназначен в основном для британского рынка, но какая-то малая доля попадёт в Португалию и другие страны. Кроме обычных бутылок, выпущено несколько гигантов по 4,5 л., т.н. Jeroboam’ов и упакованных в дубовые ящички. Все бутылки пронумерованы, кстати.

Не могу не восхитится дизайном, особенно сочетанием густо-чайного цвета  портвейна и бирюзового в этикетке и упаковке… О букете: с нотами ванили, ирисок и айвы, в сочетании с экзотическими специями, таких, как корица и мускатный орех. Вкус бархатистый и элегантный. Оттенки мёда, изюма и карамели сбалансированы основой апельсиновой цедры и обрамлены шелковистыми танинами. Что по деньгам? Не знаю… Лимитированые серии премиальных колейт дороги… Наверное, сотни 2-3 фунтиков за бутылку в Британии, а может и больше.

Шоколад

Знающие сладкоежки утверждают, что в Порту следует ехать не только за портвейном, но и за шоколадом. Об одном производителе – «Аркадии», я уже писал; теперь хочу поведать о «Chocolataria Equador». Молодая фирма, совладелица которой по имени Тереза, ко всему прочему, дизайнер, и благодаря её великолепной дизайн-концепции самих изделий, упаковки, интерьера в стиле 40-50-х годов побуждают распахнуть кошелёк as493portoнемедленно.

Но это всё внешнее, но главное — это качество, и тут всё на высоком уровне: разумеется, только ручная работа и тщательно отобранное сырьё, похоже, эквадорское. «Chocolataria Equador» была замечена в дружбе с Домом портвейна «Рамош-Пинто», который в представлении не нуждается, и вот теперь – специальная работа для «Graham» — шоколад, изготовленный с портвейном и для портвейна. Один из самых ходовых портвейнов Дома, «Six Grapes»,  каким-то образом использовался, да. Тайну рецепта ведь никто не откроет.

Сам шоколад явно не предназначен для раздачи в ходе промо-акций направо и налево. Не тот уровень, больно хорош, а ведь шоколад отлично дружит с портвейнами!  Адрес магазина «Chocolataria Equador» в Порто: Rua Sá da Bandeira 637 и вроде бы есть второй магазинчик на Rua das Flores 298.

17 Ноя
2013

Награда нашла героев…

Сколько же всего вин производится на планете? Никто не скажет – сотни тысяч, наверное. Как потребителям и торговцам ориентироваться в этом море изобилия? Как производителям выстраивать политику ценообразования а нам, покупателям, платить справедливую цену за качество? Ответ, отчасти, таков: достижению этоих целей служат международные винные конкурсы.

Среди множества конкурсов, проходящих во многих странах, одним из самых авторитетных и масштабных является The International Wine and Spirit Competition (IWSC), учреждённый британцами (кому как не этим любителям спорта создавать конкурсы и соревнования). В конкурсе принимают участие огромное количество образцов вин из почти сотни стран. Основа конкурса – беспристрастное судейство. А судьи кто? Да можно сказать те несколько сотен людей, которые лучше остальных семи миллиардов разбираются в винах – это и эксперты, и прославленные виноделы, винные критики, журналисты, преподаватели…

Образцы вина оцениваются вслепую по системе, исключающей лоббирование и жульничество. Оценка происходит по 100 бальной шкале, но даже средненькое вино неизвестного винодела заслужит уважительное отношение и соответствующую оценку, то есть конкурс – это вовсе не ярмарка тщеславия, а скорее определение стандартов качества по отношению к наилучшим образцам вина.

В 2013 году в категории креплёных вин награду «Gold Outstanding» получили Graham’s 10 Year Old Aged Tawny, Kopke Porto Colheita 1937, Krohn Porto Colheita 1982. Просто золото: Ferreira Duque de Braganca 20 YO (это неудивительно, я писал об этом портвейне здесь), и Sandeman 30 YO Tawny Port. Обратили внимание? Ни одного винтажа в «золотой зоне». Есть удостоившиеся серебра, но и там не густо, большей частью колейты и тони, LBV. О тони Дома Сандеман я также упоминал – этот производитель в совершенстве владеет искусством производства старых бочковых портвейнов.

старый тридцатилетний бочковой портвейн тони Сандеман

Стоит ещё раз напомнить, что цифра на этикетке выдержанных тони – 30 лет, к примеру, означает не столько средний возраст лотов портвейна, составивших этот купаж, а скорее некий стиль портвейна – «то, каким должен стать портвейн, проведший в бочке 30 лет» в представлении винного мастера и традиций производителя.

Иными словами (уж простите за грубую аналогию) если конструкторы с дизайнерами планируют сотворить спортивный суперкар, то они представляют агрессивный дизайн, центрально-моторную компоновку, с двигателем, расположенным за сиденьями, огромную скорость, сумасшедшую цену, люксовую отделку и престиж – всё, что составляет понятие «суперкар», стиль «суперкар», но не механическую сумму всего вышеперечисленного. Во многом, все эти Ламборджини, Лотусы и Феррари похожи, но тем не менее не спутаешь одного с другим. Так же и у старых тони.

Купаж Сандеман 30 был составлен из лотов от 25 до 40 лет бочковой выдержки, пропорция, правда, не известна. Янтарно – золотой цвет с ароматами кураги, мёда и пряностей, фундука. Алкоголь 20 %, сахар 120 г/л. Сервировать при температуре 14-16оС, и это правильно – Андрей Портвейныч считает, что тони лучше охлаждать а потом греть в руках – как виски или коньяк – и ловить носом благоухающие волны, источаемые вином. Закатывая глазки, если портвейн хорош, а как же. Кофе, сигара и сладости – десертики (выпечка) послужат этому портвейну хорошей компанией. Но не только они. Гораздо лучше – приятные собеседники и неспешный разговор.

