22 Июл
2012

Магеллан: точка невозврата

Мелки пошли людишки в наше время… Безопасность, комфорт и ещё раз безопасность – вот устремления нынешних двуногих. А ведь были времена, когда опасность искали… Опасность сопутствовала достижению славы и богатства.  В чести были доблесть, отвага, мужество и прочие неактуальные сейчас понятия.  Недавно закончил читать Стефана Цвейга «Подвиг Магеллана», зацепил меня один отрывок, цитирую: «Уже отплытие Колумба в безбрежный простор воспринимался его временем, да и всеми последующими временами, как беспримерно отважное деяние. Но даже этот подвиг, хотя бы по числу жертв, ему принесённых, нельзя приравнять к победе, которую Магеллан, ценою неслыханных лишений, одержал над стихией. Ведь Колумб со своими только что спущенными, заново оснащёнными, хорошо провиантированными судами в общей сложности пробыл в пути всего тридцать три дня, и ещё за неделю до того, как ступить на землю, носившийся на гребнях волн тростник, плывущие по воде стрволы неиданных деревьев и лесные птицы утвердили его в предположении, что вблизи находится какой-то материк. Экипаж Колумба состоит из здоровых, неутомлённых людей, корабли так обильно снабжены провиантом, что в крайнем случае он может, и не достигнув цели, вернуться на родину. Теперь перед ним расстилается неизвестность, но позади его – надёжное прибежище и пристанище: родина. Магеллан же устремляется в неведомое, и не из родной Европы, не с насиженного места плывёт он туда, а из чужой, суровой Патагонии. Его люди изнурены многими месяцами жестоких бедствий. Голод и лишения оставляют они позади себя, голод и лишения сопутствуют им, голод и лишения грозят им в будущем. Изношена их одежда, в клочья изодраны паруса, истёрты канаты. Месяцами они не видели ни одного нового лица, месяцами не видели женщин, вина, свежего мяса, свежего хлеба….  Так плывут эти корабли – двадцать дней, тридцать дней, сорок, пятьдесят, шестьдесят дней, и всё ещё не видно земли, всё ещё никаких признаков её приближения! И снова проходит неделя, за ней ещё одна и ещё – сто дней, срок, трижды более долгий чем тот, в который Колумб пересёк океан! Тысячи и тысячи пустых часов плывёт флотилия Магеллана среди беспредельной пустыни.»  Да, даже представить себе такой экстрим тяжело, не то что поучаствовать…   

Портвейн

 Обнаружил я в инете одно беленькое сухонькое в честь великого мореплавателя, делают его на родине Fernão de Magalhães – маленьком городишке Sabrosa, кстати на севере Португалии. Я подумал, неужели никто из портвейноделов не удосужился? Результат оказался неожиданным. Известно, что мореплаватель не оставил потомков – за три года путешествия умерла его жена Беатриса и оба маленьких сына. Может и к лучшему, что сам Фернан не вернулся домой… Ни братьев, ни племянников – даже герб передать не кому, а ведь это для дворянина архиважно. НО, собственно фамилия Magalhães в Португалии встречается, может быть это какая-то седьмая вода на киселе, или просто однофамильцы, дело то обычное. Так вот, некая семья Магелланов таки причастна к портвейноводству и ещё как!  Есть в долине Pinhao старая кинта, Quinta do Silval, которая ещёв 19 веке производила портвейны под собственным брендом. Часть виноградников этой кинты принадлежит соседней Quinta do Noval – легендарному хозяйству, производящему выдающиеся вина. В начале 1990-х ребята из Noval вовремя подсуетились и зарегистрировали бренд Silval на себя а теперь успешно производят портвейн под этим брендом, хотя собственно кинта им не принадлежит никак. В 1984 году инженер из Опорто Карлос Магеллан и его супруга Беатрис перебрались  на старую кинту Silval и занялись портвейноводством.  Крылась под этим жгучая идея: как оказалось, предок Карлоса владел этой кинтой ещё в начале 19 века. Новым владельцам пришлось обустраивать хозяйство, постройки, виноградники – всё было довольно запущено после предыдущих владельцев. Кинта то немаленькая – 60 га только виноградников класса «А», для производства правильного портвейна, а их потенциал оценивается от 500 до 2000 пип портвейна в год.  Дело пошло! Первые года кинта продавала свой виноград и молодые портвейны известным производителям для купажей, а впоследствии было налажено производство портвейна под  собственным именным брендом – «Magalhães». Первый, пробный винтаж был  был декларирован в 1985, но продажи начались с винтажа 2000 года, потом был  2003, 2006, 2007.  Для собственных портвейнов и столовых вин Карлос также покупает вино у мелких виноградарей – это обычное дело в долине Доуру, ведь мелкие хозяева не могут наладить собственно производство вин, выдержку, розлив, в конце концов организовать сбыт продукции,  выстроить цепочки продаж и экспорта, у них просто нет средств на это, да и не нужно.  Гораздо проще собранный виноград или молодое вино продать крупному соседу или старому, надёжному покупателю. Магелланы, кстати, неплохо экспортируют свою продукцию по всему миру – от Европейских стран до Бразилии с Австралией. Кроме винтажных, вроде бы производятся ординарные портвейны, руби Special Reserve и  тони, и LBV – несколько лет в нулевых.   Очень, очень хорош и перспективен винтаж 2007 года! Основой послужили сорта винограда Touriga Nacional и Touriga Franca. Конечно, полностью его потенциал раскроется не раньше 2018-20, но даже молодой портвейн уже теперь обладает выдающимися вкусовыми характеристиками (можно, можно пить, и с удовольствием), а приобрести его можно евро за 40-50, это совсем немного для такого вина. Автор портвейна – Тереза Пинто, штатный винодел хозяйства. На кинте построен прекрасный отель на 14 номеров, посмотрел я на booking.com – совсем недорого!  Даже бассейн есть, открытый. Кровати в номерах, по слухам, рассчитаны на несколь…  ну,  вообщем, очень, очень большие и крепкие. Это же гут, да?

P.S. Не всё о Магелланах и портвейне. Ещё один однофамилец нашёлся — António Magalhães. Этот парень – Главный витикультурист (то есть специалист по выращиванию виноградных лоз, который следует систематическим и научным методам) Тэйлора, Фонсеки и Крофта (!!!),. С 1984 по 1992 он работал у Баррош & Алмейда, а ныне тянет воз «главного агронома по винограду» во всех владениях Адриана Бриджа и отвечает в итоге за одни из самых лучших портвейнов мира! Выдающийся специалист, обладающий энциклопедическими познаниями.