23 Июн
2013
Опубликовано в: Porto – персоны, Португалия
От     Коментарии

Барон Джозеф Джеймс Форрестер

as419portoБыли в истории личности, благодаря которым портвейн из обычного вина превратился в явление – гастрономическое, культурное, историческое, определяющее жизнь целого региона Португалии на протяжении столетий. Об одном из таких людей, обаятельном человеке с многосторонними дарованиями, и пойдёт речь. Джозеф Джеймс Форрестер  (Joseph James, Baron de Forrester), происходил из старинного шотландского рода. Я обнаружил в сети сайт клана Форрестеров — история клана прослеживается аж до 1200 года.  Родился в 27 мая 1809 года в Англии, в городке Кингстон-на-Халле. Есть сведения, что парень впервые потянул портвешка в очень юном возрасте (знакомая история), будучи в гостях у своего дяди в Лондоне. Судя из последующих событий его жизни, это была любовь с первого взгляда.  Надо сказать, что дядя уже активно занимался портвейновым бизнесом – владел винодельней и торговал вином. Будучи 22 лет от роду Джозеф прибыл к дяде в  Португалию, имея собственные планы. Вот что получилось в итоге:

Путешественник и картограф: Форрестер организовал экспедицию в регион Доуро и составил первую карту этих земель, которая спустя 5 лет – в 1840 была напечатана в Лондоне под заголовком «Карта вин округа Альто-Доуро». В 1848 году он издаёт вторую, дополненную карту – «Douro Portuguez e Paiz Adjacente até Espanha», издание которой финансировалась Ратушей Порто, а также промышленной организацией, основателем и членом которой он являлся. Кроме того, неоспоримой заслугой Форрестера было изучение и картографирование судоходства на самой реке Доуру,  чем до него никто не занимался. Кстати, на аукционах первый вариант уходит за 1000 — 2000 USD в зависимости от состояния, а вот вторая, большая — около 3 метров длиной полоса бумаги – не меньше чем за 10000 USD, и то, если очень повезёт. Вещь редкая. Однако в 2006 году нашлись энтузиасты (г-н Isaac Oelgart из США, известный ценитель и знаток портвейна), которые оцифровали и переиздали карты в безупречном полиграфическом качестве, заключив их в здоровенный роскошный футляр и сопроводив текстом, написанным гуру портвейна Ричардом Мейсоном. Тираж 200 экземпляров, а цена без стоимости пересылки 950 USD.

as420porto

Винодел,  коммерсант и реформатор: прибывши в Португалию, Джозеф присоединяется к бизнесу своего дяди в компанию «Offley Forrester». Первое, что он сделал по прибытии – это выучил португальский, что в те времена было необычно, и свёл многочисленные знакомства среди местных жителей разных as421portoсословий, что было ещё необычнее. Джозеф занялся торговлей и экспортом портвейна в Великобританию, изучив бизнес со всех сторон. Надо сказать, что в те времена в местном виноделии хватало бардака. Обладая типично шотландским упрямством и несгибаемой уверенностью в своей правоте, Форрестер начал истово бороться с такими безобразиями, как добавление в портвейн вин из других регионов при купаже, с масштабной коррупцией «генералов» портвейна, с доливанием скверного бренди в портвейн, нарушениями в налогообложении. Дошло до того, что Джозеф разругался со своим дядькой и вышел из компании. В 1844 году он публикует анонимный памфлет A Word or two on Port Wine, постоянно пишет статьи, эссе и пытается всеми способами урегулировать спорные вопросы производства и торговли портвейном. Джозеф отчаяно боролся с фортификацией портвейна  — но это было его ошибкой и не встретило поддержки. Он считал, что портвейн крепок сам по себе (бывало до 15-16 % безо всякого крепления), а добавление бренди в вино его только портит и убивает естественность, натуральность.

Агроном и исследователь: во время своих путешествий Форрестер изучает виноградарство как опытный агроном и ботаник. Результатом этих работ стала публикация «Memória sobre o Curativo da Moléstia nas Videiras»  о болезнях виноградной лозы и борьбе с ними. Также он исследовал выращивание оливок в регионе,   занимаясь этим делом самостоятельно и технологии их переработки.

Художник и фотограф: в 1935 году молодой Форрестер продемонстрировал свои способности как художника, опубликовав серию литографий видов Португалии, иногда  с текстовым сопровождением. Вот фрагмент одной из литографий с великолепным изображением barco rabelo:

  as422porto

После своих путешествий по долине Доуру в 1840-х, и издания в 1848 году  знаменитой карты, Форрестер  начал работу над  220 снимками долины, которые он делал в разные времена года,  как иллюстрации к своим as423portoпутешествиям.  Кстати,  он одним из первых в мире стал использовать фотографию в качестве вспомогательного средства при картографировании местности. Обучался барон искусству фотографии у доктора Даймонда. Работал Форрестер в технике калотипии, изобретённой  Уильямом Генри  Тальботом в 1835-39 годах.  На заре фотографии требовалось немало прибамбасов  (помимо громоздкой камеры), которые нужно было носить с собой. Поскольку калотипия обходилась минимумом оборудования и химии, фотопринадлежности занимали сравнительно мало место в лодке, и по этой причине выбор был остановлен именно на этом процессе. Снимки, сделанные Форрестером, неоднократно выставлялись  клубом Фотографического общества (очень престижным в то время), членом которого состоял барон. За огромный вклад в развитие виноделия, разработку маршрутов речных грузоперевозок и составление подробных карт земель Доуру, король Педро V пожаловал ему титул Барона. А королева Мария II предоставила его компании полный иммунитет от таможенных пошлин на вывоз продукции в Англию. Эти знаменательные события произошли в 1855 году, когда Джозефу Джеймсу Форрестеру было 46 лет. Всего через 7 лет барон Форрестер трагически погиб во время речного путешествия. Его лодка перевернулась и 53-х летний барон утонул. Говорят, это произошло из-за его привычки носить с собой крупные суммы денег в as424portoзолотом поясном кошеле, который и утащил его на дно. Тело так и не нашли, что послужило поводом для легенд и вымыслов. Чудом спаслась его спутница — Антония Аделаида Феррейра. К счастью, она спаслась благодаря своей юбке – модному в те времена жесткому кринолину, который и удержал ее на поверхности. Вот как шаржировал Форрестера современный португальский художник Agosto Santiagu — справа. Никакого чинопочитания …. Что за времена… А вообще-то мне  в добродушном выражении лица барона читается «ни хрена вы не понимаете в портвейне»…