Коктейль с портвейном

Вот странно, практически никогда не упоминал на блоге о коктейлях. Во-первых потому, что Андрей Портвейныч во многом пурист, и не любитель смешивать напитки. Во-вторых, опыт махонький – наверно есть на свете вкусные коктейли, но я их не пробовал. В третьих – обида. Да-да. Исторически мода на коктейли, возникшая в Америке в 20-30 годах среди молодёжи и быстро распространившаяся по всему миру, сильно подорвала рынок портвейна. Смотрели «Великий Гэтсби» с Леонардо ди Каприо? Сцену мегавечеринки в его мегапоместье? Ну где там место неспешному смакованию доброго портвейна? Коктейли, чарльстон, фраппирующие шлюшки, россыпи громыхающего джаза… Хорошо зажигали; смею утверждать, что до нынешних времён такого масштаба не было. Что там Ибица или Казантип – жалкое и безвкусное подобие. Молодёжь артдекошной эпохи отвергала стиль жизни и привычки отцов, что обычно происходит с послевоенным поколением. Всё повторилось через 50 лет — с революцией хиппи и рок-н-ролла…

Дом Сандеман предлагает простой рецепт коктейля, который может составить каждый: налить в шейкер порцию 20 летнего хорошо охлаждённого тони Sandeman и плеснуть туда немного 12 летнего шотландского виски (объём не указывают). Смешать и разлить по бокалам, украсив коктейль стружкой из апельсиновой кожуры. Наверное, вкусно будет. Мой совет: аккуратнее с виски! Не пользуйтесь островным, слишком торфяно – креозотовым, а то весь вкус перебьёт.

10 Ноя
2013

Винтажный портвейн родом с красивой кинты

После того, как в 1989-1994 кинта do Vesuvio полностью перешла в руки семьи Симингтонов, новые владельцы решили эксплуатировать её возможности и позиционировать продукцию несколько особняком от своих знаменитых брендов, хотя, конечно, и бренд и кинта являются частью «Symington Family Estates».

Было принято решение, что под своим именем будет выпускаться только винтажный портвейн категории single quinta. Начиная с 1989 года, так и происходит, почти ежегодно (за исключением 1993 и 2002). Характерно то, что благодаря реконструкции кинты, мастерству новой команды витикультуристов и виноделов качество портвейнов кинты росло неуклонно, и к настоящему времени достигло уровня премиальных вин.

Несмотря на огромные размеры виноградников (132 + га, дающих около 800 пип вина — по 550 литров каждая), производится не более 3000 коробок винтажного портвейна, а в коробочке, как известно, 12 бутылочек по 0,75 литра. Любимый размер с младых лет. Хотя, в последнее время, стал нравиться 0,375, в отношении тони. Стареем… Потому что «малыша» можно уговорить на двоих – троих запросто, на десерт, разумеется, и неспешно, а большая бутылка подразумевает большую компанию, но это нечасто бывает. То, что останется в бутылке, конечно, постоит месячишко – другой, до следующего случая, а если это не винтаж – то без ухудшения качества. Но всё равно как-то неправославно. Следующего случая может и не быть, однако. Или вино ухудшится всё-таки, если чересчур долго хранить откупоренным.

Те объёмы виноматериала (90+ %), которые не используются для производства винтажного портвейна, идут для купажей самых разных портвейнов под множеством брендов, принадлежащим Симингтонам.

Портвейн Vesuvio

«Классический» винтаж 2011 года категории «single quinta» произведён в количестве всего 1250 коробок. Виноделы: Charles Symington и Mário Natário. Что характерно для этого портвейна: значительная доля в купаже сорта винограда  Touriga Franca (45%) с лоз возрастом около 30 лет, что придало вину флоральные ароматы фиалок и розы, плюс бархатные танины. Портвейн получился очень элегантный. Дают 93-96 баллов.

В особо удачные годы (2007 и 2011) на кинте производят портвейн «Capela do Vesuvio» — это уже как сливки, лучшее из лучшего. Это вино -недавнее начинание виноделов. На кинте расположена изящная часовенка – Capela – в честь неё вино и назвали. Партия совсем крохотная – 200 коробок, 2400 бутылок. Необычной новацией стало решение Чарльза Симингтона использовать в купаже сорт Alicante Bouschet, более характерный для южных регионов Португалии или для французских Лангедока и Прованса, чем для долины Доуру. Вино делалось таким образом: Alicante Bouschet собирался одновременно с Touriga Nacional и ягоды винограда давились и винифицировались в одном лагаре, вместе.

Позже та же участь постигала виноград Sousão и Touriga Franca – также вместе. Затем оба лота соединили – на выходе получили на редкость удачный купаж, плотное и ароматное вино. Чёрная смородина, мята, шоколад – таковы основные ноты букета. Коридор лучших качеств 2030-2080 годы… Налетай, молодёжь: 95-98 баллов и пока не распродан.

7 Ноя
2013
Опубликовано в: Книжная полка
От    Нет комментариев

Пётр Вайль о портвейне

Взял с полки перечитывать в который раз «Слово в пути» Петра Вайля: книгу, где причудливо переплелись география, гастрономия и искусство – и всё это хорошим слогом плюс перчинка доброго юмора. Жаль, ушёл от нас этот светлый человек – в последнее путешествие отправился, а вовсе не закончил свой путь на Сан-Микеле в Венеции, там же, где и его друг Бродский.

Вайль был зоркий и вдумчиво-пытливый путешественник: качества, нынче редкие, в основном утерянные: современные путешественники смотрят, но не видят. И не думают. И не чувствуют. Только наслаждаются – примитивно. Have fun – их лозунг. Зачем напрягаться? Путешествие как способ самопознания у Вайля? А зачем познавать себя? (здесь я с ними согласен, незачем. Ибо познавать там: а) нечего б) опасно: уж такое может вынырнуть из бездн… ).

Но вернусь к книге. Есть маленькая главка о Португалии, ну а как без портвейна? Совсем никак. Несколько фраз мне полюбились навсегда.

«В известном смысле портвейн – по мужски крепкий и по-женски нежный – можно счесть идеальным, универсальным напитком. Это вообще приближение к идеалу, в который можно попробовать погрузиться, из которого трудно, да и не хочется выходить: у камина под звуки фаду с рюмкой портвейна. Зимой в Лиссабоне».

У Вайля мелькнула презабавнейшая мысль: многочисленные «подражания» настоящему портвейну, начиная от советских псевдопортвейнов и заканчивая современными Австралийскими, Калифорнийскими и Южноафриканскими портвейнами, были порождены кажущейся лёгкостью имитации. Все любители лёгких денег и простых решений подумали: а чего уж там сложного, если под рукой виноградник, спирт и бочки. Ан нет. Не получился портвейн. Креплёное вино получилось. Кстати, я даже встречал в интернете рецепты «портвейн в домашних условиях»: от винодела – экстремала Петровича для винодела – экстремала Васильича. Утверждают оба, что не хуже. Чего не хуже? Петрович, ась? Ты настоящий — то пробовал? Пастернака читал? Ну ладно, пусть себе.

