14 Окт
2012
Опубликовано в: Он, родимый
От     Коментарии

Старые бочковые портвейны Kopke

Статистика говорит следующее: колейты и датированные тони Копке – это четверть мирового рынка и лидерство в США и Нидерландах, а вообще старые бочковые портвейны пользуются заслуженным авторитетом и постоянно растущим спросом по всему миру, их удельный объём в разы превышает таковой винтажных портвейнов. Не секрет и то, что многие старые тони и особенно колейты стоят дороже лучших винтажей ХХ века… Это в принципе более «демократичное» по сравнению с винтажами,  универсально подходящее к различным поводам и случаям «деликатное» десертное вино, его любят и мужчины, и женщины, уважают рестораторы: в отличие от винтажного портвейна отпитая бутылка простоит месяц-другой без потери качества вина, а в ресторанах это важный момент  экономически, ведь речь идёт о недешёвых винах.  Есть мнение, очень упрощённое и со многими исключениями, что старые бочковые портвейны лучше всего удаются Домам  с «не-британскими» корнями, таким как Копке, к примеру. Дело в том, что до 1975 на протяжении веков года большая часть портвейнов экспортировалась в бочках, а затем бутилировалась торговцами на месте – к примеру, в Великобритании.  Не было смысла выдерживать вино в бочках десятилетиями: быстрей разлил – быстрей продал. Англичане на протяжении веков занимались почти исключительно красными портвейнами с минимальным сроком бочковой выдержки (винтажами в том числе), доминируя  почти полностью в Соединённом Королевстве, а это был основной рынок, и не очень-то приветствовали чужаков. Прочие португальские и «полу-португальские» торговцы и виноделы всячески пытались на этот рынок влезть, но с другой стороны чувствовали себя вольготно в сегменте старых бочковых портвейнов. Рискну предположить, что первые старые тони пару столетий назад по воле случая получились из нереализованных в Англию остатков, продолжавших оставаться в малых по объёму бочках в самой Португалии на кинтах долины Доуру.  Бочковые портвейны любят в странах северной Европы, Канаде и США.  Андрею Портвейнычу кажется, что и для России они более уместны, чем остальные. По двум причинам, как минимум. Во первых, стилистически это очень «по-хорошему» согревающие напитки, отлично подходящие для зимнего застолья хоть на заснеженной даче, хоть у телевизора в квартире: под старый тони или колейту хорошо разговоры говорятся. Долго и задушевно. Во вторых, органолептически это очень богатые, «пышные» вина (от ароматов просто «дух захватывает»), что импонирует нашим славянским традиционным вкусам и воззрениям. Кстати, до 1917 года Российская Империя импортировала преимущественно белые портвейны, возможно и тони, а вот винтажные на столах верноподданных царя-батюшки (и на его столе в том числе) не прижились… По моему, Артемий Троицкий когда-то проводил такое соц. исследование на тему: а почему, собственно,  в СССР «Битлз» были очень популярны, а «Роллинги» — почти никак, хотя в Британии и других странах они шли по популярности рядом? Ответ прост и непрост одновременно: «Роллинг Стоунс» для нас оказались не мелодичны… Особенности славянского восприятия, вот так…

Датированные тони

Выпускаются 10, 20 30 и 40+ летний варианты, и хотя цифра для удобства обычных покупателей указывает на средний возраст винных лотов, использованных для купажа, это не только и не столько показатель возраста или «среднее арифметическое», а скорее цифровое обозначение стиля бочкового портвейна, как бы это не было сложно для понимания.  Для датированных тони с индикацией возраста правила, сформулированные Институтом портвейна, довольно размыты и неконкретны. Винный мастер, проводящий купажирование лотов (как первичное (т.н. «материнский купаж») так и финишное), довольно свободен в их выборе, но его цель из десятков разновозрастных вин составить купаж, отражающий как стиль портвейна определённого возраста, так и стиль самого производителя. Кто-то сравнил искусство мастера купажа с игрой на рояле: много клавиш с разными звуками по отдельности: а надо сыграть мелодию!  Стили  у различных почтенных Домов действительно отличаются (как мелодии же), это нечто неуловимое, но есть, дань традициям. Каково же должно быть мастерство, чтобы десятилетиями и даже столетиями этот стиль выдерживать! Искусство? Колдовство? Для Андрея Портвейныча это загадка. Впрочем, как и для всех: секреты этого ремесла не разглашаются… Правду говорят, что старые бочковые портвейны это не только вино, но и материальное воплощение культуры виноделия.

