19 Сен
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От     Коментарии

Портвейн Calem. Датированные тони

Начну с двадцатилетки – по той простой причине, что это была первая двадцатилетка, которую Андрей Портвейныч имел честь откушать. Друзья мои! Это было что-то невероятное! Как только я поднёс бокал к носу, слёзы чуть не брызнули из моих глаз. Я необычайно отчётливо вспомнил своё раннее детство. У моей покойной бабушки был старинный дубовый буфет, массивный, тёмный, огромный, как кит (я то маленький был!). В его чреве хранились банки с вареньями, мешочки с сухофруктами и конфетами, стояли бутыли с домашним смородиновым вином и вишнёвкой, хранился мускатный орех и разные пряности, травки, чай. Мне нравилось гладить его шероховатые бока ладошкой…. За многие десятилетия всё нутро буфета пропиталось странной смесью этих запахов, и вот из бокала на меня пахнуло чем-то похожим!  Мы вообще плохо помним свои ранние годы, и только такие случаи ассоциативно  способны вызвать из глубин памяти волнующие картины детства, ощущение ярких мгновений подлинного счастья и беззаботности. А в зрелые годы мы уже покрыты слоновьей шкурой прожитого, пробить которую трудно… Взрослые – эмоциональные броненосцы, утратившие чистоту восприятия, а под «счастьем» понимающие совсем другое…

    Этот портвейн имеет средний возраст 20 лет – то есть это купаж разновозрастных вин, выдерживающихся в бочках. Цвет кленового сиропа, букет описать сложно, но вот на что похоже: миндаль и грецкие орехи,  сухофрукты, табак и пряности. Хорошая текстура, сбалансированось, вкус богатый, ощущаются апельсиновые цукаты,  ириски, карамель, ваниль и мёд, а ещё я почувствовал древесные ноты (хотя дегустатор из меня никакой). Долгий финиш. Делают этот портвейн на Quinta do Arnozelo, расположенной в регионе верхней Доуро. Имение известно аж с 1527 года, а в 19 веке производило вина для самой Доньи Антонии Феррейры. Первоначальная обработка винограда происходит в винодельческом центре São Martinho da Anta также в районе Доуру, а затем портвейн дозревает в погребах в Вила-Нова-де-Гая. Это отличает Калем от большинства производителей: у Калема как бы два офиса, один в долине Доуру, другой – в Гайе. Совмещал я этот портвейн с французским голубым сыром, название которого благополучно забыл, и с чёрным шоколадом. Без вариантов это десертное вино, сладкое, располагающее к неторопливому потреблению, я его больше вдыхал, чем пил. Бутылку прикончил где-то за месяц, хранение никак не отразилось на вкусовых качествах, ну может быть в самом конце портвейн стал немного беднее, когда в бутылке оставалось менее трети.  Кстати, я пустую бутылку не выбросил, а закупорил – так вот, потрясающий аромат сохранялся несколько месяцев… Спасибо Калему. Стоит этот портвейн в розницу около 60 евро (куплен в Вильнюсе), в Москве подороже.  

   Кроме 20-летнего, в линейке датированных тони Калема традиционно присутствуют 10 лет, 30 и 40. У всех куча призов на различных выставках, причём как ни странно более всего – у 10 летнего. Чем старше портвейн, тем темнее цвет, богаче вкус, больше ощущаются пряности и мёд. Подвалы, в которых вызревают эти портвейны – популярный туристический объект, ежегодно их посещают свыше 100 тысяч туристов. С 1998 года бренд Porto Cálem принадлежит винодельческому гиганту Sogevinus SGPS, S.A. В 2005 году было продано 3.7 млн. бутылок разных портвейнов, производимых Домом. Немного, не самый крупный производитель, но качество продукции – на высочайшем уровне. Напоследок цитата от авторитетного в мире портвейна человека, João Nicolau de Almeida, исполнительного директора и винодела  Дома Ramos Pinto: «Винтажи – это вино. Тони — это портвейн». Он поясняет, что тони – это не просто вино, это часть культуры португальского виноделия. Недаром тони больше удаются исконно Португальским домам портвейна: Ferreira’s,  Poças,  Offley,  Quinta do Portal … К слову, в объёме мировых продаж тони занимают львиную долю.