Ещё одна фраза от Петра Вайля: «плавная мягкость кресла – лучшая оболочка для пьющего портвейн». Согласимся, да?

3 Ноя
2013
Опубликовано в: Производители
От    1 комментарий

Quinta do Vesuvio – красота, масштаб и винтажи

Есть мнение, что это самая живописная и красивая кинта в долине Доуро, но кроме этого – одна из самых больших – около 325 га. История кинты прослеживается на протяжении пяти столетий. В 1823 Antonio Bernardo Ferreira начал строительство поместья, террас и разбивку виноградников, при этом было задействовано свыше 500 рабочих. Через несколько лет кинта превратилась в одно из самых образцовых и красивых владений региона.

После смерти основателя в 1835 году кинта перешла к его сыну, Antonio Bernardo Ferreira II. За год до этого Антонио Второй женился на своей кузине Dona Antónia Adelaide Ferreira. Через 10 лет Антонио также отошёл в мир иной, а собственность перешла в ручки его вдовы – как оказалось, весьма и весьма способные ручки.

Донья Антония Аделаида Ферейра закончила строительство великолепного поместья на южном берегу Доуру, винодельни с восемью массивными лагарами из гранита (каждый вмещает 25 пип вина), продолжила высадку лозы. Со временем энергичная вдова стала владелицей ещё 30 разбросанных в окрестностях кинт, общей площадью около 400 га, из которых 100 га были заняты под виноградники. Скончалась Донья Ferreirinha в 1896, а вот её наследнички не оправдали надежд…

В те времена виноделие в долине вообще переживало вялотекущий упадок, связанный с гибелью виноградных лоз от филлоксеры. Наследникам пришлось засадить террасы тысячами оливковых деревьев, что оказалось коммерчески провальным проектом; были даже попытки разводить шелковичных червей… Портвейн, конечно, производился, но качество вина хромало. Кое-что использовалось для вин под брендом «Феррейра», существенные объёмы продавались сторонним производителям. В 1973 году, в результате строительства плотины на реке Доуру, часть низколежащих виноградников была утеряна.

20 век оказался не слишком ласковым для кинты, пока на легендарный, но потрёпанный актив не обратили свой пристальный взор представители семейства Симингтонов, после чего участь его была очевидна. В 1989 за 2,5 млн. долларов (сегодня эта сумма выглядит смешной) кинта была приобретена Симингтонами у 180 (!!!) совладельцев – в основном, кстати, потомков Доньи Антонии. Новые хозяева начали масштабные инвестиции в хозяйство, провели его перепланировку, отремонтировали обветшалую недвижимость и быстро вернули хозяйству прежний лоск и авторитет.

Восемь гигантских лагаров были восстановлены и оборудованы системой температурного контроля. Что касается виноградников, то здесь немедленно стала воплощаться целая программа переустройства. Были разбиты новые террасы — patamares (дорогая затея, кстати), произведены новые высадки лозы с упором на сорт Touriga National. К 2003 году площадь под лозой удвоилась. Идея Симингтонов была такова: только винтажный портвейн Vesuvio, только премиальное качество, но кроме того, престиж: с точки зрения архитектуры усадебный дом, часовня и другие здания кинты – одни из самых значительных памятников долины, а ведь ещё славное прошлое кинты! Жаль, железная дорога слегка портит первозданный вид. 

Везувио – уникальный терруар: комбинация микроклимата, почвы, рельефа даёт основу для производства исключительного по качеству портвейна. В основном кинта ориентирована на север, однако виноградники расположены на семи холмах и в семи долинах (перепад высоты от 130 до 530 метров), так что условия самые разные, подходящие для каждого из сортов винограда. Старые виноградники занимают 105 га. Основные сорта винограда: Touriga Franca, Tinta Roriz, Tinta Barroca и Touriga Nacional (его площадь сейчас расширяется за счёт посадок на верхних склонах).

Все виноградники – и старые и новые – относятся к классу «А». Виноград собирается исключительно вручную. Кроме винограда на кинте выращивается миндаль, апельсины и оливки, из которых делается масло, есть пасека – производится мёд. О портвейнах – через недельку…

28 Окт
2013

Портвейн Ferreira vintage 2011

Мнения и суждения, сначала осторожные, как царапающая по пергаменту лапка, а после громкие, как гудок океанского лайнера, плюс кликушество проплаченных журналистов, осторожность видавших виды знатоков и надутые щёки производителей – всё это сейчас бродит в плавильном котле с биркой на боку «винтаж 2011». Но, похоже, супчик сварился – разноголосый хор берёт высокую ноту… Вердикт таков: винтаж 2011 года – это первый великий винтаж XXI века. Выдохнули? О-о-о… Ну и хорошо.

Напомню, что в веке XX великих винтажей было немного: 1908, 1927, 1945, 1963, 1977 и 1994 – хотя некоторые эксперты выделяют 1912, 1955, 1966 – мнения разнятся. Что касается 2011 года, то, судя по всему, со времён 1994 это первый великий год – почти за двадцать лет. По крайней мере, так утверждает «Wine Enthusiast» — не просто журнал планетарного масштаба о винах, но и сообщество экспертов, чьё мнение влияет на многое… и на цены в том числе. Хотя, я бы не сбрасывал со счетов очень удачный 2007. Сто баллов в рейтинге получил Quinta do Noval 2011 Nacional Vintage Port (кто бы сомневался). Об этом портвейне, правда, не 2011 года, я уже писал как-то. На седьмом месте в рейтинге с 97 баллами расположился винтажный портвейн от дома Феррейра.

А почему, собственно, Андрей Портвейныч решил начать с седьмого места? А вот не знаю. Просто Дом Феррейра мне сугубо интересен … но выше устроившиеся в рейтинге винтажи 2011 года тоже не ускользнут от моего внимания – обещаю. О «Cockburn’s» 2011, (6 место с 97 баллами) совсем недавно уже упоминал. Впрочем, рейтинг «Wine Enthusiast», несмотря на авторитет, оспаривается и корректируется. Сколько экспертов – столько и мнений.

