21 Фев
2013
Опубликовано в: Он, родимый, Основы
От     Коментарии

Портвейн Garrafeira: пузатое сокровище

as304portoИсключительно редкий и сложный тип портвейна. Слово переводится как «винный погреб», «винная стойка» или полка (garrafa –бутылка). “Там, где стоят бутылки”.  Иногда слово Garrafeira можно встретить на этикетке обычных  португальских столовых вин – и понятно почему (я нашёл Российское винцо «Тёщин погребок»), но по отношению к портвейну слово несёт чётко определённый смысл. Вино очень хорошего урожая (одного года), по качеству стоящее рядом с тем, которое имеет шанс стать винтажным портвейном, помещается в большие ваты – бочки и проводит в них от 3 до 6 лет. По сроку похоже на Late Bottled Vintage, но LBV после шестилетней бочковой выдержки бутилируется в стандартные бутылки, причём большая часть LBV проходит фильтрацию.  Гаррафейра также бутилируется, но в здоровенные стеклянные бутыли, называемые demijohns ёмкостью 9-11 литров, где портвейн проводит десятилетия (50 лет – не срок!), при этом фильтрация или др. подобные процедуры не применяются. Разумеется, созревание вина проходит под пристальным контролем винного мастера. Если последним будет принято решение, то портвейн декантируется (аккуратно сливается с осадка) и переливается в привычные бутылки ёмкостью 0,750. Даже здесь не применяется фильтрация через высокотехнологические фильтры.  Дом Ньюпорт хранит ещё два-три года стандартные бутылки в своих подвалах, прежде чем они поступят в продажу  — для того чтобы вино “прижилось” и “остепенилось” в маленькой ёмкости.  На этикетке указывается аж три даты: год урожая, год переливания в большие бутыли и год декантирования/бутилирования в 0,750 бутылки. Такой или похожий тип портвейна существовал очень давно, но официально был признан лишь в 2002 году, так что на этикетках некоторых старых гаррафейр этого слова попросту нет. В чём же фишка? В скорости процессов окисления. Чем больший объём ёмкости, в которой стареет портвейн, тем медленнее процессы окисления, особенно если это стекло, а не бочка. Винтажный портвейн проживает десятилетия в закупоренной бутылке стандартного объёма – у него скорость окисления быстрее, чем в 11 литровой. Гаррафейра уже окисляется за 6 лет в бочке – там есть некоторый доступ воздуха. Дальше процессы созревания протекают крайне медленно, гаррафейра – один из самых «долгоживущих» портвейнов.  Кроме окислительно-восстановительных процессов идут ещё какие-то реакции, трудно понимаемые и почти мистические, если судить по конечному результату. Старение любого вина – процесс комплексный и сложный.

as305portoДва отличия гаррафейры от   колейты: 1)  колейта бутилируется после 7 летней выдержки в стандартные бутылки и 2) колейта фильтруется. Вкус гаррафейры чем-то схож с колейтой, «шелковистый»,  но в нём неожиданно обнаруживаются черты, присущие старым винтажам. Знатоки спорят, влияет ли декантирование на конечные свойства вина – ведь это хоть и быстрое действие, но обильно обогащающее вино кислородом воздуха.  Короче, сложно всё. За всю историю портвейноводства только несколько Домов портвейна производили гаррафейру в коммерческих масштабах. Причины тривиальны: бутыли были редки и дороги, они требуют много места для хранения, очень трудоёмкий процесс – попробуйте поворочать пару тысяч стеклянных 11 литровых бутылей или просто вымыть. Известно, что среди этих домов были Феррейра (1815, 1834, 1868 и ??), Constantino’s (?), Real Companhia Velha (1890) и, возможно,  Quinta do Noval (до 1941), но до наших дней остался только один – «Niepoort»

Garrafeira от Ньюпорта

as306portoЗа всю историю Дома было произведено только восемь розливов гаррафейры: 1931, 1933, 1940, 1948, 1950, 1952, 1967 и 1977 годов (урожай). У Дома имеется около 4000 стеклянных бутылей (!), из который 200 штук были приобретены ещё пра- прадедушкой Дирка Ньюпорта и были произведены аж в 1780 году в немецком городе Фленсбурге; возможно немцы хранили в них пиво. Другая большая часть бутылей была произведена на опять-таки немецкой стекольной фабрике в Ольденбурге и тоже весьма почтенного возраста, а приобретены были они во Франции. Чтобы понять для чего они использовались французами, достаточно посмотреть фильм «Парфюмер» по роману Патрика Зюскинда (кстати, я не верил, что вообще по этой книге можно что-либо снять, так вот нет же – сняли, и хорошо вышло). Бутыли можно видеть в подвалах Дома в Вила Нова де Гайе – стоят рядами на полках, выставив своё чёрное пузо, покрытое пылью времён. Последний розлив, урожая 1977 года, только недавно (сентябрь 2011) поступил в продажу, о нём и расскажу кратко. 1977 год вообще признан великим в портвейноводстве, вино этого года – мечта для любого держателя погреба. Колдовали над портвейном  члены семьи Ногуэйра – потомственные винные мастера Дома Ньюпорт, а в бутыли портвейн провёл 28 лет. Пишут, что вино тестировалось даже более чем часто, короче тряслись над ним как над малым дитём. Цвет портвейна коричнево-красный (тони за такой срок сильно бледнеют в бочках) с оранжевыми краями. Необычный и какой-то «долгий» аромат: фундук, красные сливы, шоколад, сигарный ящик, «лёгкие» гренки и пряности. «Ореховость» as308portoсохраняется и во вкусе, что типично для старых тони, но отчётливо ощущаются фруктовые ноты. Очень элегантные, шёлковые танины и, конечно, длиннющий финиш. Теперь о цене вопроса: около 320 Евро за бутылку 0,750 в буржуйских Интернет – магазинах, в рознице дороже. Портвейн редкий, отсюда и цена. За гаррафейры предыдущих лет – цена соответственная, за Niepoort  Garrafeira 1948 просят около 400 евро, а за довоенные гаррафейры  и вина 19 века, особенно дофиллоксерных урожаев, цена на аукционах начинается от тысячи.

P.S. Обычно в даташитах пишут, что портвейн Х хорош на десерт, отлично сочетается с голубым сыром, яблочным пирогом, фуа-гра и далее по списку тра-ля-ля. В даташите на эту гаррафейру лаконично сказано, что ТАКОЙ портвейн не нуждается в паре. Он сам по себе гармоничен и самодостаточен. Если у Вас есть близкий друг, с которым хорошо молчать (большая редкость), то этот портвейн – именно для такой встречи.