 Десятилетка на удивление хороша: у пробовавших сложилось впечатление, что объективно стоило бы присвоить ей число «15», настолько богатый и выдержанный букет имеет место быть. Ириски, сухофрукты, миндаль, апельсиновая цедра и много ванили, богатый и «тёплый» вкус. Советуют дать вину подышать немного, насытится кислородом, тогда оно раскроется полностью, уйдут спиритуозные ноты (есть немножко). Лучше всего подержать и поболтать в графине или декантере, можно и попроще: уже в бокале покрутить полминутки, этого достаточно для малого объёма.  Что касается 20 летнего тони, то это без сомнения шедевральный портвейн среди собратьев от других производителей. Очень мягкое и деликатное вино с букетом кураги, карамели, сушёных фиг, песочного печенья и долгим ореховым финишем.  И 30-, и 40- летний тони от Копке числятся в первых рядах лучших датированных тони. Беда в том, что по сравнению с 20 летним цены на старших собратьев возрастают непропорционально росту качеств вина. Так, если за 20 летний просят 50-60 Евро (0,75 л), то за сорокалетний от 150 Евро. Дороговато. Одно утешение (спасибо Копке), что в продаже есть версии по 0,375 л. Так что двадцатилетний «малыш» — воистину лучшая покупка. Подают датированные тони при температуре 12-14 градусов. Это десертные портвейны с богатой вкусовой гаммой, поэтому в пару к ним подойдут либо «сильные» (ядрёные по нашему) сыры, фуа-гра либо совсем уж лёгкие попутчики типа карамельных пирожных, сухофруктов или орешков, а можно наслаждаться вином и без ничего. Портвейн  в однажды откупоренной бутылке сохраняет свои качества несколько месяцев.  Ах да, чуть не забыл: у Копке  ещё есть датированные тони из белого винограда, причём полная линейка (пока только у них)!

Колейты

Если при производстве датированных тони мастер купажа обладает широкими возможностями подбора лотов разных лет и разных качеств, то в случае с колейтами «окно возможностей» значительно суживается  по причине того, что колейты – это вина одного урожая (года): само слово «Colheita» переводится как «урожай». Соответственно возрастают требования к качеству исходного виноматериала.  На бутылке вы обязательно найдёте две даты – год урожая и год бутилирования.  Вот что говорит Pedro Sá,  главный винолог Sogevinus Fine Wines, которые владеют не только Копке, но и выдающимися Домами  «Barros», «Burmester» и «Cálem»: «…для наших колейт важнейшим является качество винограда. Сбор урожая происходит вручную в наиболее подходящий момент, ягоды отделяются от гребней, давятся, затем мезга винифицируется в больших бочках – ватах при 28-30о при непрерывном перемешивании (помпа) до требуемой величины Боме, после чего добавляется акуарденте для остановки брожения. Мы используем сортовую смесь винограда с нашей кинты  São Luiz».  Колейты выдерживаются в бочках (как в маленьких пипах, так и в ёмкостях побольше) десятилетиями, минимальный срок для бутилирования —  7 лет от года сбора урожая. Нормальной практикой для старых колейт являются «доливки» акуарденте (ибо испаряется таки через поры бочки) и иногда – маленьких объёмов колейты же, но лота с другими органолептическими характеристиками, чтобы «освежить» вино. Самая старая колейта в подвалах Копке – 1890 года,  а в магазинах сейчас можно встретить  колейты урожая начиная с 30-х годов двадцатого века. Запасы в подвалах Копке велики…. Маркетологи отслеживают рынки сбыта, и розлив по бутылкам происходит «по потребностям», то есть можно встретить колейту например 1957 года, бутилированую и в 2009 и в 2011 годах. В сущности, это одно и то же вино. Будучи в бутылке, колейта готова к употреблению, но может без потери в качестве храниться десять и даже более лет. Постоянно ведутся споры – ухудшает ли она  свои качества при хранении или улучшает? Ответ неясен: многое зависит от стиля производителя, встречаются и те и другие случаи. Но всё-таки речь идёт о незначительных трансформациях. По мнению того же  Pedro Sá,  лучшие колейты Копке были рождены в 1997, 1994, 1989, 1986, 1976, 1974, 1965, 1957, 1952 и в 1944-47 годах. Очень хорош 1938 год. Но, господа, полтыщи евро минимум, за бутылку  0,750. Хотя представьте себе, когда собирался этот виноград. Сентябрь 1938 года: Мюнхенский сговор, Рейх  оккупирует Судетскую область в Чехословакии, в СССР продолжается Большой террор… Много ли для думающего человека 500 евро, чтобы прикоснуться к тем временам? И да: как и в случае с датированными тони, Копке разливает колейты в бутылочки 0,375: дешевле в два раза. Колейты – премиальные, дорогие вина, занимающие всего 1 % от производимого портвейна. Отсюда и цена. Молодые колейты (2012 минус 8 лет и 1990е в том числе) напоминают по стилю десятилетние тони и даже LBV – слишком мал бочковой стаж. Конечно, это портвейны безупречного качества, но всё-таки нам стоило бы обратить внимание на более старые варианты, невзирая на высокую цену.   Характерный для колейт букет – орехи, сухофрукты, дикий мёд, экзотические пряности, карамельные ноты. Полнотелые, богатые среднесладкие портвейны.