Кстати, Андрею Портвейнычу забавен сам подход к оценке юных винтажей – это как классная дама примечает таланты и дарования у мелких деток – Миша, де, доктор наук будет – умён, наблюдателен и цепок, а Катенька в счёте хороша и аккуратна – по финансовой части успехов достигнет… А что через 25 лет? Не станет ли Миша жлобом-чиновником, не станет ли Машенька многодетной и затюканой домохозяйкой… (стоп, Андрей Портвейныч, стоп. Так рассуждать – не нужно). Однако матёрый эксперт, дегустируя молодой винтаж, с большой долей уверенности может прогнозировать «кривую» его взросления, покассандрить, каково будет вино лет через 15, 30… То есть, грубо, говоря, оценивается потенциал. А! Не забываем про рынок, про цену мнения экспертного сообщества! Надо же ПРОДАВАТЬ. Но, всё-же, возможны флуктуации качества во время старения и тому есть примеры.

Портвейн Ferreira 2011 года

 

Обратим же, наконец, свой подёрнутый масленой поволокой, доброжелательно-критичный взор к винтажному портвейну 2011 Дома Феррейра. Автор вина – штатный винодел группы «Сожевинус» Луиш Соттомайор. Сортовой состав винограда: 45 % Touriga Franca, 40 % Touriga National, 10 % Tinta Roriz, 5 % Souzao. Виноград давился традиционно, в гранитных лагарах, при контролируемой температуре 28о. Лоты для финишного купажа подбирались со всей тщательностью, портвейн созревал в огромных дубовых ватах-бочках в обширных подвалах Феррейры в Гайе.

Портвейн был розлит по бутылкам из чёрного стекла в апреле 2013 года без какой-либо обработки (имеется в виду фильтрация, вымораживание и т.д.). Цвет портвейна – тёмно-красный и почти непрозрачный. Букет флоральный, пряно-перечный с полутонами карри. Вкус богатый, энергичный и сбалансированный, с крепкими танинами. Richard Woodard называет этот винтаж женственным и бархатным по сравнению с маскулинными портвейнами ближайших конкурентов. Кстати, это важная составляющая стиля винтажей Феррейры. Алкоголь 21 %, кислотность 5,5 г/л, сахар 106 г/л, рН 3,55.

В период лучших своих качеств вино вступит через 15 – 20 лет. Луиш Соттомайор, когда впервые попробовал этот винтаж, сказал, что это «a wine for the history books». Наверное, ни разу с 1935 года винтаж Феррейры не забирался так высоко в рейтинге… Ориентировочная цена бутылки – 90 USD. Я бы купил, и даже парочку…

26 Окт
2013
Опубликовано в: Porto – Art, Разное
От    1 комментарий

Готический рассказ Джорджа Макдоналда: «Портвейн в бурю»

На страницах блога неоднократно мелькали стихи, посвящённые портвейну, а вот проза – нечасто. Ну что ж, восполню пробел, а там, глядишь, и до Диккенса доберусь. Джордж Макдоналд (1824-1905) – шотландский писатель, поэт и знаток литературы. Хотел стать священником, и даже получилось, но тяга к литературе пересилила… Дружил с Джоном Рёскиным, Марком Твеном и был одним из первых читателей рукописи «Алисы…» Льюиса Кэррола. Был литературно плодовит, однако многие из его романов не самого лучшего качества. Тем не менее сегодня писателя любят и помнят за его чудесные рассказы и сказки для детей: «Принцесса и гоблин», «Страна северного ветра», «Сердце великана» и многие другие. Рассказ «Портвейн в бурю»: перевод С.Лихачёвой.

— Папа, — промолвила моя сестрица Эффи однажды вечером, когда все мы собрались в гостиной у очага. Поскольку продолжения не последовало, мало-помалу все взгляды обратились в ее сторону. Эффи сидела молча, вышивая уголок батистового платочка; похоже, словечко вырвалось у нее неосознанно.

Для начала зимы ночь выдалась весьма холодная. Отец рано вернулся домой, и мы отужинали пораньше, чтобы насладиться долгим вечером в кругу семьи: то была годовщина родительской свадьбы, а для нас — самый домашний из праздников. Отец восседал в кресле у дымохода, с кувшином бургундского, а матушка устроилась рядом с ним, и изредка отпивала из его бокала.

Эффи шел девятнадцатый год; остальные были моложе. О чем она думала, в ту пору мы понятия не имели, хотя сейчас догадались бы без труда. Но вдруг она подняла голову и, заметив, что все глаза устремлены на нее, опомнилась или заподозрила неладное — и зарумянилась, словно роза.

— Ты ко мне обратилась, Эффи. Что такое, родная?

— Ах, да, папочка! Я хотела спросить, не расскажешь ли ты нам сегодня… историю о том, как ты…

— Да, милая?

— О том, как ты…

— Я слушаю, милая.

— Ну, про вас с мамочкой.

— Да, понимаю! Про то, как я заполучил вашу мамочку вам в матери. Да. Я заплатил за нее дюжину портвейна. Мы хором воскликнули: «Папа!» — а матушка рассмеялась.

— Расскажи, расскажи! — раздался всеобщий крик.

— Хорошо, расскажу, — отозвался отец. 

Подробнее…

20 Окт
2013
Опубликовано в: Матчасть, Основы
От    Нет комментариев

Эволюция бутылки и происхождение винтажного портвейна

Стеклянная бутылка известна ещё со времён античных, но более-менее массовое её производство наладили венецианцы, перенимавшие технологии с Ближнего Востока, в 13 веке. Отцом современной бутылки считают англичанина сэра Кенелма Дигби (1603-1665). Забавный был чувак — придворный, дипломат, философ, увлекающийся астрологией, натуралист и автор одной из первых печатных кулинарных книг в Англии.

В качестве «свечного заводика» имел стекольную фабрику, где в 1630-х наладил массовое производство бутылок из тёмного стекла (важно) по новой запатентованной технологии с использованием обжига в печи при помощи угля. Изделия получались довольно прочные.

Однако то были «пузатенькие» бутылки, для созревания винтажного портвейна малопригодные. Примерно в этот же период стали укупоривать бутылки пробкой. С годами форма бутылки потихоньку вытягивалась и дошедший до нас в преданиях великий винтаж 1775 года был разлит уже в цилиндрические бутылки, а по некоторым источникам самым первым был 1765 год.

