19 Янв
2014
Опубликовано в: Былое и Думы, Он, родимый
От     Коментарии

Наследие Ордена цистерцианцев

Полторы тысячи лет назад в Италии родился человек, изменивший не только лицо тогдашнего монашества, но и повлиявший на Европейские традиции и культуру — Бенедикт Нурсийский. Основная его заслуга была в создании нового устава для монашествующих, «Правил монашеской жизни». Основной посыл правил – нестяжание, послушание и труд, плюс правильная организация монашеской общины. У монаха не должно быть ничего в собственности, абсолютно ничего – «ни книг, ни табличек для письма, ни стилета» — всё это он получал от аббата во временное пользование.

Важный для нас момент: Бенедикт Нурсийский крепко внедрил принцип, что труд, физическая работа братии, также ведёт к познанию Бога и способствует спасению. До того труд для монахов не был обязательным правилом, ну разве что для тех бедных братьев или отшельников, которые вынуждены были заниматься каким-либо рукоделием, чтобы не умереть с голодухи. Зато в народе образ толстого монаха – бездельника укоренился прочно. Настоящим и искренним подвижникам веры такое некрасивое явление было отвратительно.

Основанный св. Бенедиктом на горе Монте-Кассино монастырь стал образцом для подражания, и впоследствии все монастыри Западной Европы были устроены по его подобию. Работа на земле стала источником богатства монастырей и причиной расширения владений.

Но, как известно, любое благое начинание со временем тускнеет, обрастает исключениями и искажениями. Главный принцип Ордена Бенедиктинцев – “Ora et labora!” — «молись и работай!» был за несколько веков забыт, не говоря уже о бедности, удалении от мирских благ и нестяжании. Снова обленились и разжирели, чего уж там.

В 11 веке рыцарь из Шампани по имени Роберт, принявший монашество в 15 лет, долго скитался по обителям, нигде не находя идеала, одни лишь безобразия. В конце концов, вместе с двумя десятками единомышленников – братьев он основал обитель на севере Бургундии – Сито (отсюда название ордена Цистерцианцев). В монастыре были введены правила такие же простые и строгие, как Устав караульной службы, допустим. Аскеза торжествовала во всём. Спали монахи коротко, даже не раздеваясь, на молитву уходило около шести часов в день, остальное время – работа. Скудное питание и лохмотья вместо одежды, отказ от украшения интерьеров храмов, пышной архитектуры и драгоценной утвари.

Однако дело было в Бургундии! Цистерцианцы много работали, владели технологиями, землями и средствами. Стоит ли удивляться, что именно им мы обязаны вином под названием Бургундское! В те времена монастыри были ещё и очагами знаний и мысли, владельцами огромных библиотек. Достаточно перечитать «Имя розы» Умберто Эко или посмотреть фильм с блистательным Шоном Коннери в главной роли: действие романа развивается, между прочим, в монастыре Бенедектинцев!

Мой старый приятель, Владимир Иванович С., когда-то рассуждал, что такое положение вещей, мол, было бы неплохим для человечества в дальнейшем его не-развитии, но тут на сцену явились французские энциклопедисты со своей энциклопедией и сделали знание доступным широким массам трудящихся. Кому сказать спасибо за интернет и атомную бомбу? Скажите Дени Дидро и его подельникам.

Хотя, всё-таки, по мнению Андрея Портвейныча, знание, агрегированное в монастырях, по мере накопления стало бы бесполезным даже для монахов, будучи мало систематизированным и осмысленным. Что, собственно, исправили энциклопедисты со своим универсальным научным подходом, выпустив джина из бутылки.

Энциклопедия была не только безобидным справочником: это был манифест о роли торжествующего разума, но не религии в развитии человечества. Итог: Французская революция и море кровищи. Дальше – ещё больше.

Но наконец-то сейчас, в 21 веке все всё поняли и решили отмотать обратно! Наступает ЭРА НОВОЙ НЕГРАМОТНОСТИ! Финансовый аналитик с дипломом = средневековому гончару! Почему? Потому что они оба они – ремесленники. Владеют ремеслом, к знаниям в стороне от ремесла не стремятся, никак. Мыслить не желают, а зачем, собственно? Один когда-то на комедиантов таращился и бродячим менестрелям в харчевне подпевал, второй нынче в клубе (харчевне, да?) развлекается, по актуальным сайтам бродит, в сетях над собратьями глумится. Что дадут, то и сжуёт. Разницы – ноль. Оба для прогресса бесполезны. Остаётся только помозговать, кто же сейчас играет роль средневековых Клюни или Санкт-Галлена?

Цистерцианцы стали широко использовать водяные мельницы, экспериментировали с селекцией сортов винограда, привоями, приёмами агрономии, придумали систему «cru» и терруарные принципы. Слава цистерцианцев как виноделов росла благодаря знаниям и опыту, бургундскому, ликёру «Бенедиктин» и винам Эльзаса, где они также преуспели. Добрались братья и до Португалии.

Кинта de Ventozelo

В неких средневековых манускриптах написано, что цистерцианцы купили эту землю аж в 1288 году; разумеется, не просто так, а для возделывания винограда. Расположена кинта недалеко от Пиньяу, вверх по течению Доуру, напротив кинты Роэда Дома “Croft”.

Площадь впечатляет: около 600 га, кинта растянулась на 2 км вдоль реки – одна из самых больших в долине! C 16 века кинтой владели некие люди из Ламего. В 1826 границы кинты были окончательно определены. После 1958 года собственность перешла к Edmundo Alves Ferreira; в 1999 году довольно запущенное хозяйство было продано некой винодельческой группе из северной Испании, которая инвестировала значительные суммы для восстановления старых террас и посадок новых виноградников, в основном сорта Touriga National.

Примечательно, что кинта никогда не была аффилирована ни с кем из крупных и старых производителей портвейна, а лишь поставляла им виноматериал. На кинте сохранились старые террасы различных типов, винодельня с лагарами, а механизация как таковая и всякая хитрая автоматика отсутствует. Так уж повелось, что виноградари кинты придерживаются традиционных «чистых» технологий, хотя кинта не получала никаких «органических» сертификатов. Есть собственные подвалы, где зреет портвейн кинты.

Судя по информации, нынешние хозяева делают упор на  винах категории DOC: их ассортимент довольно широк, а некоторые получали хвалебные отзывы известных экспертов. Но не обойдён и портвейн Ventozelo. Винтажи декларировались в 1998, 1999, 2000, 2001-03, 2005 и, вроде бы в 2007. В крайне удачном 2011 – нет, причина этого непонятна, но скорее всего это решение новых хозяев, нацелившихся на другие рыночные ниши.

Нужно сказать, что винтажи кинты в рейтингах всегда получали весьма скромные оценки, но и стоят они недорого. Есть LBV 2007 года: хорош, встречаются в продаже и постарше. Очень неплохо удаются виноделам датированные тони 10 и 20 лет – на них стоит обратить внимание. Выпускаются симпатичные подарочные наборы с вином в декантере. В ассортименте нашлось место и добротному Ruby Reserva.

Кстати, орден цистерцианцев существует и поныне. Монастыри есть в Европе и США, общее число братьев Ордена чуть более полутора тысяч. В некоторых странах их называют белыми монахами, траппистами или бернардинцами, по имени аббата Бернарда Клервосского, стараниями которого Орден цистерцианцев достиг могущества ещё в 12 веке…