Нужно сказать, что до начала 19 века британцам не разрешалось покупать вино в бутылках. Обычно вино транспортировалось, покупалось и хранилось в разнокалиберных бочонках. Захотел человек винца – пошёл в паб, там ему принесут бутылку, графин или кувшин (смотря какое заведение) наполнив их в подвале. Рождение винтажных портвейнов как отдельного типа вина, улучшающего свои свойства в бутылке во время длительного хранения, обязано энтузиастам, первыми заметившими это свойство. Тогдашние винтажи отличались от нынешних (со строгим регламентом бочковой выдержки и пр). Обычно перед попаданием в бутылку и последующим хранением выдержка в бочке сильно превышала двухгодичную: бывало и три, и пять лет. Хранение существенного количества бутылок в погребе требовало, кроме наличия самого погреба, его некоторое переустройство, а такие вещи быстро не делались.

Домоустройство вообще очень консервативная штука – от крестьянского домика до дворца у каждого народа: растут масштабы и архитектурная вариабельность, но принципы, но принципы меняются очень медленно (к теперешним временам это уже не относится, наверное). Недаром археологу очаг говорит больше, чем куча артефактов.

Но вернёмся к бутылке. Уже в 1821 году Ricketts & Co Glassworks из Бристоля запатентовали машину, которая производила типовые бутылки. Благодаря удлинённой форме и стандартному размеру бутылки стало удобно хранить лёжа, аккуратно их складывая. Соответственно пробка всегда была прикрыта вином, малая толика воздуха находилась с одной стороны бутылки, осадок же выпадал на противоположной. Вот и создались идеальные условия для созревания винтажного портвейна… В 19 веке на горлышке бутылки появилось небольшое утолщение для лучшего декантирования, а стекло стало совсем тёмным – для защиты вина от света. С тех пор мало что изменилось…

А я вот вспомнил «Трёх мушкетёров» Дюма, где сочно описаны их пьянки, драки и гулянки. Бутылка там фигурирует через страницу, а чаще дюжины бутылок. «-У нас еще осталось анжуйское в погребце? Отлично, прежде всего неси бутылку, а вот стакана не надо, это лишнее… Выхватив у слуги откупоренную бутылку, д’Артаньян поднес горлышко к губам и осушил единым духом. Опустился на стул, все еще намертво зажимая в руке шпагу. Его стала бить крупная дрожь, и одеваться пришлось с помощью Планше…». Действие романа разворачивается между 1625 и 1628 годом.

Андрей Портвейныч думает: не дурит ли нам Дюма голову, когда пишет, о погребах, полных бутылок, о том, сколько бутылок переколотили мушкетёры о головы гвардейцев и просто так? Да, дворяне, да, всё самое лучшее, но так ли уж была в ходу бутылка (пускай и пузатая) в тот период? Может, и в самом деле, Франция тогда была самой продвинутой страной Европы?

16 Окт
2013

Винтажные портвейны «Cockburn’s»

Линейка портвейнов, производимых «Cockburn» , довольно стандартная – есть рядовые руби, тони и белый, есть датированные тони, LBV, и ещё раз упомянем о портвейне, составившим популярность марки Кокбёрнс на масс-рынке — «Special Reserve», который появился в 1969 году. Но это, так сказать, обычный, рядовой портвейн, хоть и один из лучших в классе. Славу же Дому принес винтажный портвейн, причём заслуженную славу.

Есть несколько устойчивых мнений о стиле винтажей Дома. Говорят, что портвейны немного суховаты, однако не в молодом возрасте. Все сходятся на том, что вина очень элегантны и сбалансированы, в период расцвета входят чуть раньше, чем у других, но стареют долго и красиво. Chris Kissack, он же Winedoctor, пишет, что стиль портвейнов Кокбёрнс – мягкость, без ярких оттенков и резко очерченных свойств характера. Другими словами они – это не игривая ветреная кузина, а скорее ваш флегматичный дядюшка с трубкой в зубах. Обычно я привожу винтажные года конкретного производителя, начиная с 1945 – 1950. Это было давно, очень давно, но ещё как-то воспринимается, по крайней мере, моим поколением, до которого дошли ещё отголоски послевоенных лет – в рассказах близких, в вещах, в поблёкших ощущениях…. Некий горизонт, за которым – эпоха преданий, седых легенд и мифов.

Однако, при этом не стоит считать, что великие винтажи почти столетней давности тихо умерли в бутылке! В 2012 британский портвейновед Ричард Мэйсон дегустировал в кругу американских порто-маньяков винтаж Кокбёрн 1927 года: мощный и юный портвейн с флорально – шоколадным букетом! Сколько ещё проживёт? Прогнозируют — уверенно до 100 лет.

Итак, начну пожалуй… «Cockburn Smithes & Ca. S.A.», с начала ХХ века: 1900, 1904, 1908, 1912, 1927, 1935, 1947, 1950, 1955, 1960, 1963, 1967, 1970, 1975, 1983, 1985, 1991, 1994, 1997, 2000, 2003, 2007 и 2011 – о нём ниже. Последний – уже полностью под руководством виноделов семьи Симингтонов. Но есть забавные детали! Например, «Cockburn» декларировал 1967, в то время как большинство производителей – 1966, давший миру великолепный портвейн, и уж совсем непонятно, почему не декларировался 1945 и 1977! Хотя, неофициально и для себя, сделали немножко. Обратите внимание на этикетку: «официально не декларировался. Частная коллекция Cockburns». Почему так? Причины разные, иногда чисто коммерческие. Например, великолепный 1931 не декларировался по той простой причине, что на складах были огромные запасы 1927, а за окном бушевала Великая депрессия – ну какой смысл в дополнительных затратах?

С 1945 схожая история – финансово не потянули закупок вина, а вот 1977, вероятно, прошляпили, хотя сами не признаются. Мол, мы такие загадочные, и такие своеобразные, что лучше за своими делами проследите… вон, 1978 лучше, и чего вы за этот 1977 уцепились – из-за цвета, что ли… Лучшие года винтажного портвейна Кокбёрнс, по мнению экспертов: 1908, 1912, 1927, 1947, 1963 и 1983.

После административных перемен шестидесятых, повлекших за собой смену рыночной политики Дома, на винтажный пьедестал не забирались (за исключением 1983 — 6 тысяч коробок всего — и 1985: необыкновенно хороши, 1983 оценивают в 96-97 баллов). Мэйсон объясняет это тем, что в «Cockburn» всегда делали упор на виноградарство, инвестировали серьёзные деньги в исследования и расширение владений. А вот в технологии виноделия – не очень много и не очень удачно… У них по сути никогда не было хорошо оснащённой центральной винодельни – это с такими то объёмами!

Кстати, об объёмах. Кокбёрн всегда декларировал несколько меньшие объёмы винтажного портвейна по сравнению с основными крупными конкурентами: менее 10 тысяч коробок против 15-20 тысяч. С одной стороны утверждают, что очень привередливо относились к качеству, потому мало, с другой стороны понятно, что используемые ими своеобразные способы производства не позволяли производить винтажный портвейн премиального качества, вот и делали его по старинке, в лагарах, оттого и небольшие объёмы.

С третьей стороны, основной бизнес (давайте не будем сбрасывать со счетов этот фактор) вёлся Кокбёрнс в сегменте руби и Special Reserve – вот там объёмы (более 600 тысяч (!) коробок ежегодно в лучшие годы), огромные бюджеты на рекламу – кстати Кокбёрнс одни из первых оценили эффективность телерекламы в эпоху юности телевидения — поэтому винтажи – это скорее для реноме Дома, чем для извлечения существенной прибыли.

До 1990 года Кокбёрнс использовал вино для стандартных винтажей аж с 8 своих кинт: Canais, Arnozelo, Gricha, Pedriz, Coalheira, Tua, Eira Velha, Algeria. Производились также винтажи категории single quinta: на Tua в 1987 и 1995, и вроде бы на Eira Velha, но большинство таковых винтажей происходили с «главной» кинты последних времён «до Симингтонов», Quinta dos Canais: 1991, 1992, 1995, 1998, 1999, 2000-2009 ежегодно.

Винтаж 2011 года : «Cockburn’s» is back!

 

А вот и отличная новость! После нескольких десятилетий неуспеха на поприще производства винтажного портвейна винтаж 2011 собирает богатый урожай похвал самых авторитетных специалистов! Оценки доходят до 96-98 баллов! Портвейн был произведён полностью под контролем Charles Symington и Ricardo Carvalho, а уж эти парни знают толк в производстве винтажей. Вина происходят с Quinta dos Canais и Quinta do Vale Coelho, чуть-чуть с Quinta do Cachão de Arnozelo. Отмечают существенный вклад в букет винограда Touriga Nacional, доля которого составила аж 55 %, остальные: 30% Touriga Franca, 5% Sousão и 10% со смешанных посадок старых лоз. Всего произведено 3000 коробок – кстати, как и раньше, немного. Эх, я бы купил пару — тройку бутылочек…

 Нелирическое отступление…

Глядя на бутылки с винтажным портвейном Кокбёрн прошлых лет, нельзя не обратить внимание на лапидарный дизайн этикеток – сразу понятно, что основателем фирмы был человек военный – чего уж, в самом деле, выпендриваться! Так пишут информацию на пожарных щитах, дорожных указателях и старых аптечных пузырьках (только черепа с костями и недоставало). Сейчас дизайн немного изменился – по всей линейке портвейнов Дома. Симингтоны обратились к авторитетнейшему агентству Bloom. Получилось неплохо, я считаю.

5 Окт
2013
Опубликовано в: Производители
От    Нет комментариев

Дом портвейна Cockburn – «make port, not war»

В начале 19 века в английских войсках под началом герцога Веллингтона служил шотландец Robert Cockburn. В 1807 году армия Наполеона вторглась в Испанию и через неё в Португалию, военные действия в этом регионе длились до 1814 года. К слову, клан Кокбёрнов последние несколько столетий дал миру огромное количество самых разных армейских и флотских служак — от солдат до адмирала.

Петух (cock) присутствует и на гербе воинственного клана и на логотипе портвейна Cockburn, а вот Роберт, хотя и обладал наверняка петушиным характером, остаток жизни решил посвятить мирному виноделию и в 1815 году решил вернуться на места боевой славы в Португалию. Итак, компания «Сockburn Wauchope & Co.» была основана, бизнес стал развиваться, а Роберт взял в жёны Mary Duff, красотой которой восхищался сам лорд Байрон.

В 1828 году у компании появился партнёр – капитан Вильям Грейг, а в 1848 – новые партнёры, Генри и Джон Смиты, и компания стала называться «Cockburn Smithes». «Кокбёрнс» труднопроизносимо для португальцев, поэтому чаще всего употреблялось название «Casa Smeet». Основатель Дома умер в 1854, оставив двух сыновей, Арчибальда и Александра, продолживших семейный бизнес. В 1868 году к компании присоединился Charles Davison Cobb. И Смиты, и Коббы с тех пор неразрывно связали свою судьбу с Домом «Кокбёрн». Один из потомков основателя, Эрнст Кокбёрн, возглавлявший дом в 1929-1938, написал известную книгу о портвейне, виноделии и торговле: «Port, Wine and Oporto», издана она в 1949 и хотя книга сейчас является библиографической редкостью и стоит немало, Андрей Портвейныч надеется раздобыть её для своей растущей портвейн-библиотеки.

Большой заслугой компании является то, что они первые стали разбивать виноградники в регионе верхней Доуру, а также использовать земли, лежащие у самой реки, а не высоко по склонам. Вино, происходящее с этих участков, благодаря своему исключительному качеству воплотилось в знаменитом портвейне «Cockburn’s Special Reserve».

На протяжении второй половины 19 века и большей части 20 портвейны «Cockburn’s» доминировали на рынке Великобритании благодаря своему качеству и авторитету, достигая отметки в 38 % британского рынка. После второй мировой войны дела Дома пришли в упадок, и в 1962 контроль над Домом перешёл к «Harvey’s of Bristol», от них к «Allied Domecq Group», а впоследствии (2005) к «Pernod Ricard» – одного из лидеров мирового алкогольного рынка. В конце 2010 года «Cockburn’s» попал в надёжные и хваткие руки семейства Симингтонов, и можно не сомневаться, что эти ребята сделают суперконфету из компании, обладающей таким реноме и такими ресурсами. Наверняка сейчас там кипит работа по всем фронтам…

 Владения Cockburn’s

В 19 веке компанией была собрана впечатляющая коллекция виноградников, виноделен и подвалов. К концу 20 века во владении Cockburn’s имелось четыре кинты: Quinta dos Canais, Quinta do Tua, Quinta do Ataide и Quinta do Val Coelho. Из них Quinta do Val Coelho и Quinta do Tua были в собственности компании дольше всего – с 19 века.

Остановимся на них подробней. «Cockburn Smithes» купил Quinta do Tua из рук легендарной Dona Antonia Adelaide Ferreira в 1880-х. Само поместье на кинте было построено около 1834 года и первоначально использовалось как постоялый двор для путешественников. Виноградники позади поместья были разбиты в 1890-х. Особенностью виноградников являются очень широкие стены, ограничивающие террасы – около метра, самые большие в долине Доуру.

Кинта много лет ассоциировалась с исследовательскими проектами, начавшимися еще в 1930 году Джоном Смитом и всецело посвященными улучшению качества портвейна; активно велась селекционная работа. В частности, была восстановлена репутация сорта Touriga National как одного из основных сортов винограда для производства качественного портвейна. В 1973 году к владению была присоединена соседская Quinta da Chousa, и впоследствии оба владения использовались как единое целое. В 2006 году кинта была приобретена семейством Симингтонов для производства выдающегося портвейна «Graham’s». Расположена на восточном берегу реки Туа, у места впадения её в Доуру.

Все виноградники класса «А», выходят преимущественно на южную сторону и расположены на высоте 150-350 метров. Общая площадь кинты – 60 га, из них 29 под виноградной лозой. Производительность – около 64 пип (1 pipe = 550 литра, или около 750 кг ягод). Урожайность очень низкая — 0.74 кг с лозы, а причиной этого является почтенный возраст большинства лоз – от 33 на «новых» террасах до 60 лет на старых. Семейство Симингтонов, заполучив эти выдающиеся виноградники, проводит программу бережного омоложения лоз для большей сбалансированности. В 2008 году было высажено 9,45 га, 13 % площадей было отдано под сорт Tinta Amarela.

Quintado Val Coelho: переводится как Долина кроликов – видимо там раньше водились эти ушастые. В собственности компании также с конца 19 века. Площадь небольшая – 20 га, из которых под виноградниками 11.5 га. Половина – старые смешанные посадки возрастом свыше 30 лет, другая половина поделена между сортами Souzão и Touriga Franca. Кинта также перешла в руки семейства Симингтонов, которые используют её для производства винтажных портвейнов бренда «Smith Woodhouse». Симингтоны высадили 2.5 га новых лоз на новых террасах.

Quinta do Ataide была приобретена в в 1978 году и является самым большим хозяйством компании – свыше 300 га, из которых 100 га виноградников – на относительно плоском участке, что нетипично для долины Доуру. Смешанные посадки отсутствуют – сорта высажены в блочной системе, что позволяет собирать их по мере полного созревания, разного по срокам для каждого сорта. Блочная система – это неоспоримое knowhow виноградарей «Кокбёрнс». Урожай с этой кинты предназначен в основном для производства легендарного портвейна Cockburn Special Reserve Port.

Quinta dos Canais: топ-кинта Кокбёрнс расположена в регионе Douro Superior – верхней Доуру. Имея 261 га, является наравне с Quinta do Ataide одним из самых больших землевладений в долине. 96 га заняты под виноградники, из которых 27% Touriga Nacional, 25% Touriga Franca и 21% — старые лозы. Именно здесь производят винтажный портвейн «Cockburn’s» под категорией single quinta vintage в годы, когда классические винтажи не декларируются.

Подвалы Дома в Гайе – одни из самых больших, открыты для посещений туристами с апреля по октябрь.

29 Сен
2013
Опубликовано в: Он, родимый, Основы
От    Нет комментариев

Портвейн для тех, кого жаба душит – Crusted Port

as463portoСразу же о термине: «crust» – осадок (дословно “корочка”), который образуется в бутылках с портвейном. «Crusted Port» — это купаж нефильтрованых лотов портвейна высшего качества разных урожаев (обычно двух-трёх), способен вызревать в бутылке. Дата на этикетке означает год розлива в бутылки, а не год урожая. Возраст пребывания вина в бочках до бутилирования в наше время обычно составляет 2-4 года (соотв. лоты 2-3 урожаев). Итак, главное  отличие от винтажных – это то, что смешивают вина урожая разных лет. Главное сходство – способность созревать в бутылке годами. Пишут, что хорош после 3-4 лет выдержки в бутылке – т.е. при поступлении в продажу (есть минимальный норматив в три года), но и 10-15 лет для этого типа портвейна вполне нормально для развития лучших своих вкусовых качеств, а некоторые портвейнолюбы пробовали и 30-летний – и остались вполне довольны, почему бы и нет? Как и винтажный, образует осадок, бутылка должна храниться лёжа и портвейн нуждается в декантировании. Этот портвейн как явление  родился ещё в 30-40 годах ХХ века, а по отрывочным сведениям еще во времена первой мировой войны. Вот утащенная с британского форума от знатока портвейна под ником jdaw1 страничка старого каталога:

as464porto

Перевожу: «Эти портвейны – вина с винтажным характером и хорошим качеством, решительно рекомендуются потребителям, любящим винтажные вина, но нуждающимся в бокале портвейна по as465portoумеренной цене».  И внизу: «Это исключительно прекрасное вино, выпущенное в честь замужества Её Королевского Высочества Принцессы Мэри, графини Хэйрвудской и является смесью винтажного портвейна 1920 года и винтажей, восходящих к 1868». Так вино и назвали – «Портвейн Принцессы».  Свадьба была в 1922 году, принцесса – третий ребёнок и единственная дочь короля Георга V и королевы Марии. Что касается вышеописанного портвейна то, судя по всему, это был эксперимент. По крайней мере, споры ведутся. Но как вид или тип Crusted Port определился и получил развитие в период от конца 50-х до начала 70-х.  Дело в том, что на Британском рынке – традиционном для портвейна — было и есть очень тесно, участники пихаются локтями и борьба за потребителя идёт нешуточная. В те годы только мизерная часть портвейна бутилировалась в Вила Нова де Гайя, в Португалии, а большая часть  поставлялась на берега туманного Альбиона в наливных ёмкостях (bulk); эта практика приостановлена только в 1996). На месте портвейн разливался по бутылкам торговыми домами, которые и as466portoконтролировали Британский рынок портвейна и могли себе позволить некоторые маркетинговые «шалости» — новшества (справедливости ради надо сказать, что к розливу Crusted довольно скоро присоединились и в Португалии, как только вырос спрос). Сейчас такие «шалости» довольно сложно повторить благодаря контролю, осуществляемому Институтом портвейна, а также законодательству на местном уровне и Евросоюза в целом.   Итак, неизвестно, кто первый сказал «мяу», но этот вид портвейна имел очень коммерческий подтекст на локальном британском рынке,  а целью было предложить дешёвый и новый для рынка продукт хорошего качества с налётом причастности к топ сегменту винтажных портвейнов хотя бы своими свойствами – банально формированием осадка. За это и был прозван «Poor mans vintage Port» — «винтаж для бедных». А ещё этот тип портвейна продвигался как типично «Рождественский портвейн» среднего ценового семена. В наше время многие топ-производители отказываются от производства Crusted Port в пользу Late Bottled Vintage. Собственно и раньше его производилось ничтожные объёмы. Но всё ли так безрадостно, и можно ли назвать Crusted Port ущербным подобием винтажей? И да и нет. Я думаю, всё зависит от того, какого уровня качества вина используются при купажировании. В далёких 30-50-х, когда эксперименты торговцев только начинались, наверняка смешивались лоты превосходного качества разных урожаев по причине их не востребованности в данный период или их излишков, или желания получить нечто новое. Ну а впоследствии – как всегда, в ход шёл самый разный по качеству исходный материал для купажей. Есть, однако, мнение, что в этом типе портвейна проявляется истинный профессионализм мастера купажа: ведь каждый год имеет свой стиль –  как смешать их, чтобы получить нечто новое и своеобразное? Как в коктейлях: ведь хороший коктейль это не просто произвольная смесь разных напитков, но их точных доз – только тогда вкусно получается.  Наверное, и сейчас можно найти Crusted по качеству близкий к классическим винтажам (особенно у авторитетных производителей вроде «Niepoort»): в некоторых случаях он бывает даже ближе по качеству к винтажному портвейну, чем портвейн Late Bottled Vintage…

Производители Crusted Port

Не вдаваясь глубоко в историю, укажем только тех, кто производил Crusted Port в новом тысячелетии: «Churchill», «Dow», «Fonseca», «Graham», «Niepoort». И всё? Маловато будет, но уж в качестве продукта от этих Домов портвейна сомневаться не приходится! Хотя … есть ещё кое-кто, выпускающий Crusted Port под своим брендом (но портвейн, в сущности, поставляется вышеупомянутыми): это икона виноторговли в Великобритании, старейшая (с 1698) и ныне действующая компания  «Berry Bros. & Rudd». Кстати, в виде исключения им позволено продавать даже винтаж под собственным брендом. Второе исключение – это также британская организация с почтенной историей – «The Wine Society», выпускающая такой   портвейн  в сотрудничестве с Домом «Fonseca».

20 Сен
2013
Опубликовано в: Виноградник
От    Нет комментариев

А в это время…

…в долине Доуру начался сбор урожая 2013 – череда волнующих и напряжённых дней для виноделов. Сбор урожая начинается далеко не одновременно: хотя регион производства портвейна не слишком велик, но некоторые климатические отличия имеются как «по горизонтали» — в регионе верхней Доуру жарче и as460portoвиноград поспевает раньше – так и «по вертикали» — чем выше по склону виноградник, тем позже созревание. В верховьях реки сбор винограда может начаться уже со середины августа, а в низовьях – аж в начале октября – бывали и такие случаи в Baixo Corgo (1972) и продолжаться три – четыре недели. Всё зависит и от конкретного года: погодно-климатические условия диктуют срок старта, но отмашку всё-таки даёт витикультурист на пару с виноделом – они определяют ту оптимальную стадию зрелости ягод, при которой сок даст найлучшее вино. С учётом расположения виноградников на террасах разного уровня и многих сортов винограда с разными сроками созревания задача не такая уж и лёгкая. Слишком много переменных, велик и риск промахнуться со сроками. Ещё один риск – от небесной канцелярии: дождь во время сбора урожая может привести к ужасным последствиям: лоза впитает воду, ягоды станут водянистыми, уйдут сахара, во время продолжительных дождей могут развиться плесени и гнили. В регионе Cima Corgo – сердце портвейноводства – сбор урожая обычно начинается около 20 сентября, но опять-таки плюс-минус несколько дней в зависимости от хозяйства (не принимая во внимание белые сорта винограда, которые собираются раньше). Хотя на кинте do Crasto, к которой я неравнодушен по известным причинам, сбор урожая полным ходом идёт уже 9 день (фото – оттуда), а на  виноградниках as463portoДирка Ньюпорта  стартанули аж в начале сентября … и вот сегодня о начале работ официально объявил дом “Taylor’s”… Не только виноделы задумчиво бродят по террасам, пробуя ягодки на зрелость.  Лаборатории тоже бдят: пробы сока должны содержать сахаров не менее 11 градусов Боме, принимается к сведению натуральная кислотность сока и другие параметры. Лето 2013 года было исключительно жарким и сухим, в верховьях Доуру местами не было дождя на протяжении трёх месяцев, в других местах не намного лучше: на кинте Мальведуш (Graham’s) только 3.5 мм осадков выпало в июне,  4 мм в июле и ни капли в августе! Виноградная лоза получила  продолжительный стресс и от высоких температур (в июле были рекорды) и от обезвоживания (уровень грунтовых вод опустился и только старые лозы с развитой корневой системой успешно добывали влагу). В репортажах с долины многие отмечают, что урожай невелик,  грозди ягод небольшие по размерам, да и сами ягоды тонкокожие и мелковатые – а это очень даже хорошо для портвейна!  Ну что ж, как писал Джеймс Саклинг, период сбора урожая – a vindima в жизни портвейнодела является «гремучей смесью традиций, технологий, тяжёлой работы и удачи». Вот удачи и пожелаем. Ждём окончания сезона… и новорожденного портюши!